Артур Уэлсли Веллингтон

Умный сайт - Артур Уэлсли Веллингтон

Артур Уэлсли Веллингтон

     Сэр Артур Уэлсли, герцог Веллингтон, принадлежал к старинному дворянскому роду, известному также как Коллей, и только к концу XVIII века принявшему окончательную фамилию Уэлсли. Более правильно фамилия сэра Артура, дарованная ему со званием лорда, звучит как Уэллингтон, но мы будем придерживаться написания, принятого в русской военной истории.

При короле Генрихе VIII представители этого рода переселились из Англии в Ирландию. В 1728 году сэр Гаррет, оставшийся бездетным, признал своим наследником двоюродного брата Ричарда Коллея, и именно с него началась новая ветвь в истории рода. Так, в 1746 году Ричард Уэлсли (фамилия Коллей изменилась) стал ирландским пэром с титулом барона Морнингтона, а его сын в 1760 году был возведен в графское достоинство. Дети первого графа Морнингтона в истории Англии оставили заметный след. Старший сын, Ричард, назначенный в 1797 году генерал-губернатором Индии, сумел значительно расширить английские владения в этой стране за счет местных ранее независимых государств, с которыми он вел активные военные действия. В 1799 году ему был дарован титул маркиза. Оставив Индию в 1805 году, сэр Ричард получил назначение на новую должность, и с 1809 по 1812 год он был посланником в Испании. А с 1821 по 1834 год (с небольшим перерывом) он находился в Ирландии, занимая пост лорда-лейтенанта.

Средний брат, Генрих, служил по дипломатической части и находился в составе английского посольства во время миссии в Лилль. Затем он присоединился к старшему брату в Индии, став комиссаром в Мизоре и губернатором в Ауде. В дальнейшем назначался на должность посла в Мадриде, Вене и Париже.

Но самым известным стал третий сын первого графа Морнингтона Артур Уэлсли, родившийся в Дублине 30 апреля 1769 года. Свое образование Артур получил в элитной школе в Итоне, а затем окончил военную школу в Анжере (Франция).

В 1787 году началась его военная служба – он поступил в английские войска в чине прапорщика. В 1793 году Артур Уэлсли приобрел патент на штаб-офицерский чин (подполковника) в 33-м пехотном полку, с которым в 1794 году он участвовал в походе в Нидерланды. Начиная с 1790 и по 1796 год сэр Артур был членом ирландского парламента.

Судьба распорядилась так, что все три брата были связаны с Индией. В 1796 году полк Уэлсли, к тому времени уже полковника, был отправлен в Индию. Здесь в свободное время он изучает военную историю, присматривается к жизни и быту простых солдат, знакомится с политической историей Индии. Активные боевые действия Артур Уэлсли начинает вести с 1799 года, когда его брат, получивший должность генерал-губернатора, начал войну с султаном княжества Майсур Типпу-Саибом. Неофициально сэр Артур стал военным советником брата, а после гибели султана и присоединения Майсура к английским владениям он стал гражданским и военным губернатором этой территории. В 1803 году Уэлсли первый раз заявил о себе как о талантливом полководце во время экспедиции против маратхских племен. Он оставался в Индии до 1805 года, а затем вернулся в Англию, дослужившись к тому времени до чина генерал-майора.

В следующем году он был избран в палату общин, а в 1807 году занял должность статс-секретаря по делам Ирландии в министерстве Портланда. Но кабинетная работа не привлекала Артура Уэлсли, и уже через несколько месяцев он оставил пост, чтобы присоединиться к экспедиции против Дании. Экспедицией командовал лорд Каткарт, сам Артур Уэлсли стал участником переговоров о капитуляции Копенгагена.

В июле 1808 года он был отправлен в Португалию. Здесь, во главе отряда в 10 тысяч человек, и началась его слава полководца. Его экспедиция, которой суждено было сыграть такую важную роль, состояла из небольших сил, выделенных главной группировкой, которые предпринимали бесплодные атаки на реке Шельде. Эта экспедиция была снаряжена английским правительством главным образом в надежде спасти Португалию. Каслри, взявшийся за трудную задачу обоснования этой экспедиции, был поддержан Артуром Уэлсли, который заявил, что если португальская армия и ополчение будут усилены 20 тысячами британских солдат, то французам для захвата Португалии потребуется 100 тысяч человек – количество, которое Франция не сможет выделить, если Испания будет продолжать борьбу. Часть из этих сил Наполеону пришлось бы перебросить из Австрии, где в это время находился основной театр военных действий. С точки зрения оказания косвенной помощи Австрии экспедиция не оправдала возлагавшихся на нее надежд. Как заслон для прикрытия Португалии она тоже оказалась совершенно несостоятельной. Но как средство истощения сил Наполеона она совершенно оправдала себя.

