Фицрой и Дарвин

Умный сайт - Фицрой и Дарвин

Фицрой и Дарвин

     Большую роль в исследовании Патагонии и Огненной Земли сыграла вторая кругосветная экспедиция на «Бигле» под командованием Фицроя благодаря участию в ней Дарвина.

Первоочередным заданием кругосветной экспедиции на «Бигле» было уточнение результатов работы, проделанной экспедицией Кинга, и продолжение описи берегов Южной Америки. Фактически нужно было завершить съемку Патагонии примерно от 13° южной широты до Магелланова пролива, тихоокеанских берегов материка от пролива до 12° южной широты, архипелагов Фолклендского, Огненной Земли и Чилийского.

Другая задача, поставленная перед экспедицией на «Бигле», имела очень большое научное значение: произвести хронометрические измерения в последовательном по широте ряде пунктов вокруг Земли, чтобы точно определить меридианы этих пунктов. Именно для этого «Бигль» под командой Фицроя и должен был совершить кругосветное плавание.

Английские хронометрические экспедиции, снаряжавшиеся после наполеоновских войн в те моря, которые еще не были достаточно освоены торговым флотом, в действительности преследовали не «чисто научные цели», а подготовляли военную и торговую экспансию Англии.

А для этого в первую очередь нужно было проверить старые морские карты берегов Южной Америки и составить новые, более точные, основанные на ряде хронометрических определений долгот. Таким образом, оба задания, полученные командиром «Бигля» для экспедиции, — гидрографическое и «высоконаучное» — были взаимно связаны.

Фицрой интересовался естественной историей и поэтому пригласил участвовать в новой экспедиции только что окончившего Кембриджский университет двадцатидвухлетнего натуралиста Чарлза Роберта Дарвина, который был определен в эту экспедицию сверх штата. В 1831 году никто не подозревал, что именно благодаря его участию экспедиция на «Бигле» войдет в историю мировой науки как одно из наиболее значительных научных предприятий XIX века.

Находясь в Атлантическом океане до зимы 1834 года, офицеры «Бигля» произвели новые съемки Ла-Платы, заливов Вайя-Бланка, Сан-Матиас, Сан-Хорхе и Баия-Гранде. Дарвин за это время совершал экскурсии, изучая природу Уругвая, нижней Параны, Аргентинской Пампы и северо-восточной Патагонии.

В середине апреля 1834 года «Бигль» стал на якорь в устье Санта-Крус, и Фицрой решил продолжить исследование, начатое Стоксом. Вверх по реке он повел (18 апреля) три шлюпки с командой в 25 человек, считая, что с таким отрядом можно отбить даже большой отряд патагонских индейцев, которые не имели оснований дружественно относиться к европейцам. Выше того места, куда доходил прилив и где вода стала пресной, река неизменно имела в ширину примерно 300–400 метров, глубина ее достигала 5 метров. «Вода чисто голубого цвета, но с легким молочным оттенком». Моряков поразило ее быстрое для равнинной реки течение: скорость его была от 7 до 10 километров в час, и против течения нельзя было идти ни на веслах, ни под парусами. Фицрой распорядился связать шлюпки нос с кормой, оставил на каждой двух матросов, а все остальные, не исключая и самого капитана, превратились в бурлаков и тянули на бечеве шлюпки в две смены, по полтора часа каждая. В сумерки останавливались на ночлег на первом же ровном месте, где росли кусты. Топливом служил хворост.

Путешественники, поднимаясь вверх по реке, проходили в день с большими усилиями 20–30 километров. 5 мая, когда они находились, по их расчету, довольно точному, примерно в 260 километрах от Атлантического океана и в 110 километрах от Тихого океана, а впереди отчетливо видна была снежная цепь Патагонских Анд, они повернули обратно. Теперь шлюпки мчались вниз по течению, проходя более 20 километров в час. Через три дня они были в устье Санта-Крус. «Все, кроме меня, — говорит Дарвин, — имели основание быть недовольными; но мне экспедиция принесла знакомство с интереснейшим разрезом великой третичной формации Патагонии». Эта трехнедельная экскурсия по небольшой реке дала великому натуралисту нужный ему дополнительный и очень важный материал для геологического обобщения о строении Патагонского ступенчатого плато.

В первый раз Огненной Земли «Бигль» достиг 16 декабря 1832 года и оставался там почти до 25 февраля 1833 года, то есть провел там лето южного полушария; вторично он находился у Огненной Земли 2 февраля — 5 марта 1834 года. Дарвин описал быт и обычаи огнеземельцев.

22 декабря «Бигль» в ясный и светлый день обогнул мыс Горн. Но ночью поднялся сильный встречный ветер, а когда на следующий день «Бигль» снова подошел к Горну, мыс был:

«…в его настоящем виде… окутан дымкой, а вокруг его смутных очертаний бушевали ветер и вода. Большие черные тучи, клубясь, носились по небу, а шквалы дождя и града налетали на нас так неистово, что капитан решил укрыться в бухте Вигвамов… неподалеку от мыса Горн».

