«Боинг-747» взорван над Локерби

Умный сайт - «Боинг-747» взорван над Локерби
«Боинг-747» взорван над Локерби

     21 декабря 1988 года в аэропорту Хитроу совершил посадку «Боинг-727» авиакомпании «Пан Америкэн», доставивший 109 пассажиров из Франкфурта. Самолетом обслуживался первый отрезок рейса № 103 Франкфурт — Детройт. Пассажирам, купившим билеты до конечного пункта, предстояли две пересадки на другие лайнеры — в Лондоне и Нью-Йорке. Этот маршрут не очень удобен — только 49 человек летели из Германии в США. Большинство пассажиров — американские военнослужащие, получившие отпуск. Из Лондона в Новый Свет их взялся доставить «Боинг-747», названный «Девой морей». В экипаж входили опытнейший капитан Джеймс Брюс Маккверри, налетавший почти 11 тысяч часов, из них 4 тысячи — на «Боинге-747», а также второй пилот Реймонд Вагнер, бортинженер Джерри Аврит, 13 стюардесс и стюардов.

Багаж пассажиров, прибывших из Франкфурта и направлявшихся в Нью-Йорк, рабочие перевезли из «Боинга-727» в грузовой отсек «Девы морей». Формально рейс № 103 начался во Франкфурте, и прибывшая оттуда кладь повторно не досматривалась. В аэропорту Хитроу рентгеновскую проверку прошел только багаж, сданный в Лондоне.

Всего же на борту «Девы морей» оказалось примерно 30 т груза. Топливные баки огромного лайнера поглотили более 108 т авиакеросина.

В 17.45 началась посадка — всего оказалось 243 пассажира: граждане 21 страны и всех возрастов — от девятимесячного американского младенца до восьмидесятилетней жительницы Будапешта. Как часто бывает, из-за опоздания нескольких пассажиров рейс пришлось задержать у терминала.

В 18.25 четыре мощные турбины «Пратт энд Уиттни» подняли «Боинг-747» в английское небо.

Бизнесмен индийского происхождения Ясвант Сингх Басута прошел регистрацию на рейс № 103, но засиделся в баре и не услышал объявления о посадке. Улетевшие чемоданы, наверное, сильно испортили ему настроение, но вряд ли надолго.

В Центре УВД, расположенном на северо-западном побережье Шотландии, в Прествике, заканчивалась очередная смена, когдй в 18.58 на связь с «верхним» диспетчером Томом Фазером вышел второй пилот «Девы морей» Вагнер: «Добрый вечер, это Клипер сто три. Прошу разрешения на трансатлантический перелет. Предполагаем пересечь береговую черту в точке: широта пятьдесят четыре градуса северная, долгота десять градусов западная. Эшелон триста десять (тридцать одна тысяча футов. — И.М.), скорость восемьдесят четыре сотых М». Диспетчер передал экипажу «Боинга»: «Клипер сто три, вас понял. Разрешаю трансатлантический перелет из точки пятьдесят четыре градуса — десять градусов до Кеннеди».

Диспетчер Алан Топп, который слышал переговоры между вторым пилотом «Боинга» и Фазером, вдруг увидел на своем экране, как затухает отметка «Боинга». Через несколько секунд луч локатора снова высветил координаты самолета — 55 градусов 07 минут северной широты, 3 градуса 21 минута западной долготы, — но тут же световая точка на экране начала дробиться. Диспетчер понял, что произошло непоправимое.

Трагические события на борту «Девы морей» развивались стремительно. В 19.03 в багажном отсеке самолета произошел взрыв. Во внешней обшивке образовалась, дыра диаметром около 10 дюймов. Прежде чем пассажиры успели сообразить, что происходит, вышло из строя электрооборудование и салоны погрузились во мрак. Поперек фюзеляжа, перед левым крылом образовалась трещина. Под давлением встречного воздушного потока передняя часть фюзеляжа разлетелась на куски. Пассажиров с первых рядов бросило в бездну, некоторых вместе с креслами засосало в турбину крутившегося на полную мощность двигателя.

