Франсиско де Орельяна

Умный сайт - Франсиско де Орельяна
Франсиско де Орельяна

     Испанский конкистадор, первый европеец, пересекший Южную Америку в самой широкой части материка, проследил среднее и нижнее течение реки Амазонка (1541-1542).

Биография Орельяны - это биография целого поколения обнищавших и алчных дворян-идальго, не всегда умеющих даже написать свое имя и ринувшихся в Новый Свет с единственной целью завоевать богатство.

Франсиско отправился за океан, когда ему было всего пятнадцать или шестнадцать лет. Он прошел суровую школу завоевательных походов. Орельяна принимал участие во всех значительных походах и сражениях во время завоевания Перу.

В 1534 году он был в составе отряда, захватившего город инков Куско, год спустя, участвовал в захвате Трухильо и Кито. В 1536 году, когда восставшие индейцы осадили Куско, охраняемый маленьким испанским гарнизоном, Орельяна, занимавший к этому времени важный пост в Пуэрто-Вьехо, поспешил на выручку осажденным во главе отряда в восемьдесят солдат, снаряженных им на собственный счет. В следующем году Франсиско Писарро отправил его усмирять восставших индейцев в провинции Кулата. Жестоко подавив восстание, Орельяна заложил на берегу реки Гуаяс, неподалеку от места ее впадения в морской залив, город Сантьяго-де-Гуаякиль, нынешний Гуаякиль - один из крупнейших городов Эквадора. А в конце 1540 года, узнав, что правитель Кито Гонсало Писарро готовится выступать на поиски страны Эльдорадо, Орельяна решил присоединиться к нему. Ему было тогда около тридцати.

Гонсало Писарро вышел из Куско на Кито через Пиуру и Гуаякиль. К февралю 1541 года он составил отряд из 320 испанцев и четырех тысяч индейцев-носильщиков. По истечении примерно шести недель он и его люди начали "переход через снежные Кордильеры, где шел такой густой снег и где было так холодно, что многие индейцы замерзли насмерть". В поисках новой "золотой страны" в декабре 1541 года он перевалил Восточную Кордильеру и открыл полноводную реку Напо - один из притоков верхней Амазонки. Во время перехода отряду Орельяны пришлось еще тяжелее, чем людям Писарро, так как в его распоряжении было всего двадцать три человека, он шел по местам, разоренным его предшественниками. Орельяне приходилось отбиваться от постоянных атак мстящих белым людям индейцев. Когда Орельяна добрался до лагеря Писарро, из четырнадцати лошадей у него оставались только две, снаряжение, провиант и большую часть оружия пришлось бросить.

По другую сторону гор они нашли необычайную страну, где "дожди шли, не переставая ни на один день в течение двух месяцев". Испанцам повезло: сезон дождей уже подходил к концу. Спускаясь по Напо, они нашли деревья, кора которых напоминала драгоценную шриланкийскую корицу. Целые леса мнимого коричного дерева открывались перед ними. Чтобы обследовать эту "страну корицы" и, быть может, найти еще большие богатства, Писарро продолжил путь вниз к реке и впервые вступил в Амазонскую низменность. Но для плавания всего отряда у него не хватало судов, а двигаться сухим путем вдоль берегов Напо не представлялось возможным: они были заболочены, покрыты непроходимым лесом и почти безлюдны. Испанцы голодали, болели желтой лихорадкой, умирали десятками, индейцы - сотнями. Из четырех тысяч индейцев выжило менее трех тысяч.

Отряд задержался, чтобы построить судно, - этим руководил Орельяна. Испанцы сколотили большую лодку, громко назвав ее бригантиной. На судне разместили снаряжение, а также больных и раненых. Аборигены рассказали Орельяне и Писарро, что ниже по течению, всего "в десяти солнцах", лежит земля, где много пищи и золота.

Писарро отправил Франсиско де Орельяна на разведку и за провиантом вниз по Напо, после чего он должен был вернуться, "чтобы вывести остальных из тяжелого положения".

26 декабря 1541 года Орельяна с 57 солдатами на бригантине и четырех каноэ отправился в путь. Так началось это великое путешествие.