Еще в 1808 году Артур Уэлсли высадился со своими войсками у Мендиго. После нескольких удачных сражений с французскими отрядами 21 августа он разбил при Вимейеро маршала Жюно, но после этого вынужден был уступить команду вновь прибывшему старшему генералу Беррарду и уехал в Англию.

В апреле 1809 года Уэлсли был назначен главнокомандующим объединенными англо-португальскими силами. В том же месяце он высадился в Лиссабоне с армией в 26 тысяч человек. Из-за испанского восстания и отчасти вследствие удара Д. Мура по Бургосу и его последующего отступления к Ла-Корунье французские войска оказались разбросанными по всему полуострову. Французский командующий Ней безуспешно пытался покорить Галисию в северо-западной части полуострова. Южнее войск Нея в северной части Португалии, в районе Опорто, действовал Сульт, армия которого была разбросана отдельными отрядами. В районе Мериды находился Виктор, прикрывавший подступы к Португалии с юга.

Используя благоприятные возможности места высадки и учитывая рассредоточение сил противника, Артур Уэлсли немедленно по прибытии в Испанию двинулся на север против Сульта. Хотя ему не удалось отрезать, как он рассчитывал, расположенные южнее отдельные отряды Сульта, он все же смог застать его врасплох. Прежде чем Сульт смог сосредоточить свои силы, английский командующий нарушил диспозицию его войск, переправившись через реку Дуэро в верхнем ее течении, и заставил Сульта отходить по трудному пути. В результате вынужденного отступления Сульта через горы его армия понесла значительные потери не столько от действий англичан, сколько от истощения.

После поражения Сульта войска Виктора, продолжавшие бездействовать в Мадриде, были переброшены для прикрытия прямых подступов к Мадриду. Месяц спустя туда решил двинуться и Артур Уэлсли. Двигаясь этим маршрутом, он подставил свои войска под удар, который могли нанести по нему все французские армии в Испании. Но он все-таки начал наступление, имея всего 23 тысячи человек. Его поддерживало такое же количество испанских войск под командованием Куэста.

В это время Виктор, совершив отход в сторону Мадрида, обеспечил себе поддержку двух других французских армий, находившихся в этом районе, увеличив численность французских войск до 100 тысяч человек.

Из-за нерешительных действий Куэста и возникших затруднений со снабжением своих войск Уэлсли не удалось втянуть Виктора в сражение. За это время Виктор был усилен подкреплениями из Мадрида, посланными Жозефом Бонапартом Артур Уэлсли начал отступление, но 27–28 июля, перейдя в контратаку, удачно выдержал натиск французов под Талавером, и, если бы Куэста не отказался его поддержать, он сам перешел бы в контрнаступление. Однако в это же время Сульт начал наседать на тылы англичан с запада. Будучи отрезанным от путей отхода на запад, Уэлсли все же избежал разгрома, так как сумел проскользнуть на юг за реку Тахо. Понеся большие потери, деморализованные и изнуренные отступлением, английские войска укрылись за португальской границей. Недостаток продовольствия помешал и французам организовать преследование войск Уэлсли на португальской территории. На этом закончилась кампания 1809 года, убедившая сэра Артура Уэлсли в слабости регулярных испанских войск.

В награду за свои усилия в Испании в кампанию 1809 года Уэлсли получил от Англии достоинство пэра под именем лорда Веллингтона (в дальнейшем так и будем именовать его), титулы барона Дуро и виконта Талаверы, а от португальского правительства – титул маркиза Вимейеры.

Однако победа при Талавере имела для союзников столь отрицательные стратегические последствия, что Веллингтону пришлось отступать, а британское правительство предоставило его усмотрению решение вопроса о дальнейшем пребывании английских войск на Пиренейском полуострове. «Я останусь здесь», – твердо ответил Веллингтон и продолжил борьбу.

