Главный источник жизни и «чёрной смерти»

Умный сайт - Главный источник жизни и «чёрной смерти»
Главный источник жизни и «чёрной смерти»

     Мы живём только потому, что Земля существует в лучах «звезды, которую назвали Солнцем». Можно сказать даже, что наша планета находится в атмосфере Солнца. Ведь она не кончается вблизи видимого диска. Отдельные частицы солнечной атмосферы, короны, обнаружены даже за пределами земной орбиты.

Животворную роль Солнца хорошо понимали уже тысячи лет назад. У многих народов мира оно не только обожествлялось, но и было самым главным богом, дарующим жизнь смертным. «Как прекрасен твой восход на горизонте, о Атон предвечный! — воспевали Солнце древние египтяне. — Ты восходишь на восточном горизонте, ты наполняешь мир своими красотами. Ты прекрасен, велик, лучезарен, высок над всею землёю; лучи твои обнимают все страны, которые ты сотворил. Ты далеко, а лучи твои на земле…»

От разнообразных космических излучений Землю надёжно защищает её «шуба» — многослойная газовая оболочка. Но космические «бури» временами сотрясают корпус нашего «космического корабля». Особенно мы чувствительны к возмущениям на Солнце. Теперь уже известны многие стороны этого влияния. По-видимому, вся биосфера Земли в той или иной мере ощущает его. Следует оговориться, что эта точка зрения с великим трудом завоевала себе «права гражданства».

Смелая гипотеза о том, что между деятельностью Солнца и жизнью на Земле существует тесная связь, была выдвинута ещё до революции Александром Леонидовичем Чижевским. Талантливый поэт и прозаик, живописец и историк, изобретатель и философ, он ещё при жизни снискал себе среди близко знавших его людей славу «Леонардо да Винчи XX века». В двадцать пять лет он был уже доктором всеобщей истории и продолжал приобретать новые знания на физико-математическом и медицинском факультетах Московского университета.

А. Чижевский был посмертно избран почётным членом более тридцати академий наук и академических обществ мира. Первый международный конгресс биофизиков избрал его своим почётным президентом. Но это было позже, гораздо позже. До того было полное неприятие новых, необычных идей и насмешки.

Учёный посвятил свою жизнь созданию науки, которая в наши дни названа гелиобиологией. Ещё в 1915 году восемнадцатилетний студент Московского археологического института Александр Чижевский выступает с докладом «Периодические влияния Солнца на биосферу Земли». Он утверждает: жизнь на нашей планете тесно связана с деятельностью Солнца, с её цикличностью.

Обратившись к древнеславянским летописям и германским хроникам, к трудам арабских, армянских и других авторов, Чижевский нашёл в них подтверждение своей догадке: наше дневное светило имело прямое отношение к страшным эпидемиям чумы и холеры, оспы, инфлюэнцы и других болезней, против которых человечество тогда не знало защиты.

Учёный собрал все исторические данные о вспышках чумы с 430 года по 1899 год. Построенный на основании этих данных график обнаружил совершенно чёткую закономерность — в эпидемиях был ритм, который полностью соответствовал ритму солнечной активности! Зависимость была столь очевидной, что отпадали последние сомнения. Солнце, дающее нам свет, приносит временами и «чёрную смерть»…

«…Прохождение солнечных пятен ожидается 9 марта 1934 года. Предполагается, что пятна будут большой интенсивности в течение 5–10 дней. Соблаговолите сообщить нам наблюдаемые факты: будут ли усиливаться различного рода недомогания при острых и хронических заболеваниях…» Письма с такой необычной просьбой получили в тот год многие медицинские клиники Франции. Их рассылал Международный институт по изучению космических излучений, почётным председателем которого был профессор А. Чижевский.

Сорок тысяч наблюдений показали, что число острых сердечных приступов возрастает с усилением солнечной активности. За прошедшие с тех пор десятилетия гелиобиологи накопили массу фактов солнечно-земных связей. Так, киевские медики в 1966 году сообщали: инфаркт миокарда наблюдается чаще за два-три дня до магнитных бурь и спустя сутки после них. Это наводит на мысль, что человеку опасна не сама высокая солнечная активность, а периоды резких колебаний этой активности.