В пассажирских салонах на иллюминаторах мгновенно образовался лед. Дышать на такой высоте невозможно — не только из-за холода, но и из-за наступившей декомпрессии, и люди потеряли сознание. Один пассажир успел нащупать висевший на шее крестик и умер, так и держа его в руке; женщина крепко прижала к себе ребенка, — он остался в ее объятиях даже после падения с огромной высоты.

Сильный ветер снес развалившийся лайнер к востоку, и через 36 секунд после взрыва эта махина, включая четыре работающих на полную мощность, оглушительно ревущих авиационных двигателя, упала на городок Локерби, на юго-западе Шотландии.

Большая часть корпуса, с крыльями и основным топливным баком, упала возле квартала Шервуд-Кресчент, застроенного коттеджами. Сейсмическая станция, расположенная в 14 км от Локерби, зарегистрировала удар, эквивалентный 1,6 балла по шкале Рихтера. На месте взрыва топливных баков зиял кратер длиной 30 м и глубиной 3 м. Удар оказался настолько сильным, что полторы тысячи тонн земли взлетели в воздух и осыпались на автостраду A-74, перекрыв на ней движение. Два дома в Шервуд-Кресченте были уничтожены полностью, многие повреждены. (Позже 21 здание в квартале пришлось снести.) На автозаправочной станции одна за другой начали взрываться цистерны с бензином; огонь охватил склад шин, затягивая небо черным дымом. Одиннадцать жителей не смогли выбраться из бушующего моря огня и сгорели заживо.

В Локерби вышли из строя почти все коммуникации — электричество, газ, водопровод, телефонные линии.

Двадцатиметровый фрагмент хвостовой части лайнера рухнул на квартал Роузбанк-Кресчент. Там, где еще несколько секунд назад стояло несколько коттеджей, полыхал пожар.

Кабина пилота вместе с частью фюзеляжа упала на овечий выгон возле церкви в местечке Тундергарт, километрах в четырех от Локерби. В этот момент совсем рядом работали на своей ферме Кейт Андерсен и ее муж. Оправившись от шока, Кейт вошла внутрь лежавшей на боку секции «Боинга». Она сразу увидела мертвую стюардессу, застывшую в неестественной позе. Обломки пилотской кабины и салона первого класса были перемешаны с кусками человеческих тел. Бомба, заложенная в передний грузовой отсек, не пощадила никого.

В саду Эллы Рамсден спасатели обнаружили около семидесяти трупов, — главным образом это студенты университета в Сиракузах, возвращавшиеся в США из экскурсионной поездки по Европе. Еще шестьдесят тел военные медики нашли на поле для гольфа; их еще удалось идентифицировать. Пассажиры, сидевшие в салонах первого класса и бизнес-класса, оказались буквально разорванными на клочки. Несколько дней военные и полиция собирали останки и складывали в коричневые полиэтиленовые пакеты с надписью «Неустановленная часть тела».

В мэрию привозили трупы, там же их готовили к погребению. Но погибших оказалось так много, что под морг пришлось приспособить хоккейную площадку с искусственным льдом — единственное место Локерби, где можно держать в холоде столько трупов.

Любопытно, что через десять лет после катастрофы участвовавший в расследовании патологоанатом заявил, что у двух пассажиров оказались тяжелые, но не смертельные повреждения. Вероятно, они умерли уже на земле от переохлаждения — их тела обнаружили в лесу лишь четыре дня спустя.

Обломки самолета, раздавленные чемоданы, бутылки, монеты, сиденья валялись по всему городу. Трупы лежали в скверах и на пастбищах, в палисадниках и на мостовых, у телефонных будок, на крышах. Чудом удалось избежать еще большей трагедии — ведь всего в 16 километрах от Локерби находится атомная станция Чепелкросс; в ее четырех реакторах обогащают плутоний для производства атомного оружия.

Жители Локерби действовали в ту кошмарную ночь с удивительной самоотверженностью. Шотландские пожарные всего за семь часов справились с огнем, хотя воду пришлось возить в молочных цистернах.

