Генри Гудзон

Умный сайт - Генри Гудзон

Генри Гудзон

     О Генри Гудзоне (1550–1611) нам известно очень мало. Исследователи нашли упоминание о том, что экспедиция Джона Дейвиса в Америку в 1585 году планировалась в доме некоего Джона Гудзона в лондонском Истэнде. Следовательно, Генри был его сыном или родственником, весьма грамотным и знающим моряком, в противном случае Лондонская «Московитская компания» (также называвшаяся «Русской компанией») не доверила бы ему корабли для путешествия в Америку.

В 1607 году Гудзон ушел в плавание на поиски пути в Китай и Индию через Арктику, в обход испанских и португальских владений. Гудзон направился сначала на север вдоль восточных берегов Гренландии, но наткнулся на ледяной барьер и, повернув на восток вдоль кромки льдов, вышел к островам Ньюланд (теперь Шпицберген).

Здесь ему удалось пройти до 80° северной широты. Вернувшись в Англию, он рассказал о возможностях охоты на китов на Крайнем Севере и этим способствовал развитию английского китобойного промысла в районе Шпицбергена.

В 1608 году Гудзон совершил второе путешествие в Арктику с той же целью, что и в первый раз: открыть Северо-восточный проход в Китай и Индию. В поисках свободной ото льда воды он попал в часть моря между Шпицбергеном и Новой Землей. До него этой дорогой пытался пройти голландский мореплаватель Виллем Баренц. Не сумев прорваться на северо-восток, Гудзон еще раз попытал счастья на северо-западе, но и здесь вынужден был отступить перед грозным фронтом ледяных полей.

Третью свою экспедицию Гудзон совершил, находясь на службе у Голландской Ост-Индской компании. Он вышел из Амстердама в апреле 1609 года на маленьком судне «Хальф-Моон». Гудзону была предоставлена свобода выбора между Северо-восточным и Северо-западным проходами. В начале мая он уже снова был в теперешнем Баренцевом море, близ Новой Земли. Экспедиция оказалась в очень трудных условиях: стояли лютые холода; тяжелые льды, невидимые в тумане, окружали «Хальф-Моон». Никакой карты этих мест не было. В маленькой команде из восемнадцати-двадцати человек начались ссоры, настроение было возбужденное, готовился бунт. Гудзон предложил два варианта пути: идти к берегам Америки, где, согласно письму и карте, присланным капитаном Джоном Смитом, около 60° северной широты имелся пролив, или искать путь севернее, через нынешний пролив Дейвиса. Решили искать дорогу, которую указывал капитан Смит. В середине мая Гудзон зашел на Фарерские острова и там, курсируя в американских заливах, попытался отыскать несуществующую дорогу в Китай.

В июне, когда «Хальф-Моон» был недалеко от Ньюфаундленда, одна из его мачт сломалась и упала за борт. Гудзон добрался до американского берега и в устье реки Кенебек установил новую мачту. Он убедился, что в тех местах можно вести меновую торговлю, а море богато треской. После этого он еще два раза подходил к берегам нынешних штатов Мэн и Массачусетс, у бухты Пэнобскот и мыса Код (южнее Бостона).

Гудзон обогнул этот мыс и в августе подошел к заливам Делавер и Чезапик. Никакого пролива здесь не оказалось, и Гудзон вновь повернул на север. В сентябре он вошел в нью-йоркскую бухту, где до него уже бывал Вераццано, и поднялся вверх по Великой северной реке (теперь река Гудзон). Добравшись до места, где ныне находится город Олбэни, он убедился, что этот путь не ведет в Китай.

В том же году другой европейский исследователь, француз Шамплейн, пытался проплыть в Китай по реке Ришелье, притоку реки Святого Лаврентия. Шамплейн открыл озеро, носящее его имя, подойдя к тому же месту, где находился Гудзон, только с другой стороны. Их разделяли всего 150 километров.

У Гудзона опять возникли недоразумения с командой, и он решил вернуться в Голландию. По дороге он зашел в порт Дартмут в Англии. Здесь «Хальф-Моон» был захвачен английским правительством, а Гудзону и другим англичанам из его команды был запрещен выезд в европейские страны. Англичанам было заявлено, что если они хотят продолжать открытия, то должны их делать в пользу своего собственного отечества.

