Гибель президента Зия-уль-Хака на самолете C-130

Умный сайт - Гибель президента Зия-уль-Хака на самолете C-130
Гибель президента Зия-уль-Хака на самолете C-130

     «Всякого, кто попытается пустить под откос демократию, постигнет суровая кара», — предупреждал президент Пакистана генерал Зия-уль-Хак, объявляя в канун 1986 года об отмене в стране военного положения. Однако обещания восстановить демократию он не сдержал. Более того, в мае 1988 года Зия-уль-Хак распустил нижнюю палату парламента, отправил в отставку гражданского премьер-министра М.Х. Джунеджо, а вместе с ним центральное и провинциальное правительства. В интервью западногерманской газете «Франкфуртер рундшау» президент заявил, что Пакистан слишком неразвитая страна, чтобы иметь демократическую систему правления. Начальник штаба сухопутных войск Зия-уль-Хак, провозгласивший себя главным военным администратором, а затем и президентом республики, заменял собой и выборный законодательный орган, и независимую судебную власть, и легальную партийную систему.

Политическая обстановка в стране заметно обострилась. Против президента выступали как левые, так и правые, что грозило политическим кризисом, экономическим хаосом и потерей стабильности, считавшейся главным достижением режима.

17 августа 1988 года Зия-уль-Хак вылетел на полигон Тейпур Тамевали, где должны были проводиться показательные испытания американского танка M-1 «Абрамс». Большинство исследователей считают, что президент не без колебаний отправился в эту поездку и окончательно решил лететь на полигон только вечером 16 августа, после телефонного разговора с командующим бронетанковыми войсками и своим бывшим адъютантом генерал-майором Махмудом Дуррани. Но по другим источникам, этот визит был запланирован еще 5 августа, на совещании командиров корпусов, что отражено в приказе Генерального штаба.

17 августа, в 8.21, президентский самолет C-130 — «Геркулес» американского производства, входящий в состав 35-го авиатранспортного крыла пакистанских ВВС (позывной «Пак-1»), поднялся в воздух с авиабазы Чаклала под Исламабадом и взял курс на аэродром города Бахавалпур. На его борту находились: президент Зия-уль-Хак; председатель комитета начальников штабов генерал Ахтар Рехман, до этого назначения руководивший военной разведкой; заместитель начальника штаба сухопутных войск генерал Мирза Аслам Бег; начальник управления Генерального штаба, неофициальный преемник Зия-уль-Хака генерал-лейтенант Мохаммед Афзал и еще более двадцати высокопоставленных пакистанских военных. Вместе с ними летел посол США в Пакистане Арнольд Рейфел с группой специалистов по танку M-1. Глава американской военной миссии в Пакистане бригадный генерал Герберт Уоссом отправился к месту маневров на собственном самолете.

В 9.17 «Геркулес» приземлился в Бахавалпуре, и через 15 минут президентский кортеж, к которому присоединился генерал Уоссом, направился на полигон Тейпур Тамевали. Позднее в докладе комиссии по расследованию катастрофы будет отмечено, что полет прошел без происшествий. Однако во время стоянки «Геркулеса» механики более двух часов устраняли неисправность в грузовом отсеке.

Полевые испытания танка M-1, продолжавшиеся с 10.30 до 12.00, оказались для американцев неудачными: «Абрамс» не поразил ни одной мишени. Несмотря на столь плачевный результат, Зия-уль-Хак пребывал в хорошем настроении и на обеде, продолжавшемся до 14.30, много шутил. Он пригласил посла Рейфела и генерала Уоссома вернуться в Исламабад на президентском C-130 — те согласились. В то же время генерал Аслам Бег, сославшись на намеченное важное совещание, сказал, что полетит на своем самолете. Зия-уль-Хак счел причину уважительной.

После обеда президентский кортеж прибыл на аэродром. Совершив намаз, президент поднялся на борт «Геркулеса».

Зия-уль-Хак, посол Рейфел, генерал Уоссом, а также два высших армейских генерала, Ахтар Рехман и Мохаммед Афзал, расположились в передней части салона. Еще восемь пакистанских генералов разместились в хвосте лайнера. Вылет, намеченный на 15.30, немного задержался из-за того, что на «Геркулес» не успели погрузить ящики с манго — подарок американцам.