Орельяна достиг указанного ему места в три дня, но не обнаружил никакого продовольствия и продолжил свое плавание вниз по течению Амазонки до океана. Вернуться он, по-видимому, был уже не в состоянии; кроме того, у него не было уверенности, что он найдет Гонсало Писарро на прежнем месте. Такова версия самого Орельяны и его спутника монаха-доминиканца Гаспара Карвахаля, написавшего позднее "Повествование о новооткрытии достославной реки Амазонок". По другой версии, исходящей от спутников Гонсало Писарро, Орельяна имел возможность и должен был вернуться к главному отряду, чтобы сообщить о результатах своей разведки, но поступил как изменник. Орельяна хотел "ценой измены присвоить славу и, может быть, выгоду открытия". Так или иначе, но Гонсало Писарро потерял много времени, ожидая и разыскивая Орельяну. И только когда всякая надежда на встречу исчезла, он повернул назад. На обратном пути погибли все до одного индейца. Испанцы даже не решились войти в Кито, настолько они были оборваны. На городских улицах они появились только тогда, когда им доставили из города одежду.

Франсиско Орельяна тем временем плыл по реке, открытие которой принесло ему великую славу. Он утверждал, что подчинился требованию своих спутников, которые потребовали плыть дальше, в поисках счастливых земель, что было даже зафиксировано документально (историкам известен текст, подписанный всеми участниками похода). Только с 5 января 1542 года на пути начали попадаться индейские деревни. В одной из них испанцам удалось раздобыть еду. До этого им приходилось есть кожу, ремни и подметки от башмаков, сваренных с какой-нибудь травой. Они не могли вернуться: по суше дорог просто не существовало, а по реке против течения им пришлось бы идти на веслах целые месяцы. Орельяна решил плыть дальше, не представляя, куда попадет.

Путешественники задержались на несколько дней. Они построили новую, более надежную бригантину и продолжили спуск по реке Напо.

12 февраля 1542 года бригантина Орельяны прошла место, где соединяются три реки, и самая большая из них была "широка, как море". Путешественники еще не знали о том, что вышли на Амазонку - самую многоводную реку мира. Им предстояло пересечь с запада на восток весь Южно-Американский материк.

Этот великий, вошедший в историю географии момент - открытие Амазонки, - Карвахаль описывает так - "Здесь мы оказались на краю гибели... Опасно было плыть по реке, так как в ней было много водоворотов, и нас швыряло из стороны в сторону. С превеликим трудом мы все-таки выбрались из этого злополучного места, но так и не смогли подойти к берегу. А затем потянулись необитаемые края, и, лишь пройдя двести лиг, мы заметили какое-то жилье..."

В одном из селений - индейцы называли его Апария - путешественники провели март и апрель, сооружая еще одну, больших размеров, бригантину, которую назвали "Викторией". Несмотря на то, что у них не было подходящих материалов и нужных инструментов, люди трудились не жалея себя, понимая, что только с этим судном может быть связана их единственная надежда добраться до мест, заселенных европейцами.

24 апреля они отдались воле мощного потока, который уносил их на восток, к неведомому морю, через неведомую страну. Река была так широка, что путешественники не сомневались, что они находятся рядом с Атлантическим океаном. Но проходили недели, а океана все не было видно.

21 мая Орельяна открыл устье "реки Троицы" (Журуа). Путешественники могли видеть с середины реки сразу оба ее берега, иногда, впрочем, только как туманные полоски земли. Но когда они приближались к берегу, перед ними открывались бесчисленные протоки, окаймленные непроходимыми чащами девственного леса. Если испанцы встречали на берегу небольшую деревню, они грабили ее, отнимали у "дикарей" провизию; в более крупных селениях еду они выменивали или выпрашивали. Постоянным мучением для них была "египетская" казнь - москиты.

