Изгнанный из отечества

Умный сайт - Изгнанный из отечества
Изгнанный из отечества

     Незадолго до того, как афинские судьи выносили смертный приговор Сократу, в Древней Греции проходил другой процесс — над философом Анаксагором. В большом труде, посвященном его жизни и творчеству, исследователь И. Д. Рогожинский сразу же сообщает, что дошедшие до нас хронологические данные о философе очень скудны, к тому же неточны, а порой и вовсе противоречивы. К другим сведениям относятся полулегендарные и полуанекдотические сообщения о некоторых событиях и о словах, якобы сказанных Анаксагором по тому или иному поводу.

Анаксагор был родом из небольшого торгового городка Клазомен. Все источники утверждают, что он получил большое наследство, но вскоре утратил его, так как ничем, кроме науки, не занимался. Еще в молодости будущий философ переехал в Афины, где и прожил большую часть своей жизни. Имя Анаксагора в истории афинского государства V века до нашей эры оказалось неразрывно связанным с именем Перикла Данные об их дружбе и о том влиянии, какое оказал молодой философ на лидера афинской демократии, подтверждаются многими свидетельствами. Достоверно известно, что он написал одно философское сочинение, хотя есть сведения, что у него были сочинения и по другим вопросам, например, по применению законов перспективы к театральной живописи.

Некоторые источники изображают Анаксагора как ученого, далекого от житейских забот и отрешенного от мира. В «Никомаховой этике» Аристотеля его имя стоит рядом с именами мудрецов, знания которых вызывали удивление, но с практической точки зрения оказывались бесполезными. А в «Эвдемовой этике» сообщается, что на вопрос: «Для чего человеку лучше появиться на свет и жить, чем не жить?» — Анаксагор будто бы ответил: «Для того чтобы наблюдать небо, а на нем звезды, Солнце и Луну». Сам философ ощущал себя гражданином Вселенной и, по некоторым рассказам, был равнодушен к родному полису, не принимал участия в общественной и политической жизни. «Неужели родина тебя нисколько не интересует?» — спросили Анаксагора, и он, указав на небо, ответил:«Помилуй бог! Родина даже очень интересует меня!».

Рассказы о суде над Анаксагором относятся к позднему времени и имеют большей частью легендарный характер, так как нет конкретных сведений ни о времени его проведения, ни о формулировке обвинения, ни о приговоре. Нет даже точных сведений о том, состоялся ли этот суд на самом деле или Анаксагор покинул Афины еще до процесса. Судя по тем отрывочным сведениям, которые все же дошли до нас, философ обвинялся в безбожии, но историки предполагают, что процесс над Анаксагором был только частью кампании против Перикла, которую вели политические противники последнего. О суде над философом сохранилось несколько версий, и одна из них сообщается Плутархом в биографии Перикла.

Перед началом Пелопоннесской войны прорицатель Диопиф внес в народное собрание законопроект, согласно которому государственными преступниками должны считаться лица, которые не признают установленной религии или распространяют учение о небесных явлениях. Законопроект этот был прямо направлен против Анаксагора, астрономические взгляды которого не соответствовали общепринятым представлениям. И Перикл, опасаясь за судьбу философа, уговорил его покинуть Афины, не дожидаясь суда.

По версии Сотиона, александрийского философа и историка II века до нашей эры, дело все же дошло до суда. Философа обвинили в безбожии, так как он утверждал, что «Солнце есть огромная глыба». Вопреки утверждениям жрецов, что Солнце — это бог Гелиос, пересекающий небесный свод на золотой колеснице, Анаксагор осмелился утверждать совсем другое: «Солнце — не что иное, как сгусток огня, оторвавшийся от Земли силой вращения!». Жрецы требовали сурово наказать вольнодумца за столь предерзкие суждения. В защиту Анаксагора выступил Перикл, который добился, чтобы философа присудили лишь к штрафу в пять талантов и к изгнанию из Афин.

Версия Сатира, биографа III–II веков до нашей эры, известна лишь в изложении Диогена Лаэртского и резко отличается от версий Плутарха и Сотиона. Согласно Сатиру, обвинение против Анаксагора возбудил Фукидид — политический противник Перикла, причем философ обвинялся не только в безбожии, но и в сочувствии персам. В результате Анаксагор был заочно приговорен к смертной казни.

Однако И. Д. Рогожинский в своем исследовании указывает, что версия Сатира содержит серьезные хронологические противоречия. Согласно ей, суд над Анаксагором переносится на более ранние времена, так как в 442 году до нашей эры сам Фукидид навсегда покинул Афины. Исходя из этого, некоторые исследователи считают, что Анаксагор дважды подвергался судебному преследованию: первый раз в 450-е годы до нашей эры, когда шла борьба между Периклом и аристократической партией, и во второй раз — перед началом Пелопоннесской войны.

А Диоген Лаэртский приводит еще и рассказ из «Жизнеописаний» Гермиппа, ученика знаменитого александрийского поэта и ученого III века до нашей эры Каллимаха. Гермипп сообщает, что Анаксагора заключили в темницу, чтобы потом предать смертной казни.

Тогда Перикл вышел к народу и спросил: «Может ли кто-нибудь упрекнуть в чем-либо его, Перикла?». И афиняне сказали, что не могут. На это Перикл сказал им: «А ведь я — ученик его. Итак, не верьте клевете и не предавайте смерти этого человека, но послушайте меня и отпустите его». Афиняне так и сделали, однако Анаксагор не мог перенести позора и покончил жизнь самоубийством.