15.42. «Сессна» службы безопасности завершила облет аэродрома Бахавалпур: пилот доложил, что ничего подозрительного не замечено.

15.46. Подполковник Машхуд Хасан поднял «Геркулес» в воздух и взял курс на Исламабад. Через минуту взлетел самолет генерала Аслам Бега (позывной «Пак-379»).

15.47. Машхуд Хасан сообщил диспетчеру аэродрома Бахавалпур расчетное время прибытия в Исламабад — 16.55. Его последние слова: «Я „Пак-1", оставайтесь на связи». Однако один из сотрудников диспетчерской службы утверждал, что второй пилот еще произнес: «Что ты делаешь, 'Машхуд?»

15.48. «Геркулес» на небольшой высоте прошел над рекой Сатледж. Затем, по словам пилота самолета генерала Аслам Бега, с президентским C-130 стало происходить что-то странное: его бросало то вверх, то вниз. Создавалось впечатление, что машина перестала быть управляемой.

15.50. В эфире послышался слабый голос адъютанта Зия-уль-Хака бригадного генерала Наджиба Ахмеда: «Машхуд, Машхуд», а в 15.51, согласно докладу комиссии, C-130 врезался в землю под углом 60—65 градусов. Катастрофа произошла около города Лахор. Никому из 37 человек, находившихся на борту «Геркулеса», спастись не удалось.

Самолет генерала Аслам Бега сделал круг над местом падения и взял курс на Исламабад.

После гибели Зия-уль-Хака и генерала Ахтара Рехмана генерал Аслам Бег стал главным военачальником. По прибытии в Исламабад он отправил в Генеральный штаб срочную радиограмму: руководству вооруженных сил предписывалось немедленно собраться на экстренное совещание.

В восемь часов вечера по радио передали экстренное сообщение о гибели Зия-уль-Хака. В стране объявили десятидневный траур, на три дня закрыли все государственные учреждения и учебные заведения. Председатель сената Гулам Исхак Хан приведен к присяге в качестве временного президента. Он сразу пообещал, что виновных в гибели Зия-уль-Хака найдут и накажут. В тот же день образованную Государственную комиссию по расследованию причин катастрофы возглавил Аббас Мирза. В качестве экспертов были привлечены специалисты из США во главе с подполковником Совадой. Кроме того, появилось еще несколько комиссий — военного Межведомственного разведывательного управления (ИСИ), Разведывательного бюро, Федерального бюро расследований Пакистана и полиции. Части фюзеляжа и двигателей самолета американского! производства 3 сентября 1988 года доставлены в США транспортными самолетами американских ВВС. Их исследовали эксперты Пентагона, ЦРУ и фирм-производителей.

В течение двух месяцев Государственная комиссия пыталась определить причины катастрофы. Среди версий назывались следующие: взрыв бомбы; поражение ракетой с земли; пожар; некачественное авиатопливо; отказ двигателей; выход из строя электрооборудования или системы управления. К сожалению, на борту «Геркулеса» не оказалось бортовым самописцев, что значительно осложнило расследование. Официальное заключение, опубликованное 18 октября 1988 года, не давало ответов на многие вопросы.

После тщательного обследования обломков самолета комиссия не нашла подтверждения ни одной из вышеупомянутых версий. Например, сразу исключили отказ в системе управления, поскольку в конструкции C-130 предусмотрено ее тройное дублирование. После вскрытия тела генерала Герберта Уоссома отпала версия пожара — он умер еще до того, как лайнер загорелся.

А может, «Геркулес» был сбит ракетой? Эта версия рассматривалась в связи с покушением на Зия-уль-Хака, совершенным членами подпольной террористической организации «Аль-Зульфикар» («Меч пророка»), которой руководил Муртаза Бхутто, младший сын свергнутого президента Зульфикара Али Бхутто. Однако и она не нашла подтверждения.

Смоделировав на компьютерах последний полет «Геркулеса», специалисты пришли к выводу, что в последние минуты он потерял управление.