В отделение полиции графства уже ночью прибыло подкрепление. Обычно в районе Локерби работают четверо полицейских, но в четверг утром здесь собрались более тысячи сотрудников полиции; им помогали солдаты, пожарные и добровольцы.

В Локерби побывали премьер-министр Маргарет Тэтчер, посол США в Соединенном Королевстве Чарлз Прайс, член королевской семьи принц Эндрю (его посещение места трагедии острые на язык журналисты окрестили «второй катастрофой в Локерби») и десятки политиков. Эти визиты не только мешали работе спасателей, но и отвлекали часть сил армии и полиции для личной охраны высоких персон.

Пользуясь суматохой первых дней и просчетами в деятельности полиции, мародеры рыскали по Локерби в поисках добычи. Некоторых удалось арестовать (суд графства Дамфрайз, к примеру, вынес тридцать приговоров по делам, связанным с похищением вещественных доказательств с места авиационной катастрофы), но большинство негодяев ускользнули.

В 1988 году Рождество в Локерби не праздновали. Город и его окрестности стали ареной самой масштабной за всю историю английской гражданской авиации поисковой операции, которая когда-либо проводилась на территории Британских островов. Армейские вертолеты «Чинук» и «Линкс» облетывали холмы и пастбища Шотландии в надежде обнаружить останки «Боинга» и тела пассажиров. В 60 км от Локерби были найдены рождественские открытки, — «Клипер» спешил доставить их в Америку. Развернувшись в цепь, солдаты прочесывали местность в поисках мельчайших обломков. Обследовали даже дно всех окрестных водоемов. Эта кропотливая работа была прервана только 25 декабря: была проведена короткая траурная церемония, и преданы земле останки одиннадцати жителей Локерби, погибших во время катастрофы.

Менее чем за неделю поисковые команды «обработали» территории 2190 кв. км. Куски обшивки самолета, страницы книг и другие легкие предметы находили за 130 км от Локерби. Двое подростков обнаружили возле тундергартской церкви оба «черных ящика» — большая удача.

О гибели «Боинга» в отделе расследования авиакатастроф узнали через 37 минут; в ту же ночь на место прибыли первые эксперты. Через неделю было официально заявлено: причиной разрушения «Боинга-747», выполнявшего рейс Лондон — Нью-Йорк, стал взрыв мощной бомбы.

Все найденные фрагменты самолета (около четырех миллионов), от самых крупных до самых мелких, поступали в Центральный арсенал Вооруженных сил в Лонгтауне. Здесь данные обрабатывали на компьютере, опознанные части раскладывали на полу ангара. Изучение «черных ящиков» показало: в 19.02 прекратились все записи. Упавшая у Тундергарта кабина пилотов почти не пострадала — приборная доска сохранилась практически полностью.

На обломках специалисты обнаружили следы пластиковой взрывчатки. Каким образом она попала на борт «Девы морей»? Решили с максимальной точностью реконструировать часть фюзеляжа длиной около 20 м. Фрагменты самолета перевезли в штаб-квартиру Вооруженных сил в Фарнборо. Там их крепили к стальному каркасу размером с лайнер. Вскоре выяснилось, что взрыв произошел с левой стороны багажного отсека, где размещались две грузовые платформы и двенадцать контейнеров — девять из алюминия и три из фиброволокна. На двух фрагментах контейнеров нашли следы взрыва: на алюминиевом, на месте 14L (четвертое спереди, на левой стороне), и на расположенном за ним плексигласовом. Анализ показал, что взрыв произошел в алюминиевом контейнере. По документам в нем были чемоданы и сумки, загруженные в самолет еще в аэропорту Франкфурта.

Через несколько недель специалисты военного Королевского центра по исследованию и развитию вооружений (RARDE) завершили хроматографический анализ десятков тысяч фрагментов багажа в поисках мельчайших доз взрывчатки. Эксперты нашли на нескольких клочках одежды и остатках чемодана следы RDX (гексогена) и PETN. Эти вещества входят в состав чешской пластиковой взрывчатки «Семтекс-Н». В куске взорвавшегося контейнера найдены части радиомагнитолы «Тошиба». В результате следователи пришли к выводу: «самодельное взрывное устройство» было встроено в радиомагнитолу, лежавшую в коричневом чемодане марки «самсонит».

