Георг Август Швейнфурт

Умный сайт - Георг Август Швейнфурт
Георг Август Швейнфурт

     Немецкий ботаник, исследователь Африки. Совершил ряд экспедиций по Центральной и Восточной Африке, исследовал западное побережье Красного моря, бассейн реки Эль-Газан, открыл реку Узле.

Георг Швейнфурт был сыном состоятельного виноторговца из Риги. Его любовь к ботанике, проявившаяся уже с ранних лет, нашла понимание в семье. Георг учился в Гейдельберге, Мюнхене и Берлине и в 1862 году получил ученую степень с правом преподавания курса ботаники нильского района. Его склонность к педантизму проявлялась во всем: одежде, поведении, сборе походного снаряжения, где всегда был в запасе парадный костюм, и даже в его почерке (он писал гусиными перьями). Готовясь к своему первому африканскому путешествию в Египет и Восточный Судан, он приобрел все доступные гербарии тех мест, чтобы при определении растений не пользоваться иллюстрациями.

Швейнфурт исследовал берега Красного моря и прошел через всю северную Эфиопию до Хартума (1863-1866). Во время своего пребывания в Хартуме исследователь много слышал об экспедициях за слоновой костью, предпринимавшихся хартумскими купцами в области истоков Нила.

Одним из важнейших результатов раннего периода его исследовательской деятельности стала опубликованная в 1868 году в "Сообщениях Петермаина" карта фитогеографического районирования нильского бассейна и прибрежных областей Красного моря, сопровожденная обширным пояснительным текстом. В ее основу были положены собственные наблюдения Швейнфурта, а также анализ и обобщение всех имевшихся к тому времени литературных данных о флоре и растительности этой части Африканского континента. Швейнфурту вручили значительную сумму из фонда Гумбольдта, которая должна была быть употреблена на ботанические исследования в тропических областях западных притоков Нила.

В 1868 году Швейнфурт был направлен Берлинской Академией наук в новую экспедицию, главной целью которой должно было стать ботаническое исследование бассейна Бахр-эль-Газаля. В географическом отношении задача экспедиции заключалась в том, чтобы "определить значение западных притоков Нила, соединяющихся в реку Газелей". По мнению Швейнфурта, предшествующие исследователи, в частности Спик и Бейкер, недооценивали роль этих рек в нильской системе. Немецкого исследователя очень интересовала также текущая на запад большая река, о которой сообщали братья Понес и другие источники.

В июле 1868 года Георг Швейнфурт вновь ступил на африканскую землю. Он был великолепно оснащен и обеспечен весомыми рекомендательными письмами. Единственное, что мучило его, - это непомерно увеличившаяся селезенка, результат перенесенной два года назад тяжелой малярии. Поскольку он знал, что официальное сопровождение в египетских колониях мало чего стоит, он обратился к хартумскому генерал-губернатору с просьбой найти ему попечителя в лице какого-нибудь богатого купца. Их торговые караваны в поисках слоновой кости доходили до районов слияния реки Бахр-эль-Газаль с Белым Нилом, а укрепленные фактории могли бы очень пригодиться ученому. Кроме того, купец взял бы на себя обязательство обеспечить его лодкой для плавания по Нилу, носильщиками и провизией.

Приехав в ноябре 1868 года в Хартум, Швейнфурт заключил контракт с купцом Гаттасом. Тот обязывался снабдить его всем необходимым для путешествия и дать возможность принять участие во всех экспедициях, какие будут предприниматься его торговыми агентами.

5 января 1869 года немецкий путешественник отплыл из Хартума в страну азанде (ньям-ньям), которых считали людоедами. Его главной целью было изучить флору тех экваториальных областей, по которым протекают западные притоки верхнего Нила, и показать значение этих западных притоков. Была и другая, ждавшая своего разрешения географическая загадка.

"Как раз в декабре 1868 года, - писал Швейнфурт, -когда я собирался выступить из Хартума, я получил первые сведения о народе монбутто, по слухам, обитавшем к югу от страны Ньям-Ньям... Эти сведения были ценны уже тем, что они заключали некоторые географические факты, выяснение которых выпало на мою долю. Факты эти заключались в том, что к югу от территории Ньям-Ньям находится протекающая на запад река, что река эта не является притоком Нила, и что берега ее населены народом, резко отличающимся от типичных негров".