До начала основной военной кампании Веллингтону была оказана поддержка со стороны регулярных испанских войск, действовавших в своем обычном стиле. Испанские войска были настолько сильно разгромлены и рассеяны в ходе зимней кампании, что французы, не встречая с их стороны никакого сопротивления, завладели новыми районами Испании и вторглись также в богатую южную провинцию Андалузию.

В это время Наполеон взял в свои руки руководство войной в Испании и к концу февраля 1810 года сосредоточил здесь почти 300 тысяч человек, предполагая в дальнейшем еще более увеличить численность войск. Более 65 тысяч из них было выделено в распоряжение Массена, с задачей вытеснить англичан из Португалии.

Веллингтон, включив в свою армию обученные англичанами португальские войска, довел ее численность до 50 тысяч человек.

Массена начал вторжение в Португалию с севера Испании, дав тем самым Веллингтону время и пространство для реализации его стратегических замыслов. Веллингтон препятствовал продвижению Массена, уничтожая продовольствие в районах, через которые продвигался Массена. 27–28 сентября 1810 году в кровопролитном сражении при Бузако Веллингтон сумел отбить все атаки Массена, но тот начал обход его позиции и тем самым вынудил Веллингтона поспешно отступить по направлению к Лиссабону. Затем Веллингтон отошел к укрепленной линии Торрес – Ведраса, что для Массена оказалось совершенно неожиданным.

Линия Торрес – Ведрас была построена поперек гористого полуострова между рекой Тахо и морским побережьем для прикрытия Лиссабона. Будучи не в состоянии прорвать эти линии, Массена около месяца стоял перед ними, пока голод не заставил его отойти на 50 километров к реке Тахо. Веллингтон не стал его преследовать или навязывать бой, а ограничился тем, что сковал армию Массена в небольшом районе, препятствуя снабжению его войск продовольствием.

Веллингтон продолжал придерживаться своего стратегического плана, несмотря на возможность изменения политики в Англии и прямую угрозу, созданную наступлением Сульта на юге через Бадахос с целью снять кольцо блокады, в котором находились войска Массена. Веллингтон противостоял всем попыткам Массена, который хотел заставить его наступать, но уже в марте сам вынужден был отойти. Когда остатки голодной армии Массена снова пересекли португальскую границу, он потерял 25 тысяч человек, из них только 2 тысячи человек в бою.

В дальнейшем Веллингтон оказывал воздействие на противника более угрозами, чем силой. В этих случаях французы были вынуждены направлять свои войска к угрожаемому пункту и тем самым давали испанским партизанам большую свободу действий в районах, оставленных французскими войсками.

Но действия Веллингтона этим не ограничивались. Следуя за отступающим к Саламанке Массена, он использовал часть своей армии для блокады пограничной крепости Алмеида на севере, одновременно направив Бересфорда осаждать Бадахос на юге. В результате армия Веллингтона лишилась подвижности и оказалась разделенной на две почти равные части.

В это время Массена, вновь собрав свою армию и получив небольшие подкрепления, поспешил на помощь осажденной Алмеиде. Под Фуэнте-де-Оноро Веллингтон был застигнут врасплох на невыгодных позициях, оказался в тяжелом положении и с трудом отбил атаку противника.

Бересфорд также снял осаду Бадахоса и выступил навстречу армии Сульта, спешившей на помощь осажденным. Он потерпел поражение при Альбуэре в результате плохой организации сражения, но положение было спасено, хотя и чрезмерно высокой ценой, благодаря умелым действиям войск.

Теперь Веллингтон вновь сосредоточил свои усилия на осаде Бадахоса, хотя и не имел в своем распоряжении осадных средств. Однако осаду пришлось снять, так как в южном направлении двигался на соединение с Сультом сменивший Массена Мармон. Оба французских полководца разработали план общего наступления на Веллингтона. Но между ними возникли разногласия. В это же время Сульт, встревоженный вспышкой новой партизанской войны в Андалузии, возвратился туда с частью своей армии, возложив командование оставшимися войсками на Мармона. Из-за чрезмерной осторожности Мармона военная кампания 1811 года постепенно затихла.