Следственные эксперименты показали: взорвалось от 200 до 300 граммов взрывчатки «Семтекс», лежавшей внизу контейнера, у стенки. Трудно найти более уязвимую точку: взрыв произошел между кабиной пилота и местом соединения крыла с фюзеляжем, в двух футах от обшивки и в непосредственной близости от основных электрокоммуникаций лайнера.

Отчет экспертов представлен, в июле 1990 года, через полтора года после катастрофы. Но оставался открытым вопрос, кто виновен в убийстве 270 человек? Началась самая грандиозная работа в истории криминалистики: предстояло изучить 15 тысяч свидетельских показаний в более чем 20 странах, 35 тысяч фотографий и 180 тысяч вещественных доказательств. Скотлэнд-Ярду помогали несколько десятков сотрудников ФБР и Федеральной уголовной службы ФРГ (ФУС).

Следствие двигалось по двум направлениям. Спецслужбы пытались определить страну или организацию, которая могла стоять за террористами, взорвавшими лайнер «Пан Ам», а полицейские тщательно изучали систему безопасности авиакомпании. Пока единственная зацепка, которая могла вывести их на след преступников, — тип взрывчатки. Деле в том, что «Семтекс» производился только в Чехословакии и не имел себе равных по мощности, компактности и удобству в обращении. Это секретное оружие Варшавского блока применялось исключительно диверсионными спецподразделениями. Официальные лица Чехословакии не отрицали, что некоторое количество «Семтекса» могло обходными путями попасть в страны «социалистической ориентации», вроде Ливии или Северной Кореи, но категорически отвергали возможность, что взрывчатка продавалась каким-либо террористическим или сепаратистским группировкам.

Спецслужбы Великобритании и Соединенных Штатов начали разрабатывать «ближневосточный след». В числе главных подозреваемых оказался Иран, чей пассажирский самолет недавно был сбит ракетой, выпущенной с борта крейсера «Винсеннес». Духовный лидер Ирана аятолла Хомейни пригрозил в ответ уничтожить американский авиалайнер.

В поле зрения спецслужб попали и другие арабские государства и экстремистские организации, в частности Народный фронт освобождения Палестины (НФОП), совершивший несколько диверсий и терактов против израильских и американских войск в Ливане; штаб-квартира НФОП размещалась в Западной Германии.

С начала 1988 года полиция ФРГ вела слежку за ее лидерами. Собрав доказательства их преступной деятельности, немецкие спецслужбы 26 октября провели удачную операцию по задержанию руководителей НФОП. В ходе операции было тщательно обыскано 12 квартир, арестовано 16 человек, изъят целый арсенал оружия. В машине террористов внимание полицейских привлекла с виду обычная радиомагнитола «Тошиба»; позже выяснилось, что в нее вмонтирована бомба, начиненная 300 г «Семтекса». Устройство имело два взрывателя; основной, барометрического типа, реагировал на изменения атмосферного давления и взрывался на определенной, заранее установленной высоте над уровнем моря. Бомба была хорошо замаскирована: приемник работал, а взрывчатку не высвечивал даже рентген. Для обезвреживания подобных механизмов многие аэропорты оснащены барокамерами, куда багаж помещается перед погрузкой в самолет. Однако бомба, изъятая у НФОП, имела дополнительный часовой механизм, который ставил барометрический взрыватель на боевой взвод только после того, как устройство проходило через барокамеру.

Среди арестованных немецкой полицией оказался иорданец Мустафа Кадара, искусный изготовитель бомб: в 1970 и 1972 годах три пассажирских самолета, летевшие из Израиля или в Израиль, были уничтожены или повреждены взрывами, виновником которых западные спецслужбы считали Кадару. Именно Кадара изготовил несколько бомб и некоторые из них встроил в «Тошибу».