Швейнфурт по дороге встречался со скотоводами динка и рыбаками шиллук, переживал опасные столкновения с буйволами и роями пчел. То и дело ему попадались опустошенные местности, хранившие следы охоты за рабами. "Множество человеческих костей, костей рабов, которых скосила эпидемия, устилает степь; вследствие пожаров они полуобуглившиеся. Итак, обгоревшие человеческие кости - вот приметы, которые оставляет на своем пути работорговля по всей Африке".

22 февраля в Мешра-эр-Рек, болотистой местности, откуда берет начало река Бахр-эль-Газаль, завершилось плавание по реке. Следуя вместе с торговыми караванами, а чаще предпринимая самостоятельные походы, Швейнфурт наблюдал колоритную картину жизни нилотских племен в северной части плоскогорья Азанде. У бонго, например, ученый нашел самобытные проявления искусства - вырезанные из дерева фигуры в натуральную величину выходят, словно процессия, из могилы вождя. Они изображают вождя и членов его семьи, в наивной манере подчеркивая их индивидуальные черты и половые признаки. Кроме того, вырезанные изображения украшены жемчужными ожерельями и оклеены волосами, чтобы своим обликом больше походить на умерших Швейнфурту понравились пение бонго и их явно выраженная музыкальность, хотя его чуткий слух привык к более нежным звукам. "Могучие удары булав по натянутой коже гигантского барабана производят звуки, изображающие удар грома, от которого трескается дуб Резкое завывание бури, шум и свист дождя под порывами ветра - все это способен передать только стоголосый хор с сильными глотками. Вой напуганного дикого зверя передается звучанием трубы, щебечущие голоса птиц - свистом и звуками флейт..."

В конце марта Швейнфурт перебрался в главную зерибу Гаттаса, ставшую его штаб-квартирой. После нескольких сравнительно непродолжительных экскурсий в этом районе, в ходе которых он побывал на реках Тондж и Джур и открыл левый приток Джура - Bay, Швейнфурт перебазировался в расположенную южнее, за Тонджем, зерибу Сабби, принадлежавшую другому купцу, Мухаммеду Абд-эс-Самату.

В обществе Абд-эс-Самата и агентов Гаттаса, объединивших свои караваны, Швейнфурт отправился из Сабби на юг, в земли азанде и монбутту (правильнее - мангбету). Через несколько дней экспедиция достигла района расселения народа азанде (ньям-ньям). Люди, вышедшие навстречу путешественнику, производили очень странное, даже дикое впечатление воины в угрожающей позе, в одной руке копье, в другой щит и сабля причудливой формы, бедра обмотаны шкурами длинношерстных обезьян; волосы заплетены в длинные косы, лоб и грудь украшены нанизанными на шнурки зубами убитых врагов, что подтверждало дурную репутацию представителей этого народа. Кроме того, Швейнфурт заметил несомненные признаки каннибализма и подробно описал все, что ему об этом стало известно. Он назвал каннибализм отвратительным явлением, но воздержался от неуместных оценок. Тем не менее, он охарактеризовал азанде как необыкновенно отважных охотников, искусных кузнецов, гончаров и резчиков по дереву, а также как страстных певцов и любителей развлечений. Только позже, "в один из немногих несчастных дней" путешествия, он увидел на своем пути початки кукурузы, куриные перья и стрелу - грозное объявление войны. Если кто-нибудь осмелится разломить хотя бы один початок или украсть курицу, будет немедленно убит стрелой. Исследователь и его спутники выполнили требование, но на них все равно напали, и они вынуждены были применить оружие.

Учитывая размах работорговли и межплеменные распри, удивительно, что подобные стычки происходили нечасто. Если не принимать в расчет этот случай, "пожиратель листьев", как называли Швейнфурта из-за его занятий ботаникой, мог беспрепятственно исследовать страну. Причем этот белый человек, который повсюду бродил, собирал всякую всячину для непонятных колдовских затей, рисовал людей на особом белом материале, а когда они пели, писал странные переплетенные знаки, должен был показаться азанде более чем зловещим. Каннибализм же - это ни в коем случае не проявление звериных наклонностей, а составная часть культа, когда люди получали силу убитых, по их представлениям, самым действенным способом.