«Зеркалом организма» назвал кровь выдающийся французский физиолог К. Бернар. Изменения в её составе говорят о начавшейся болезни. Однако с тем же успехом кровь можно назвать «зеркалом внешней среды». Изучая влияние космоса на кровь, японский учёный Маки Таката и советский врач-гематолог Н. Шульц выяснили, что вспышки на Солнце изменяют в крови количество лейкоцитов, а они, как известно, выполняют в организме защитную функцию. Просмотрев огромное число анализов крови по разным странам, Н. Шульц обнаружил, что, начиная с конца XIX столетия, содержание белых кровяных шариков у людей всё время понижалось. В конце XIX века нормой у взрослых считалось десять—четырнадцать тысяч лейкоцитов на один кубический миллиметр крови. В начале XX века нормой стали считать восемь—двенадцать тысяч, через двадцать лет она упала до шести—десяти тысяч, а перед Второй мировой войной составляла шесть—восемь тысяч. В конце 50-х годов у здоровых людей определяли три-четыре тысячи лейкоцитов в одном кубическом миллиметре крови. Даже аппендицит в то время протекал без выраженного лейкоцитоза.

Оказывается, столь значительное колебание одного из важных показателей крови прямо следовало за Солнцем. Как известно, в конце XIX и начале XX веков солнечная активность была минимальной; она постепенно нарастала и в 1957–1958 годах достигла максимума. Затем кривая активности снова пошла вниз. Исследования других учёных показали, что магнитные бури нарушают регуляцию в механизме свёртывания крови, что ведёт и к тромбозам, и к кровотечениям. В годы «бурного» Солнца возрастает число нервных заболеваний. Острее протекают приступы аппендицита. У здоровых людей понижается работоспособность. У школьников падает успеваемость.

На дорогах растёт число автомобильных происшествий. Даже туман и гололёд не приносят порой столько аварий, как «взволнованное» Солнце. Теперь о «солнечноопасных» днях заранее предупреждаются дорожные службы. И хотя на небе ни облачка, прекрасная видимость, нужно удвоить внимание, сдерживать любителей быстрой езды. Солнце грозит бедой.

Статистика свидетельствует, что дорожные аварии учащаются на второй день после сильной солнечной вспышки. «Связь поведения человека и животных с космическими явлениями, — говорит по этому поводу Н. Агаджанян, — кажется непонятной, таинственной только тогда, когда два эти фактора рассматриваются изолированно, когда игнорируется звено, которое их связывает. Например, кажется невероятной, случайной связь между такими далёкими событиями, как появление пятен на Солнце и увеличение числа дорожных катастроф. Непонятно? Странно? Но если знать, что в экспериментах с использованием модели магнитных бурь обнаружились изменения биоритмов коры головного мозга, если учесть, что в период хромосферных вспышек на Солнце реакции человека замедляются в четыре раза, — тогда таинственность исчезает, всё становится на своё место». С появлением компьютеров, способных «переварить» гораздо больше информации, нежели человек, мысль о дирижёрской роли нашего светила в земных делах становилась всё очевиднее. Обработанные с их помощью данные за одно-два столетия подтвердили, что дизентерия и брюшной тиф, клещевой энцефалит и туляремия, дифтерит и корь у детей — все эти опасные болезни расцветают при «бурном» Солнце, у них обнаружена явная десяти-одиннадцатилетняя периодичность.

Ещё раньше А. Чижевский убедительно показал, что пандемии гриппа послушно следуют за солнечными циклами. Основываясь на своих выводах, он предсказал будущие сроки, на десятилетия вперёд, девяти вспышек гриппа, и восемь из них оправдались. «Казалось бы, — писал создатель космической биологии, — смерть и Солнце не могут пристально взирать друг на друга. Однако это неверно: бывают дни, когда для больного человека Солнце является источником смерти. В такие дни из жизнеподателя оно обращается в заклятого врага, от которого человеку никуда ни скрыться, ни убежать. Смертоносное влияние Солнца настигает человека повсюду, где бы он ни находился. Лишь наука, которой дано предвидеть заранее явления, может указать на грозящую опасность, и дело врача мобилизовать орудия медицины, чтобы больной организм мог перенести эту неравную борьбу с теми производными явлениями, которые возникают в результате специфического излучения Солнца».