«Страна представляет собой хаотическое нагромождение диких скал, высоких гор и бесполезных лесов, и все это видно лишь сквозь туманы да бесконечные бури. Обитаемы только прибрежные скалы; в поисках пищи огнеземельцы вынуждены беспрестанно кочевать с места на место, а берег до того крут, что передвигаться они могут только на своих убогих челноках».

«Ночью эти люди, голые и едва защищенные от ветра и дождя здешнего бурного климата, спят по пяти, по шести часов на сырой земле… Как только наступит отлив… они должны подниматься, чтобы набрать моллюсков на камнях… Если убьют тюленя или найдут в море гниющий труп кита, то это уже праздник…»

19 января четыре шлюпки — 28 человек под командой Фицроя — вошли в пролив Бигль и, продвигаясь на запад, через день вступили в район, населенный яганами.

«Вряд ли кто-нибудь из здешних туземцев видел когда-либо белого человека, и едва ли что-нибудь могло сравниться с их изумлением при появлении четырех шлюпок. На каждом возвышении вспыхнули огни (отсюда и название Огненной Земли) — как для привлечения нашего внимания, так и для распространения повсюду новости о нашем появлении».

28 января Фицрой на двух шлюпках вместе с Дарвином отправился картографировать западный участок пролива Бигль — вдоль северного берега острова Осте. К удивлению англичан, день был очень жаркий, видимость отличная.

«…При такой прекрасной погоде вид с середины канала Бигль был особенно чудесным. Куда ни глянь — вперед ли, назад ли, — ничто не заслоняло от нас двух точек на горизонте, где этот длинный, проходящий между гор канал терялся из виду. То, что канал представляет собой морской рукав, подтверждала встреча с несколькими громадными китами».

Через день шлюпки подошли к тому месту, где пролив разветвлялся на два рукава, и 30 января вошли в северный рукав, продолжая двигаться на запад. Здесь, вдоль берега главного острова Огненной Земли, круто поднимались высокие горы, «одетые обширным покровом вечных снегов», с вершиной 2350 метров (пик Дарвин). Новооткрытый северный рукав пролива Бигль Фицрой назвал проливом Дарвина, о чем тот нигде в своей книге не упоминает.

Продолжая исследование северного рукава пролива Бигль, моряки открыли у его западного выхода группу небольших пустынных островов и, пройдя между ними, достигли острова Стюарт, за которым простирался открытый океан. Обратный путь к месту стоянки корабля «Бигль» они проделали через южный рукав, затем через пролив Понсонби и залив Нассау, то есть обогнули с юга остров Наварино. Погода была скверная, море бурное, шлюпки тяжело нагружены, и этот переход был очень опасен. 7 февраля Фицрой и его спутники вернулись на «Бигль», пройдя в обоих направлениях в открытых шлюпках около 550 километров и значительно расширив сведения о южной части архипелага Огненная Земля.

В 1832–1835 годы «Бигль» крейсировал в южноамериканских водах и 20 октября 1835 года, покинув Галапагосские острова, отправился к берегам Новой Зеландии и Австралии. Через архипелаг Туамоту Фицрой прошел к Таити, а оттуда проследовал к Северному острову Новой Зеландии. 30 декабря 1835 года «Бигль» прибыл в Сидней, откуда спустя месяц направился к берегам Тасмании и Южной Австралии. 2 октября 1836 года экспедиция возвратилась в Англию.

Фицрой сделал в Океании весьма скромные открытия: ему удалось лишь впервые положить на карту два небольших атолла (Таиаро и Кауэхи) в архипелаге Туамоту. Но огромное значение имели работы, проведенные в ходе транстихоокеанского плавания Дарвином.

Дарвин предположил, что рост коралловых островов происходит в процессе постепенного опускания вулканических островов.

«…Атоллы, — писал он, — приблизительные контуры карты погрузившихся островов, над которыми они стоят».

Поскольку коралловые сооружения быстро растут на внешнем крае, Дарвин пришел к заключению, что сперва возникает барьерный риф, отделенный от вулканического острова лагуной, а затем при дальнейшем и полном погружении острова на его месте остается лагуна, окаймленная атоллом, причем лагуна постепенно заполняется продуктами разрушения окружающих рифов.

Книга «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле „Бигль"» — путевые записки Дарвина, вышедшая в свет в 1839 году, многократно переиздавалась и на родине великого ученого, и за ее пределами. На ней воспитывались поколения географов и естествоиспытателей, и главы ее, посвященные Океании и Австралии, вошли в золотой фонд научной литературы, посвященной этой части света. В истории геологических наук очень важной вехой явился труд Дарвина «Строение и распределение коралловых рифов», основанный главным образом на океанийских наблюдениях автора и капитала Фицроя.


Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о деликатесах
Интересное о деньгах
Интересное о законах
Интересное про таможню
Абу-Симбел
Собор в Наумбурге
Тайна Египетских иероглифов
Ганс Гольбейн Младший