Ввиду ограниченности своих сил Веллингтон не мог их использовать так, как хотел бы, и хотя в абсолютном исчислении его потери были меньше потерь французов, относительно они были больше. Однако он выдержал натиск французов в наиболее критический период, а с сентября 1811 года лучшие из французских войск были отозваны из Испании для участия в походе против России. По сравнению с 1810 годом численность французских войск в Испании уменьшилась на 70 тысяч человек. Из оставшихся в Испании войск не менее 90 тысяч были разбросаны от Таррагона (на средиземноморском побережье) до Овьедо (на атлантическом побережье) для охраны коммуникаций с Францией от нападения партизан. Прежде чем сосредоточить свои силы против Португалии, Наполеон решил вначале полностью покорить Валенсию и Андалузию.

При наличии слабого сопротивления со стороны противника Веллингтон воспользовался свободой действий и, внезапно напав на Сьюдад-Родриго, штурмом захватил его. Отряд под командованием Гилла прикрывал в период штурма стратегический фланг и тыл Веллингтона. Мармон не смог ни помешать Гиллу, ни отбить крепость, поскольку его осадный парк также был захвачен. Он не смог также и последовать за Веллингтоном через лишенную продовольствия местность.

Воспользовавшись этим, Веллингтон проскользнул на юг и штурмом взял Бадахос, хотя у него было очень мало времени для подготовки штурма. В Бадахосе Веллингтон захватил понтонный парк. Уничтожив наведенный французами понтонный мост через реку Тахо в районе Алумараца, он добился определенного стратегического преимущества, поскольку теперь армии Мармона и Сульта были отрезаны друг от друга и могли переправиться через реку только по мосту в Толедо, на расстоянии около 500 километров от устья реки Саламанки.

Сульт был прочно привязан к Андалузии, поскольку ощущал острую необходимость в продовольствии и опасался испанских партизан. Это позволило Веллингтону сосредоточить две трети своих войск для наступления на Мармона в Саламанке. Но Мармон смог разгадать план Веллингтона и отошел к своим базам и источникам подкреплений. После этого Мармон перерезал коммуникации Веллингтона, не беспокоясь о своих коммуникациях, которых он фактически не имел.

Обе армии двигались параллельно, временами на удалении нескольких сотен метров друг от друга, стремясь уловить благоприятный момент для нанесения удара. 22 июля Мармон допустил слишком большой отрыв своего левого крыла от правого, чем не замедлил воспользоваться Веллингтон, нанеся быстрый удар по образовавшемуся флангу левого крыла. Французам было нанесено поражение до того, как к ним подоспело подкрепление.

Веллингтон, однако, не добился решающего разгрома французов в сражении при Саламанке, и его войска на Пиренейском полуострове были все еще значительно слабее французских. Преследование французов поставило бы войска Веллингтона в опасное положение, так как король Жозеф мог в любой момент выйти из Мадрида в тыл Веллингтону и перерезать его коммуникации. Поэтому Веллингтон решил двинуться на Мадрид, рассчитывая на моральное и политическое значение этого шага. Как только 12 августа 1812 года он вступил в столицу, король Жозеф позорно бежал. Но пребывание Веллингтона в Мадриде не могло продолжаться долго, если бы французы подтянули сюда свои войска, разбросанные по всей территории Испании.

Веллингтон без давления со стороны противника оставил Мадрид и направился к Бургосу, создав угрозу линиям коммуникаций с Францией. Но французская система питания за счет местных ресурсов лишила эту угрозу реального значения. Однако успехи Веллингтона в сражении в Саламанке и после него заставили французов отказаться от своих замыслов в Испании сосредоточить все свои силы против Веллингтона. Он сумел вовремя отступить и после соединения с Гиллом дать французам новое сражение при Саламанке, на местности, выбранной им самим. Затем он вновь отошел к Сьюдад-Родриго, тем самым закончив кампанию 1812 года в Испании.

Действия Веллингтона в этой кампании были отмечены вначале титулом графа, затем маркиза. Парламент дважды назначал ему в награду по 100 тысяч фунтов стерлингов, а испанские кортесы поднесли ему звание гранда, маркиза Торрес-Ведрасского и герцога Сьюдад-Родриго.

Несмотря на то что Веллингтон снова вернулся на португальскую границу, исход будущей кампании был уже решен, поскольку французы покинули большую часть захваченной территории Испании для того, чтобы сосредоточить свои войска против Веллингтона, и, оставив в покое испанских партизан, потеряли возможность уничтожить их силы.

В связи с поражением Наполеона в России из Испании было отозвано еще большее число французских войск. К началу новой кампании обстановка в Испании совершенно изменилась.

Веллингтон стал главнокомандующим не только английских и португальских, но и испанских войск.