Доктор И. Эрмени из Будапешта изучил почти пять с половиной тысяч несчастных случаев на дорогах, происшедших в венгерской столице с 1963 по 1964 год. «Геомагнитные бури, — пишет он, — сопровождаются увеличением количества несчастий на 101 процент». Изучение более шестисот несчастных случаев в венгерской металлургической промышленности в 1962–1964 годах привело учёного к выводу о том, что «магнитные бури, вероятно, очень опасны, в особенности если они сопровождаются резким понижением температуры». «Своевременные предостережения, — заключает он, — позволили зарегистрировать уменьшение ежегодных несчастных случаев в промышленности на 10–20 процентов». Немецкий исследователь Р. Мартини тоже сравнивал несчастные случаи на производстве с солнечной активностью. Он учитывал только случаи, вызванные оплошностью, невниманием или раздражённостью рабочих. Его статистический материал опирался на данные о трёхстах шести рабочих днях в угольных шахтах Рура, во время которых произошло более пяти с половиной тысяч несчастных случаев.

Исследование дало поразительно чёткий результат: количество несчастных случаев среди шахтёров увеличивается в дни сильной солнечной активности; в спокойные дни, наоборот, меньше всего катастроф. Конечно, никто не отважится, опираясь на эти данные, доказывать, что всегда и во всём виновато наше доброе светило. Однако столь же рискованно и отрицать его участие. Правда, скорее косвенное: ведь и оплошность, и невнимательность, и раздражительность, ставшие непосредственной причиной того или иного несчастья, могли быть следствием каких-то «сдвигов» в психике, общем самочувствии пострадавших под влиянием усилившейся деятельности Солнца.

Не только мы с вами чувствительны к процессам, происходящим на Солнце. Вся живая природа Земли, животные и растения, чутко отзываются на солнечные ритмы. Известный энтомолог Н. Щербиновский, многие годы изучавший пустынную саранчу, выявил чёткую закономерность — огромные всепожирающие стаи этого вредителя появляются вместе с активизацией солнечной деятельности.

Исследованиями многих учёных доказана прямая зависимость между вспышками на Солнце и размножением рыб. Обнаружено, что увеличение «поголовья» исландской речной сельди, лососей и трески бывает через каждые одиннадцать лет. Выявлены одиннадцатилетние ритмы годичных колец у некоторых видов деревьев. С одиннадцатилетней периодичностью то повышается, то падает температура воды Мирового океана, интенсивность его течений, а с этим связаны ритмы в развитии водорослей, планктона.

Изучение записей в старинных таможенных и ясачных (податных) книгах показало, что Солнце заметно влияет даже на размножение соболей. В годы «максимумов» этого ценного зверька добывалось больше. И не только это — солнечные пятна и протуберанцы заметно влияли на окраску собольих шкурок….

Старое в новом…

Небезызвестный афоризм гласит: «Всякое новое есть хорошо забытое старое». Он в немалой степени приложим и здесь. Когда биологи наших дней стали открывать всё новые закономерности в солнечно-земных связях, историки науки вспомнили о наблюдениях и предвидениях учёных прошлого. Великий медик древнего мира Гиппократ, заметив необъяснимую связь многих болезней с катаклизмами в природе, прозорливо пытался связать свои медицинские наблюдения с космическими явлениями. Однако уровень науки той эпохи не позволил ему сказать что-либо более определённое. Ведь о циклах в деятельности Солнца тогда ничего не было известно.

Когда в 1847 году по Европе прокатилась волна гриппа, у многих было впечатление, что грипп возник в один и тот же день в Англии, Франции, Бельгии, Дании. Отмечалось не только стихийное возникновение эпидемий, но и стихийное их прекращение. В отчёте о чуме в Астраханской губернии врач Страховский писал: «Видимо, в окружающей среде что-то произошло, что внезапно прекратило эпидемию ещё до прибытия противочумной комиссии». А во время холерной эпидемии 1837–1838 годов многие врачи прямо указывали, что причиной являются изменения в «электричестве и магнетизме земли и воздуха».

XVIII век. Однажды на лондонской бирже появился астроном Джон Гершель. Он попросил показать ему записи о ценах на хлеб за последние несколько столетий. Учёный хотел убедиться в правильности своих догадок о периоде солнечной активности. Цены на хлеб зависят от урожайности, а на урожайность, заключил он, должна влиять солнечная активность. На бирже предположение учёного подтвердилось: цены на хлеб колебались в соответствии с процессами, происходящими на Солнце. Одиннадцатилетняя периодичность солнечной активности как закономерность была доказана. Об открытии на бирже было сообщено в научных вестниках, но затем о нём надолго забыли.

