Финикийцы или Васко да Гама?

Умный сайт - Финикийцы или Васко да Гама?
Финикийцы или Васко да Гама?

     Несмотря на всё величие подвига Васко да Гамы, который первым из европейцев совершил путешествие вокруг Африки, весьма вероятно, что задолго до него это сделали финикийцы.

Греческий историк Геродот около 440 г. до н. э. поведал историю о финикийских мореплавателях, состоявших на службе у фараона Нехо (610–595 гг. до н. э.), которые совершили плавание вокруг Африки и «доказали, что она со всех сторон омывается морем за исключением места соединения с Азией».

Родина финикийцев — несколько островов и тонкая полоска суши на побережье Ливана — располагала скудными природными ресурсами. В горных районах материковой суши росли кедры, дававшие ценную древесину, побережье было покрыто песком с высоким содержанием кремния, а море изобиловало раковинами-пурпурницами рода Murex. Из этих раковин финикийцы добывали краску для тканей, из песка они отливали стекло, а из строевого леса сооружали корабли, переправлявшие их товары в соседние города. Их родные города Тир и Сидон стали центрами торговой империи с «филиалами» по всему Средиземноморью.

К VII в. до н. э. финикийцы значительно расширили границы своих владений и построили торговую колонию на побережье северной Африки на территории современного Туниса. Из этой колонии вырос мощный город Карфаген — величайший и наиболее опасный соперник Рима в раннюю эпоху его владычества. Тем временем финикийские торговцы начали исследовать атлантическое побережье Испании и Северо-западной Африки. Их любознательности, казалось, не было предела.

Именно к финикийским мореплавателям обратился фараон Нехо, пожелавший совершить «путешествие с открытиями» вокруг Африки около 600 г. до н. э. Согласно Геродоту, финикийский флот поплыл на юг от Персидского залива; затем повернул на запад, обогнул Африку и вернулся домой в Средиземноморье через Геркулесовы столбы. Этот поход продолжался более двух лет, причём по пути финикийцы дважды высаживались на сушу, чтобы посеять зерно и собрать урожай. На третий год они вернулись в Египет и представили свой отчёт фараону.

По крайней мере, так утверждал Геродот. К сожалению, Геродот мог и привирать. Однако, несмотря на свою репутацию выдумщика, Геродоту не раз удавалось удивить скептиков. К примеру, его описание кочевых женщин-воительниц из южных областей теперешней России сенсационным образом подтвердилось благодаря недавним археологическим находкам.

А доказательства плавания финикийцев вокруг Африки содержатся в самом рассказе Геродота. Там есть одна подробность, которую он сам отбрасывает как совершенно невероятную: «По утверждению этих людей (финикийцев), которому я сам не верю, хотя другие могут и поверить, когда они плыли на запад, огибая южную оконечность Ливии, солнце находилось справа — к северу от них».

Геродот был хорошим географом, но он не имел представления о более широкой картине мира. Судя по всему, он не знал, что Земля имеет форму шара, или, если и знал, не сумел оценить важность этого открытия для географии. Поэтому финикийские мореплаватели явно «сочиняли», когда утверждали, что видели солнце к северу от них во время плавания вокруг Африки.

Забавно, но именно эта подробность, оставленная без внимания Геродотом, подтверждает всю историю. Для того чтобы достичь мыса Доброй Надежды, финикийцы должны были пересечь экватор, где солнце находится прямо над головой. Если путешествовать на запад по другую сторону экватора в южном полушарии, то солнце находится справа, на севере от наблюдателя. Если финикийцы достигли мыса Доброй Надежды (а судя по всему, это так), то как быть со второй половиной их путешествия? Вот что говорит Рис Карпентер, профессор античной археологии в колледже Брин-Моур (штат Пенсильвания, США), специалист по древним путешествиям: «Если финикийцы смогли достигнуть мыса Доброй Надежды, у нас нет никаких причин не верить в то, что они обогнули его и продолжили путь вдоль побережья на север к своей теперь уже определённой цели, особенно потому, что ветры и океанические течения теперь уже не просто способствовали, но практически вынуждали их следовать этим курсом».

Какой бы неправдоподобной ни казалась эта идея, финикийцы вполне могли опередить португальцев на 2000 лет и совершить плавание вокруг Африки, хотя для этого им понадобилось целых три года.

Нашлись и скептики. К числу наиболее ярых критиков истории Геродота принадлежит профессор Алан Ллойд, египтолог из университета Сванси в Уэльсе. Он признаёт, что трёхлетний поход, описанный Геродотом, выглядит правдоподобно с учётом «средней скорости мореплавания в древнем мире»; он также согласен, что «ветра и течения в целом благоприятствовали такому плаванию». Однако Ллойд оспаривает самый важный пункт, что «информация о положении солнца… могла быть получена только опытным путём». Он утверждает, что греки во времена Геродота уже имели «ясное представление о географических направлениях и движении солнца над поверхностью Земли». Таким образом, Геродот должен был знать, что любая экспедиция, продвинувшаяся достаточно далеко на юг, столкнётся с феноменом перехода солнца из прежнего положения в противоположное.