Миновав совершенно неизвестную европейцам область между реками Тондж и Роль (Нам, Нам-Роль, Яло), занятой большей частью водосбором реки Роа (в нижнем течении - Джау, или Нам-Джау), экспедиция пересекла в начале марта холмистый водораздел Нил - Конго и вышла к небольшой, текущей на запад реке Мбруоле (Бвере, Бверере). Отсюда было уже недалеко и до интересовавшей немецкого путешественника главной реки той же системы, которая, как выяснилось, называется Узле.

19 марта 1870 года эта цель была достигнута. "Путь к реке лежал прямо на юг, и мы шли через почти сплошные банановые рощи, за которыми то и дело виднелись хижины, искусно сооруженные из коры и ротанга. Переход менее чем в две лиги привел нас к берегу этой реки, величественно катившей свои мутные с буроватым отливом воды между высокими береговыми откосами на запад. Этот захватывающий момент никогда не изгладится из моей памяти. Вероятно, я испытывал то же, что 20 июля 1796 года должен был испытать Мунго Парк, когда впервые ступил на берег таинственного Нигера и разрешил великую географическую загадку того времени, куда направлялось течение Нигера - на восток или на запад. Теперь и я стоял на берегу своей реки и мог сам удостовериться в том, что она течет на запад. Тут тоже была загадочная река, предмет многих обсуждений. Если бы река текла на восток, это решило бы загадку необъяснимой многоводности Мвутана [то есть озера Альберт]; если же, что казалось гораздо более вероятным, она течет на запад, то она не могла принадлежать к нильской системе. Мгновенье - и вопрос решился. Да, река течет на запад и, следовательно, не имеет никакого отношения к Нилу".

Переправившись через Уэле немного ниже места впадения ее левого притока - реки Гада, экспедиция прибыла на следующий день в резиденцию Мунзы, короля мангбету.

Швейнфурт встретился с верховным вождем Мунзой. "Одетый в торжественный черный наряд и в высокие сапоги на шнуровке, которые придавали его легкой фигуре благодаря утяжелившейся походке более импозантный характер", исследователь предстал перед повелителем, увешанным "кольцами, цепями и множеством других украшений своеобразной формы на руках, ногах, шее и груди. На голове спереди у него было украшение в виде месяца: все было начищено и отшлифовано до блеска. Правитель сиял в своем тяжелом великолепии, словно в красномедном мерцании воскресной кухни. Это был Мунза, правитель мангбету, отблеск тех полумифических владык Центральной Африки, от которых до сегодняшнего дня дошли только имена. Настоящий дикий король... Но в нем не было ничего неестественного или заимствованного".

И вокруг Мунзы все было великолепно: зал для приемов тридцатиметровой длины, по стенам которого было развешено оружие; его свита, толпа музыкантов, безобразный придворный шут. Королевскими были и черты лица Мунзы, "скрывавшие алчность и жестокость", ни разу его губы не дрогнули в улыбке.

Выступив в апреле 1870 года в обратный путь, Швейнфурт и его спутники переправились через Гаду, а затем снова через главную реку, которая выше слияния с Гадой называлась уже не Уэле, а Кибали. В дальнейшем торговцы еще несколько раз отклонялись от прежнего пути, что дало немецкому исследователю возможность пополнить свои знания об окружающей местности. Так, в конце мая он совершил большую экскурсию к горе Багинзе (на наших картах - Бангензе), одной из высших точек водораздела Нил - Конго, важным результатом этого маршрута было открытие истоков Суэ (Джура), относительно местонахождения которых в то время существовали самые различные предположения 13 июля 1870 года Швейнфурт вернулся на свою главную базу - в зерибу Гаттаса между Джуром и Тонджем.

Швейнфурт внес еще один значительный вклад в этнографию, открыв племя пигмеев акка, но затем счастье, кажется, оставило его. Во время случившегося в зерибе Гаттаса 2 декабря 1870 года пожара погибли дневники за 825 дней путешествия, составленные им словари, антропологические и метеорологические заметки, медикаменты, коллекция насекомых и многочисленные предметы этнографической коллекции, а также снаряжение. Несмотря на потери, он не прервал экспедицию.