В середине мая они вступили в густонаселенную "страну Омагуа", вероятно, между низовьями рек Журуа и Пурус. В течение пяти дней испанцы непрерывно сражались с воинами одного из индейских племен. Сражение началось на воде: индейцы атаковали бригантины, приблизившись к ним на пирогах. Затем испанцы высадились на берег, и битва разгорелась на суше. Порох у людей Орельяны отсырел, тетивы самострелов потеряли упругость, все дальнобойное оружие пришло в негодность. Несколько конкистадоров были убито, многие ранены. После этого сражения испанцы высаживались на берег в поисках продовольствия лишь возле небольших, одиноких селений. Почти везде возникали стычки с аборигенами, причем вооруженные арбалетами и огнестрельным оружием конкистадоры не всегда одерживали победы. Одно из селений они назвали Вредным - испанцы едва унесли ноги, спасаясь от стрел индейцев. В столкновении с индейцами Карвахаль был тяжело ранен стрелой и потерял глаз. Испанцы старались держаться середины реки, где их меньше беспокоили.

3 июня 1542 года они дошли до громадного левого притока Амазонки, который Орельяна назвал Риу-Негру - "Черной рекой". "Она неслась с такой стремительностью и таким бешенством, - пишет Гаспар Карвахаль, - что ее воды текли в водах другой реки струей длиною свыше двадцати лиг (120 километров) и ни та вода, ни другая не смешивались". Ниже по течению страна была гуще заселена: на берегах встречались большие селения, иные будто бы растягивались вдоль реки на 12-18 километров. 10 июня был открыт другой великий приток Амазонки, река Мадейра - "очень большая и мощная река".

Путешественникам казалось, что великой реке не будет конца. Иногда на ней разыгрывались штормы, не уступающие морским бурям. Бригантины с трудом противостояли стихии. Тем не менее, испанцы, опасаясь отравленных стрел индейцев, приставали к берегу только в экстренных случаях. Люди смертельно устали. Летописец свидетельствует: "Откровенно говоря, среди нас были люди, столь уставшие от жизни да от бесконечного странствования, до такой крайности дошедшие, что, если б совесть им сие могла только позволить, они не остановились бы перед тем, чтобы остаться с индейцами, ибо по их безволию да малодушию можно было догадаться, что силы их уже на исходе. И дело дошло до того, что мы и вправду боялись какой-нибудь низости от подобных людей, однако же, были меж нами и другие - истые мужи, кои не позволяли оным впасть в сей грех, на веру да на силу коих слабые духом опирались и носили более того, что смогли бы снести, не найдись среди нас люди, способные на многое".

В конце июня испанцы достигли страны, где снова видели много селений, в том числе очень больших. "Там мы неожиданно набрели на благодатную землю и владение амазонок".

24 июня, по свидетельству монаха, испанцы, высадившись на берег, вступили в сражение с индейцами, предводительствуемыми амазонками. "Битва, здесь происшедшая, - пишет Карвахаль, - была не на жизнь, а на смерть, ибо индейцы перемешались с испанцами и оборонялись на диво мужественно. Мы сражались более часа, но индейцев не покидал боевой дух, скорее наоборот - казалось, что в бою их смелость удваивается. Я хочу, чтобы всем ведома была причина, по которой индейцы так защищались. Пусть все знают, что тамошние индейцы - подданные амазонок и что, узнав о нашем приближении, они отправились к ним за помощью, и десять или двенадцать из них явились к ним на подмогу... Мы увидели воочию, что в бою они сражаются впереди всех и являются для оных чем-то вроде предводителей... Сии жены весьма высокого роста и белокожи, волосы у них очень длинные, заплетены и обернуты вокруг головы. Они очень сильны, а ходят почти нагие - только прикрывают стыд. В руках у них лук и стрелы, и в бою они не уступают доброму десятку индейцев, и многие из них - я видел это воочию - выпустили по одной из наших бригантин целую охапку стрел..."

Амазонки атаковали испанцев, но были отбиты и потеряли семь человек. Этот эпизод произвел такое впечатление на современников, вспоминавших древнегреческий миф об амазонках, что река, которую Орельяна хотел назвать своим именем, получила и сохранила название реки Амазонок ("Амазонас"; в русском языке в единственном числе - Амазонка).