В ноябре 1988 года бомба, замаскированная под радиомагнитолу, продемонстрирована на международной конференции по вопросам обеспечения безопасности полетов гражданских воздушных судов. Фотографии «Тошибы» разослали во все авиакомпании. В аэропорту Хитроу служба безопасности прошла целый курс по обнаружению в багаже и ручной клади пассажиров взрывных устройств, встроенных в бытовые приборы.

В мае 1989 года шведская полиция арестовала уроженца Египта и агента НФОП-ГК Мохаммеда Абу Тальба по подозрению в многочисленных терактах в Швеции, Дании и Нидерландах. В квартире египтянина на столе нашли календарь, в котором обведена дата 21 декабря 1988 года — день катастрофы над Локерби.

На совещании в Меккенгейме в сентябре 1989 года немецкие и шведские следователи утверждали: Абу Тальб поддерживал тесные контакты с лидерами группы НФОП-ГК. Значит, за Локерби ответственна эта организация? Но каковы мотивы террористов? На этот вопрос следователи отвечали: деньги и месть.

Однако у немецких, британских и американских специалистов оставались сомнения: устройство, взорвавшее 21 декабря 1988 года самолет над Локерби, хотя и размещалось, по мнению следователей, в радиомагнитоле «Тошиба» и содержало такое же количество «Семтекса», как и другие известные следствию бомбы НФОП, все-таки действовало по иной схеме. А сам Абу Тальб, осужденный в Швеции на пожизненное заключение, категорически отрицал причастность к взрыву, хотя в других преступных деяниях охотно признался. Следствие зашло в тупик.

Осенью 1989 года эксперты Королевского центра по исследованию и развитию вооружений в Форт-Хелстеде обратили внимание на осколок радиоплаты размером с почтовую марку. Томас Хейз, следователь центра, предположил, что перед ним деталь часового механизма. Но ни к одной из конфискованных у НФОП бомб исследуемый фрагмент не подходил. Кто же сконструировал взрыватель?

Выяснилось, что подобная радиоплата использовалась в часовом механизме, найденном при обыске у двух террористов в феврале 1988 года в Сенегале. Следователи установили, что эти террористы работали в том числе на ливийскую секретную службу. Именно в ливийскую столицу Триполи вели следы еще одной авиакатастрофы: 19 сентября 1989 года над Африкой взорвался «Дуглас DC-10» французской авиакомпании UTA Погибли 170 человек. Французский Иностранный легион во время конфликта Ливии с Чадом воевал против ливийцев, и поэтому подозрение сразу пало на режим Муамара Каддафи.

Летом 1991 года американцы отыскали главного свидетеля теракта. Абдель Мадшид Джиах, бывший агент ливийских спецслужб, обвинил в диверсии над Локерби двух своих коллег.

14 ноября 1991 года представители ФБР и Скотлэнд-Ярда сообщили журналистам, что бомбу в лайнер «Пан Ам» подложили два ливийских агента, ныне находящиеся на территории Ливии. Джиаха назвал их имена — Абдель Басит аль-Меграхи и Амин Халифа Фимах. Ливийские власти приказали им устроить диверсию, чтобы отомстить за американскую бомбардировку городов Триполи и Бенгази в 1986 году.

Ливия долгое время отвергала эти обвинения и под любым предлогом отказывалась выдать подозреваемых. И тогда ООН по требовании США и Великобритании приняла ряд резолюций: прекращение воздушного сообщения с Триполи; арест ливийского имущества за границей; запрет экспорта самолетов и нефтяного оборудования в эту страну.

Но только через несколько лет, а именно 5 апреля 1999 года Ливия выдала международному суду Меграхи и Фимаха.

В 2001 году суд доказал, что самолет взорвал ливийский гражданин Абдель Басит Аль-Меграхи, и приговорил его к пожизненному заключению; Фимах был оправдан.

В августе 2002 года правительство Ливии признало свою ответственность (редчайший случай) за катастрофу над Локерби и пообещало выплатить компенсацию семьям погибших пассажиров и членов экипажа.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про буквы
Интересное про русскую баню
Интересное о Японии
Интересное про пирокинез
Виктор Глушков
Чингисхан
Александр Маринеско
Анна Ахматова