Последним крупным исследовательским предприятием Швейнфурта было совершенное им в январе - феврале 1871 года путешествие в область Дар-Фертит, где уже давно обосновались нубийско-арабские торговцы, но еще ни разу не бывали европейцы. К западу от Понго он открыл еще одну значительную реку, принадлежащую к системе Бахр-эль-Араба, - Куру с левым притоком Бири. Собранные Швейнфуртом сведения о самом Бахр-эль-Арабе позволили ему прийти к правильному выводу, что эта река играет большую роль в системе Бахр-эль-Газали, чем предполагалось до сих пор, однако он несколько переоценил размеры ее водосбора. Побывав в области истоков Понго, Куру и Бири, немецкий исследователь ошибочно заключил, что реки, берущие начало на противоположной, юго-западной стороне ограничивающего их водораздела, принадлежат тоже к системе Бахр-эль-Араба (в них он и видел истоки этого последнего). В действительности речь шла о реках системы Мбому - тогда еще неизвестного европейцам крупнейшего правого притока Уэле - Убанги; иными словами, в этом районе Швейнфурт снова коснулся проблемы водораздела Нил - Конго.

В конце июня 1871 года Швейнфурт отбыл из Мешра-эр-Рек в обратный путь, 21 июля он был уже в Хартуме, а в начале октября - в Александрии.

Основные результаты исследований Швейнфурта стали известны научной общественности значительно раньше, еще до его возвращения из Африки: он пользовался любой возможностью для того, чтобы переслать в Европу свои сообщения и карты. Карта его путешествий на восток - к Ролю, и на юг - к Уэле была опубликована в "Сообщениях Петерманна" в 1871 году, карта путешествия в Дар-Фертит - там же в 1872 году. Таким же образом Швейнфурт отправил на родину часть собранных им богатых естественных, исторических и этнографических коллекций, хотя большая их часть погибла при пожаре.

Великолепная память и даты, зафиксированные во время сбора гербария, помогли ему позже опубликовать фундаментальный труд "В сердце Африки", изданный в двух томах в Лейпциге в 1874 году. Он стал настоящей энциклопедией научных знаний об исследованной им обширной области по обе стороны водораздела Нил - Конго и сразу же прочно вошел в золотой фонд географической литературы об Африке. К числу главнейших достоинств книги Швейнфурта относятся блестящие описания растительности, животного мира и природных ландшафтов в целом: большую ценность представляет и собранный им этнографический материал. Одно только английское издание принесло автору сорок тысяч золотых марок.

Видное место среди научных результатов экспедиции Швейнфурта занимают его маршрутные съемки. Он не имел возможности контролировать их астрономическими наблюдениями, так как у него не было необходимых для этого инструментов; тем не менее, качество съемок было настолько высоко, что положение нанесенных на его карту географических объектов лишь незначительно отличается от истинного.

Но самым выдающимся достижением Швейнфурта с географической точки зрения было, несомненно, открытие Уэле. Хотя эта река была обследована им лишь на небольшом отрезке, все же она заняла с тех пор прочное положение на карте. Швейнфурт высказал правильное предположение о том, что Уэле начинается в Синих горах к западу от озера Альберт.

Впоследствии Швейнфурт еще много раз бывал в Египте, путешествовал по Ливийской пустыне, посещал Эритрею и остров Сокотра, но не предпринимал больших экспедиций в глубь материка. До самой своей смерти он оставался крупнейшим авторитетом в вопросах ботанической географии Северо-Восточной Африки Научное наследие его насчитывает несколько сот публикаций - книг, карт, статей и заметок, содержание которых обнаруживает исключительную широту и разносторонность его знаний и интересов (география, ботаника, зоология, геология, археология, этнография и т.д.).

Швейнфурт был инициатором создания (в 1875 году) Египетского Географического общества - первой научной организации такого рода в африканской стране.

"Я видел Африку, и она до сих пор у меня перед глазами такая, как она есть, - гигантское здание рабства, а не такая, какой она должна быть, - огромный район совместного свободного труда над общими задачами человечества. В конечной победе доброго дела, как и в будущем черной части рода человеческого, я никогда не усомнюсь".
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про железные дороги и поезда
Интересное о крысах
Интересное о невидимках
Интересное о вязании
Тимур Тамерлан (Темюр Ленг)
Александр Флеминг
Гнездово
Эдвард Мунк