Но тогда почему Геродот так удивился? Послушаем Ллойда: «Его разум отказывался принять… не абсолютную достоверность такого опыта, а саму возможность того, что Африка простирается достаточно далеко на юг для наблюдения данного феномена».

Очень жаль, что Геродот не может лично ответить Ллойду. Хотя некоторые греческие философы почти за сто лет до него предполагали, что Земля имеет форму шара, сам Геродот не обнаруживает признаков знакомства с этой идеей. Его понятия о географии, хотя и более глубокие, чем у его современников, опирались на двумерную картину мира.

Остальные аргументы против вояжа финикийцев, высказываемые Ллойдом, сводятся к высокоучёной «ловле блох» и мелочным придиркам. Один из его «важнейших» доводов заключается в том, что египетский фараон, живший в конце VI в. до н. э., просто не мог заинтересоваться подобной экспедицией: «Крайне маловероятно, что египетский фараон мог действовать таким образом, как это приписывается фараону Нехо. Нам представляют эдакого властителя-философа, одержимого идеей о мореплавании вокруг Африки и снарядившего экспедицию с этой целью. С психологической точки зрения такое просто невозможно для любого фараона, сколь угодно любознательного, по той простой причине, что это потребовало бы резкого отступления от традиционного египетского образа мысли».

Странно наблюдать такую самонадеянность со стороны видного египтолога, полагающего, что он может точно предсказывать поведение фараонов, как будто все они были бесхарактерными персонажами с закосневшим и неизменным складом мышления. Это особенно несправедливо, когда речь идёт о XXVI династии, в которой фараон Нехо был одним из самых ярких правителей. За этот период в Египте произошли огромные перемены, связанные с возросшим интересом к внутренней части Африканского континента, права на которую оспаривались враждебным королевством Нубией (Мероэ).

Когда нубийская империя Мероэ отрезала Египет от внутренней части континента, египтянам пришлось искать другие маршруты для доставки товаров из Африки. Путешествия на запад были особенно притягательными ещё и по другой причине. Атлантическое побережье Испании уже славилось своими богатыми залежами серебра, однако торговля находилась в ведении независимого финикийского государства Карфаген. Плавание вокруг Африки могло бы открыть для Египта «чёрный ход» к богатствам Атлантики… если бы только оно не оказалось таким долгим.

Доводы Ллойда, связанные с чисто практическими трудностями плавания вокруг Африки, выглядят более обоснованными. Как мореходам фараона Нехо хватило мужества предпринять столь невероятное путешествие — тысячи и тысячи километров вдоль неизвестных побережий, не нанесённых на карту?

Через сто лет финикийцы из Карфагена приступили к исследованию африканского побережья с противоположного направления. Около 500 г. до н. э. карфагенский флот под командованием адмирала Ганнона проплыл на запад через Гибралтарский пролив и, основав ряд небольших колоний на побережье Марокко, отправился в поход на юг и дошёл до Гвинейского залива.

Экспедиция вполне могла достигнуть горы Камерун, которая является единственным действующим вулканом, видимым с побережья Западной Африки. Однако вскоре после этого карфагеняне повернули назад, сделав запись о том, что у них закончились запасы провизии.

Но как же финикийцы во времена фараона Нехо могли преуспеть там, где потерпели неудачу многие более поздние мореплаватели? Дело в том, что карфагеняне и португальцы пытались обогнуть Африку против часовой стрелки, борясь с неблагоприятными ветрами и течениями. Финикийский маршрут по часовой стрелке был гораздо легче. Они уже были знакомы с побережьем до Африканского Рога (египетская страна Пунт). Оттуда муссонные ветры увлекали парусные корабли или направляли их по стабильному южному курсу. После мыса Доброй Надежды, как отметил Карпентер, преобладающие течения несут корабли на север вдоль побережья; единственным трудным отрезком пути являются безветренные штилевые зоны на экваториальном побережье Западной Африки, мешающие движению в любую сторону. Фактически обогнув мыс Доброй Надежды, финикийцы не имели особого выбора, кроме плавания на север, если они, конечно, хотели вернуться домой.


Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о Скандинавии
Интересное о лотереях
Интересное про Израиль
Интересное про арахнофобию
Минусинская котловина
Фердинанд Виктор Эжен Делакруа
Собор Покрова на Рву (Храм Василия Блаженного)
Тайна Египетских иероглифов