Французы, более деморализованные непрерывной партизанской войной, чем военными поражениями, почти сразу были вынуждены отойти за реку Эбро и старались лишь удержать северную часть Испании. Но даже и такой задачи они не смогли выполнить из-за непрерывного давления партизан на их тыл со стороны Бискайского залива и Пиренейских гор. Это вынудило французов для организации отпора снять с фронта четыре дивизии из своих ограниченных сил.

Воспользовавшись этим, Веллингтон 21 июня 1813 года одержал блестящую победу под Витторией над королем Жозефом, за которую получил звание фельдмаршала британской армии, от испанских кортесов – поместья, а от принца-регента Португалии – титул герцога Витториа. Одержанная победа позволила Веллингтону начать постепенное продвижение к Пиренеям. Перейдя их в феврале 1814 года, он переправился через реку Адур, занял Бордо и, вытеснив Сульта с Торбской позиции, 10–12 апреля после боя овладел Тулузой.

Отречение Наполеона положило конец военным действиям. Английский принц-регент пожаловал Веллингтону орден Подвязки и титул герцога, а парламент поднес ему 400 тысяч фунтов стерлингов для покупки поместья.

После этого Веллингтон был послан в Париж чрезвычайным послом, а в феврале 1815 года выступил уполномоченным на Венском конгрессе.

После высадки Наполеона в Гренобле Веллингтон отправился в Брюссель и здесь принял главное командование над союзными английскими, ганноверскими, голландскими и брауншвейгскими войсками.

18 июня 1815 года, благодаря энергии и самообладанию, которое никогда не покидало «железного герцога», Веллингтон отразил, хотя и с большими потерями, отчаянные атаки французов при Ватерлоо и с прибытием прусских войск Блюхера одержал победу над Наполеоном. Совместно с Блюхером Веллингтон безостановочно преследовал французские войска до Парижа, в который вступил 5 июля.

За Ватерлоо Веллингтон был осыпан наградами. Ему было присвоено звание фельдмаршала русских, прусских, австрийских и нидерландских войск. Император Александр I наградил Веллингтона орденом Св. Георгия 1-й степени, король Нидерландов – титулом князя Ватерлооского, другие монархи – драгоценными подарками.

По союзническому договору 20 ноября 1815 года Веллингтону было вверено командование всеми союзными войсками, назначенными для оккупации Франции. На этом посту Веллингтон сохранил присущий ему бесстрастный образ действий и вообще воздерживался от вмешательства в политику. Тем не менее он воспротивился предложению Блюхера расстрелять Наполеона и в согласии с императором Александром I предотвратил расчленение Франции и продолжительную оккупацию ее территории, чего так добивались пруссаки. Несмотря на это, распоряжение Веллингтона о возврате на свои места захваченных французами во время наполеоновских войн произведений искусств вызвало против него в Париже такое недовольство, что на его жизнь было совершено несколько покушений. На Аахенском конгрессе 1818 года Веллингтон поднял вопрос о выводе оккупационных войск из Франции и содействовал благоприятному для нее разрешению вопроса о контрибуции.

В 1826 году Веллингтон возглавлял чрезвычайное посольство для поздравления императора Николая I с восшествием на престол. В следующем году он стал главнокомандующим британскими сухопутными силами.

В январе 1828 года Веллингтону было поручено составить министерство. По своим политическим убеждениям он принадлежал к крайним тори, и когда в 1830 году под влиянием свершившейся в Париже Июльской революции в Англии возникли стремления к реформе избирательного закона, Веллингтон как яркий противник этого билля должен был уступить власть вигам. Общественное мнение было так сильно возбуждено против Веллингтона, что лондонская чернь перебила стекла в его дворце. Однако такое отношение к нему продолжалось лишь короткое время. В дальнейшем он дважды (1834—1835 и 1841—1846) входил в состав министерства Биля. Его политическая карьера закончилась лишь в 1846 году.

С тех пор и до своей кончины в 1852 году, в звании главнокомандующего, он занимался лишь армией и довольствовался своей военной славой, которая и поныне составляет национальную гордость англичан. Еще при жизни Веллингтону было поставлено несколько памятников.


Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о Пасхе
Интересное про бабочек
Интересное о пиратах
Интересное о Китае
Александр III Македонский
Людвиг ван Бетховен
Передняя Азия и Ближний Восток
Семен Петлюра