Зависимость урожаев зерновых от солнечных пятен теперь не подвергается сомнению. Так, мировое производство пшеницы увеличивалось в 1958 и 1968 годах, что совпадало с максимумом пятен на Солнце. Впрочем, зависимость эта не так проста, как кажется с первого взгляда. По-видимому, солнечные пятна довольно значительно влияют на погоду, а через неё на урожай, но механизм этого влияния остаётся ещё не раскрытым.

Владимир Иванович Вернадский считал, что Земля и жизнь на ней не могут развиваться обособленно от солнечных процессов, коль скоро планета находится в вечно движущемся потоке звёздной энергии. Это так же невозможно, как и «независимое» развитие водоросли, которую колышет течение реки…

Как уже выяснено, далеко не все из нас одинаково отзываются на «солнечные каверзы». У одних геомагнитные бури вызывают немедленную и весьма заметную ответную реакцию; у других она проявляется с опозданием на сутки; а есть люди, обладающие от природы хорошей защитой от магнитных атак. Исследования биологов всё больше убеждают нас в том, что влияние солнечных возмущений на живые организмы осуществляется через магнитные поля. Высказывается предположение, что геомагнитные возмущения раздражают так называемый бульварный центр блуждающего нерва, а этот последний, как известно, контролирует работу сердца. Здоровое сердце справляется с таким осложнением довольно легко; для больного оно оборачивается борьбой за жизнь.

Интересную мысль о механизме космических влияний на живое вещество предложил советский биолог А. Дубров. Электромагнитные поля вмешиваются непосредственно в работу клеток. «Реакция клеток на геомагнитное поле, — пишет учёный, — непрерывно меняется, причём растения реагируют не только на изменение величины поля, но и на его направление. В основе этой необычной связи, по нашему мнению, лежит тот факт, что проницаемость клеточных мембран находится под непосредственным влиянием геомагнитного поля».

Исследователи М. Козарь и А. Иванова проверяли защитные свойства слюны в годы минимума и максимума солнечного цикла. В 1964 году при «спокойном» Солнце слюна, даже сильно разбавленная, прекрасно выполняла свои защитные функции — уничтожала всех микробов. А через четыре года, когда нашу планету атаковало «возмущённое» Солнце, слюну словно подменили. Те же микроорганизмы жили и развивались в ней безболезненно. Добавим, что в 1964 году у нас в стране было наименьшее число кишечных заболеваний.

Так чем же обуславливается, чем вызывается эта удивительная цикличность происходящих на Солнце процессов? Такого ответа на этот вопрос, который удовлетворил бы всех учёных, пока нет. Одно из правдоподобных объяснений предложил на рубеже XIX и XX столетий английский учёный Э. Браун. Виновник солнечных возмущений, по его мнению — притяжение планет, вызывающее на Солнце приливы. В первую очередь это относится к гиганту Юпитеру. Близкий к Солнцу Меркурий, хотя и невелик по своей массе, тоже может вносить свою лепту. Во всяком случае, он может выполнять роль «спускового крючка» для отдельных вспышек. Отталкиваясь от этой гипотезы, английские астрономы вычислили, в какой момент планеты Солнечной системы расположатся так, что их гравитационное влияние на Солнце будет наибольшим, и предсказали с точностью до нескольких часов (!) вспышки на Солнце. Это было летом 1967 года. Пожалуй, что к солнечным возмущениям имеет отношение один Юпитер. Астрономы уже давно заметили: когда на этой планете начинают «играть» магнитные силы — а они здесь в десятки раз более мощные, чем у Солнца, — скоро на Солнце всколыхнутся недра. К закону всемирного тяготения такую связь, очевидно, свести непросто.

Солнечные пятна — это лишь внешнее проявление тех загадочных перемен, которые происходят в нижних слоях звезды. Значит, планеты «запускают лавину» не с поверхности, а от центра Солнца. Но как они это делают, какие силы объединяют недра небесных тел, пока совсем неясно.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про Черное море
Интересное про деньги
Интересное о Мохенджо-Даро
Интересное о землетрясениях
Валентин Александрович Серов
Знаменитые люди
Парфенон
Церковь Вознесения в Коломенском