Так Гудзон и поступил. Уже в следующем году Английская Ост-Индская компания взяла Гудзона к себе на службу и дала ему для поисков Северо-западного прохода маленькое судно «Дискавери» («Открытие») водоизмещением 55 тонн, с командой 23 человека. Гудзону не вполне доверяли: стало известно, что во время прошлого плавания к американским берегам моряки были очень недовольны своим командиром и это недовольство несколько раз грозило перейти в открытый бунт. Поэтому директора компании назначили старшим офицером «Дискавери» незнакомого Гудзону моряка, считая его вполне надежным человеком.

17 апрели 1610 года Гудзон вышел из Лондонского порта. В устье Темзы он высадил на берег навязанного ему «наблюдателя». Уже на переходе к Исландии поднялся ропот среди команды, с которой капитан и на этот раз никак не мог поладить. От Исландии Гудзон направился к восточному берегу Гренландии. Там он начал спускаться на юг, напрасно отыскивая проход в Тихий океан, обогнул южную оконечность Гренландии, а оттуда повернул на запад. Не найдя пролива у северного берега земли Мета — Инкогнита, открытой Фробишером, он обогнул этот полуостров Баффиновой Земли с юга и 5 июля попал в настоящий пролив (Гудзонов). Медленно, на ощупь вел свое судно Гудзон вдоль северного берега пролива, забитого льдами. 11 июля он выдержал сильный шторм, перешел к противоположному берегу и вторично открыл там залив Унгава, затем завершил открытие всего северного побережья Лабрадора.

2 августа у 63°20 северной широты показалась земля, которую Гудзон принял сначала за выступ материка (о. Солсбери). На следующий день судно обогнуло мнимый выступ, и перед моряками открылось на западе, под бледными лучами северного солнца, широкое серебристо-голубое пространство — свободное ото льда, спокойное море. 3 августа 1610 года Гудзон внес следующую запись в судовой журнал:

«Мы пошли (на запад) по узкому проходу между островами Дигс и Лабрадор. Мыс у входа из пролива с южной стороны я назвал Вулстенхолм».

Это последняя запись, сделанная рукой Гудзона.

Остальное через полгода досказал в Лондоне Абакук Приккет, моряк с «Дискавери». За мысом Вулстенхолм берег круто повернул к югу. Судно шло несколько недель вдоль берега. На западе далеко от материка в ясную погоду моряки видели сушу и решили, что это противоположный берег широкого пролива, ведущего их в Тихий океан. На самом же деле это была цепь островов, которые протянулись вдоль западного берега Лабрадора в 50–150 километрах от него (Мансел, Оттава, Ту-Бротерс, Слипер, Кинг-Джордж, Белчер). В конце сентября, пройдя на юг по мнимому проливу более 1200 километров, моряки попали в сравнительно небольшой залив (Джеймс).

Среди команды вспыхнуло недовольство, и Гудзон высадил на берег и оставил там погибать моряка, которого считал главным смутьяном. В ноябре у южного берега залива, у 53° северной широты, судно было окружено льдами и выброшено на берег Зимовка проходила в сносных условиях топлива вполне хватало, а успешная охота на птицу позволяла хорошо питаться.

В середине июня следующего, 1611 года судно спустили на воду и начали медленно продвигаться на север. Через неделю недовольство команды перешло в открытое возмущение, 22 июня бунтовщики бросили в лодку Генри Гудзона, мальчика — его сына, помощника штурмана и еще шесть человек, верных капитану, и оставили их на произвол судьбы — без оружия и без продовольствия. Единственный уцелевший офицер — штурман Роберт Байлот — осенью 1611 года привел «Дискавери» обратно в Англию. На родину вернулись 13 человек, по другим данным — восемь. К капитану-неудачнику пришла редкая посмертная слава. «Большая Северная река», открытая до него, названа его именем — рекой Гудзон, пролив, открытый С. Каботом, Гудзоновым проливом, море, ставшее его могилой, — Гудзоновым заливом.


Не забудьте поделиться с друзьями
Самый редкий цвет глаз
Интересное из астрономии
Интересное про Пепси-Колу
Интересное о фотографии
Болгарские столицы
Адольф Гитлер
Иов Борецкий
Грегор Мендель