Существовали ли эти племена амазонок в действительности? Страну амазонок, открытую будто бы Орельяной, не нашла ни одна из более поздних экспедиций. Однако, вероятнее всего, что в рассказе Карвахаля причудливо смешались правда и вымысел – женщины-индеанки и вправду иной раз принимали участие в сражениях с испанцами. К этому добавились по-своему истолкованные рассказы индейцев, в которых отражались реальные сведения, например о перуанском храме "Дев Солнца". Карвахаль описывает "полную золота" страну амазонок не как увиденную своими глазами, а так, как рассказал о ней испанцам один из пленных индейцев. Своими же глазами Карвахаль видел лишь индеанок, сражающихся в бою рядом с мужчинами...

Рассказ монаха стал одной из географических легенд, приведших к подлинным открытиям: в поисках страны амазонок более поздние экспедиции подробно обследовали берега самой большой в мире реки.

После сражения с амазонками Франсиско Орельяна продолжал путешествие по великой реке, разделившейся на множество протоков, иные из которых были настолько широки, что скорее походили на морские проливы. Карвахаль отметил, что морская вода поднимается по реке "с превеликой яростью" - противоборство океанского прилива и речных вод сопровождается ужасающим грохотом и порождает за один прилив до шести отвесных волн (поророку) высотой до 5 метров, идущих против течения.

Один из июльских дней едва не стал последним днем экспедиции: во время отлива обе бригантины оказались на суше, и в этот момент конкистадоров атаковали индейцы. Нападение было отбито с огромным трудом.

Ближе к морю, за "страной Амазонок", также встречались большие селения, но индейцы держались мирно. Еще ниже бригантины вошли в громадную дельту реки. "Островов было множество, и очень крупных, мы до самого моря... не могли выбраться к материку..."

Испанцы пристали к берегу, чтобы отремонтировать малую бригантину, налетевшую на полузатопленный ствол дерева и давшую течь. Ремонт занял восемнадцать дней. Через несколько дней плавание снова пришлось прервать - новый ремонт продолжался еще две недели. Испанцы просмолили борта, поставили на бригантинах новые мачты, сплели из травы веревки и из своих старых плащей сшили паруса для плавания в океане.

Необходимо было пополнить запасы пресной воды и продовольствия. В устье реки в одном из селений путешественники преподнесли аборигенам европейские безделушки и раздобыли все необходимое. По всей вероятности, в этом селении европейцы уже побывали - в одном из домов испанцы увидели "сапожное шило с острием и с рукояткой и ушком".

2 августа 1542 года испанцы вошли в "Пресное море". Все плавание продолжалось 172 дня; восемь испанцев умерли от болезней, трое - от ран. Океан был рядом. Но выйти в него оказалось нелегко. Встречный ветер относил бригантины назад, камни, заменявшие якоря, не могли удержать суда на одном месте. Перед рассветом 26 августа бригантины Орельяны двинулись на север вдоль берегов, чтобы достичь каких-либо поселений европейцев на побережье или островах.

Среди участников экспедиции, оставшихся к тому времени в живых, не было ни одного моряка, у испанцев отсутствовали навигационные карты и компас. Но теперь им неизменно сопутствовала удача. За все время, пока они шли на север, не было ни бурь, ни ливней.

30 августа бригантины потеряли друг друга из вида и дальнейший путь совершали поодиночке. Орельяна достиг 11 сентября 1542 года островка Кубагуа в Карибском море, у южного берега острова Маргарита, и с командой сошел на берег близ испанского поселения Новый Кадис. Местные колонисты отнеслись к ним дружелюбно и были поражены рассказом о необычайном плавании.

Открыв Амазонку - самую большую реку мира, проплыв по ней около шести тысяч километров, Франсиско Орельяна совершил одно из самых важных в истории изучения Южной Америки путешествий. Орельяну заслуженно относят к великим путешественникам: он первым пересек с запада на восток, от океана до океана неисследованный Южно-Американский материк почти в самой широкой его части, открыл на протяжении более трех тысяч километров все среднее и нижнее течение Амазонки - крупнейшей в мире реки по водоносности и площади бассейна - и доказал, что "Пресное море" Пинсона - это и есть устье реки Амазонок, судоходной от предгорьев Анд.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про бабочек
Интересное про фастфуд
Интересное о бриллиантах
Интересные мифы про пиво
Аскольд
Чингисхан
Стефан Яворский
Храмовый комплекс в Махабалипураме