Пятая версия о суде над Анаксагором идет от Иеронима Родосского — перипатетика III века до нашей эры. Согласно ей, Перикл привел философа в суд расслабленным и истощенным болезнью, так что судьи оправдали его более из сострадания, чем на основании судебного разбирательства. Так это было или иначе, но философ вынужден был покинуть Афины. Анаксагор поселился в Лампсаке — довольно большом торговом центре на малоазийском берегу Геллеспонта, где пользовался почетом и уважением. Когда правители города спросили философа о его последнем желании, тот попросил, чтобы в месяц его кончины устраивались детские игры. Так и было сделано, а еще в честь Анаксагора был воздвигнут алтарь, и память о философе чтилась еще целое столетие после его смерти.

Современником Анаксагора был самый известный древнегреческий софист Протагор. Век софистов был временем расцвета личного самосознания древних греков, выросших под впечатлением персидских войн, после чего великий идеал свободы уже никогда не терял для них своего обаяния. По одним сведениям, Протагор, родившийся в городе Абдеры, сначала был носильщиком. Однажды философ Демокрит, тоже уроженец этого города, увидел, как тот ловко связывает дрова, чтобы их удобнее было нести, и удивился сообразительности Протагора. Он счел его достойным заниматься философией и принял в число своих учеников. [В науке эта история считается вымыслом, так как семья Протагора была достаточно богата, к тому же Демокрит был на 20 лет моложе Протагора. ] Но достоверно неизвестно, у кого Протагор учился философии, однако он был очень красноречив и, увлекаемый славой, отправился в путешествие по Греции. В 451 году до нашей эры он пришел в Афины, где хотел посвятить себя философии и риторике.

Обладая выдающимися способностями, Протагор в течение 40 лет преподавал философию и красноречие и стал известен по всей Греции. Он тоже завоевал уважение Перикла и даже чуть было не сделался его домашним человеком. Этот философ был постоянно связан с самыми выдающимися людьми в Афинах и читал им свои сочинения, например, «Книгу о богах». Со своими учениками он штудировал древних поэтов, изучал мифы и предания, но от его собственных сочинений до нас дошло всего восемь отрывков, которые по большей части состоят из коротких фраз. Это, естественно, затрудняет восстановление целостности учения Протагора не только в полном объеме, но и по отдельным вопросам.

Протагор был первым в Греции философом, который стал учить за плату, из-за этого он даже вел судебный процесс с одним из своих учеников. Богатый юноша Эватл хотел научиться судебному красноречию и заплатил Протагору столько, сколько тот потребовал. Половину денег он отдал сразу же, а вторую часть договорился отдать в тот день, когда блестяще выиграет свое первое дело. Эватл долго был спутником и слушателем Протагора, многому у него научился, но к самостоятельному делу все не приступал. Казалось, что он совсем не собирается платить вторую часть оговоренной суммы, и тогда Протагор затеял тяжбу. Когда они пришли к судьям, философ так начал свою речь:

    Объясни мне, глупый юноша, который из двух способов приведет к тому, чтобы ты удовлетворил мой иск. Решение суда будет или «против» тебя, или «за» тебя. Если «против», то плата должна следовать мне по существу дела, так как я окажусь победителем. Если «за», то плата должна мне следовать по условию, так как ты победишь (в своем деле. — Ред.).

    На это Эватл ответил: «Я мог бы идти навстречу этой твоей двусмысленной уловке, не выступая с речью сам, а призвав на помощь другого защитника… Но для меня будет больше удовольствия, если я выйду победителем не только в процессе, но и в доказательствах. Объясни же и ты мне, мудрейший учитель, какой из двух способов приведет к тому, что я не удовлетворю твоего иска. Если судьи выскажутся „за" меня, ты ничего не получишь по решению, ибо я окажусь победителем; если же „против" меня, ты ничего не получишь по условию, так как я не выйду победителем».

Судьи решили, что слова обоих малопонятны и сомнительны и, чтобы не высказаться в ту или другую сторону, решили затянуть дело. Этот процесс в науке тоже считается вымыслом, но он является прекрасным образцом греческой софистики. [Слово «софист» в Древней Греции имело разные значения Софокл, например, называет так изобретательных людей, Эврипид в своем сочинении «Ипполит» употребляет его в значении «хитрец» К концу V века до нашей эры слово «софист» даже становится синонимом слов «клеветник, болтун, фокусник».]

Под конец жизни счастье изменило Протагору: это случилось после того, как один из учеников обвинил его в вольнодумстве.

Поводом послужила «Книга о богах», в начале которой философ написал: «Относительно богов я не могу знать — есть они или их нет. Многое препятствует этому — неясность предмета и краткость человеческой жизни». От таких слов жрецы пришли в негодование, и Протагору тоже пришлось спасаться от преследований. Не надеясь на оправдание, в 411 году до нашей эры 70-летний философ отправился на корабле в Сицилию, а в это время на одной из афинских площадей жгли его книги. По пути во время бури философ погиб…

Трудная судьба выпала и на долю древнегреческого поэта и философа Ксенофана Колофонского, который учил о единстве, вечности и неизменяемости сущего. Странствующий певец, он с кифарой бродил по городам Древней Эллады и пел о том, что не боги создали людей по своему подобию, а люди создали богов по своему образу. Он говорил: «Не от начала все открыли боги бессмертные, но постепенно, ища, люди находят лучшее». Ксенофана тоже изгнали из родного города, и он вынужден был всю жизнь скитаться по греческой земле, нигде подолгу не задерживаясь, чтобы избежать расправы за свои богохульные мысли.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про волосы
Интересное про денежные суеверия
Интересное про Бермудский треугольник
Интересное о Египте
Грегор Мендель
Каучуковые люди
Стефан Яворский
Сокровища Монте-Альбана