Словом, комиссия не нашла причин технического характера и сделала вывод, что катастрофа — результат преступного акта или саботажа. Дело в том, что на некоторых обломках самолета и ящиков с манго удалось обнаружить следы пентаэритрола тетранитрата (ПЭТН) — взрывчатого вещества, применяемого при диверсиях. Пакистанские эксперты воссоздали детонатор для взрыва небольшого контейнера с отравляющим веществом. Такой контейнер террористы могли пронести на самолет в ящиках с манго или во время ремонта грузового отсека. А отравление пилотов ядовитым газом убедительно объясняет странное поведение «Геркулеса» перед падением.

Но развития эта версия не получила; более того, под нажимом неких влиятельных лиц дальнейшее расследование вообще решили прекратить. Весь персонал аэродрома Бахавалпур, сотрудники безопасности, а также другие свидетели катастрофы получили назначения в другие районы страны. Обычно в случае гибели американских граждан за рубежом ФБР проводит собственное расследование. На этот раз оно проходило вяло, несмотря на то, что среди погибших оказался посол США. Так что об истинных виновниках катастрофы приходится только догадываться.

Какие силы были заинтересованы в гибели президента Пакистана? Кто мог столь четко спланировать и осуществить подобную операцию и умело спустить расследование на тормозах?

Зия-уль-Хак имел много врагов. Прежде всего, это родственники свергнутого президента Зульфикара Али Бхутто. Недаром его дочь, Беназир Бхутто, сразу после катастрофы заявила: «Мы уверены, что смена власти произойдет в высшей степени гладко». И действительно, в ходе ноябрьских выборов ее Пакистанская народная партия одержала убедительную победу.

Младший сын Бхутто, Муртаза, руководил террористической организацией «Аль-Зульфикар»; ее боевики в 1982 году пытались сбить под Исламабадом самолет Зия-уль-Хака. Однако выпущенная зенитная ракета прошла мимо лайнера. Сразу после гибели президента Муртаза Бхутто взял на себя ответственность за катастрофу, но позднее, узнав, что среди жертв оказались американцы, поспешил взять свои слова обратно.

Могли осуществить диверсию и палестинские террористы, поклявшиеся отомстить Зия-уль-Хаку за смертный приговор пяти угонщикам «Боинга-747» в аэропорту Карачи осенью 1986 года. Они не могли простить президенту Пакистана участия в качестве военного советника в разгроме отрядов палестинцев регулярной иорданской армией в сентябре 1970 года, а также тайных контактов с израильтянами и намерения официально признать государство Израиль.

Считали своим врагом Зия-уль-Хака и синдхские, и белуджские националистические группировки. В августе-сентябре 1983 года пакистанская армия жестоко подавила антиправительственные выступления в Синде. После этого в провинции установилось засилье панджабского большинства в лице военной и гражданской бюрократии, что не могло не вызвать всплеска ненависти к Зия-уль-Хаку среди синдхов и белуджей.

И наконец, нельзя сбрасывать со счетов представителей шиизма, второго по значению течения в исламе, чьи последователи составляют до 30 процентов населения Пакистана. А Зия-уль-Хак, проводя политику исламизации страны, опирался на суннитов. Поэтому катастрофа очень напоминает акт самоубийства одного из членов экипажа. По другим данным, некий техник в аэропорту являлся ревностным шиитом и вполне мог пронести на борт «Геркулеса» контейнер с отравляющим газом, воспользовавшись для этого ремонтными работами.

Наиболее заинтересованные в гибели президента лица — пакистанские военные. Зия-уль-Хак занимал должность начальника штаба сухопутных сил более тринадцати лет вместо положенных четырех. При этом престиж армии как боевой силы падал, а офицеры превращались в бизнесменов и теневых дельцов. Более того, внешняя и внутренняя политика Зия-уль-Хака ставила под угрозу получение от США четырехмиллиардной военно-экономической помощи Пакистану. И тогда испуганные надвигающимся экономическим и политическим кризисом пакистанские генералы решили действовать. Недаром министр обороны Пакистана Чама позже заявил: «Кто хочет узнать причины гибели Зия, пусть позвонит в рай».
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о зубной пасте
Интересное про Тибет
Интересное про овощи - 2
Интересное про шприц
Храм Сурьи в Конараке
Магомет
Архип Иванович Куинджи
Собор Святого Петра