Капповский путч

Умный сайт - Капповский путч
Капповский путч

     В июне 1919 года командующий берлинским гарнизоном Лютвиц в беседе с военным министром Германии Носке откровенно заявил, что после согласия правительства Эберта подписать Версальский договор офицерский корпус потерял доверие к этому правительству и даже к нему – военному министру. Офицерский корпус, подчеркнул Лютвиц, считает, что нынешнее правительство необходимо заменить правительством «твердой руки» с диктаторскими полномочиями.

26 июля 1919 года Лютвиц собрал в Берлине офицеров высшего ранга; явились генералы Гофман, Хейдук, Овен, Хюльзен, Леттов-Форбек, Меркер, Липпе, Штокгаузен, Гаммерштейн, полковник Рейнгард и другие. Лютвиц изложил политическую ситуацию и поставил вопрос о том, что военные должны в ближайшее время захватить власть. «Правительство своей слабостью приведет страну к гибели, – говорил он. – Долг офицерства – взять на себя руководство нацией».

Офицерский корпус решил предъявить правительству программу, которая состояла из следующих требований: отказ от выдачи виновников войны и от сокращения армии, недопущение представителей НСДПГ в состав правительства, проведение необходимых мероприятий по обеспечению армии, восстановление в ней прежней воинской дисциплины и сохранение старых офицерских кадров.

На рубеже 1919 и 1920 годов подготовка путча вступила в решающую фазу. У майора Пабста состоялось несколько совещаний будущих руководителей переворота – Каппа, Лютвица, полковника Бауэра. Одним из главных закулисных руководителей путча был генерал Людендорф. Заговорщики устанавливали связь с видными чиновниками государственного аппарата, особенно в военном министерстве и полиции.

Прусский юнкер Вольфганг Капп получил известность в годы Первой мировой войны, когда он обвинил рейхсканцлера Бетман-Гольвега, сомневавшегося в эффективности неограниченной подводной войны, в антипатриотизме.

В «Клубе национального объединения», который стал по сути штабом заговорщиков, Капп занимал доминирующее положение. Он руководил составлением политических документов, предназначенных для публикации после начала контрреволюционного путча. К Каппу сходились все нити подпольной подготовки переворота.

Организаторы деятельно подбирали кандидатуры будущих министров. Эберту хотели предложить остаться на посту президента. В состав будущего «делового правительства» решили включить несколько социал-демократов.

Одновременно проходила чистка командного состава рейхсвера от офицеров, ненадежных с точки зрения заговорщиков. Так, Лютвиц сместил с поста своего начальника штаба Штокгаузена.

В январе 1920 года уже обсуждались сроки и план осуществления переворота.

Подготовка к путчу шла также в провинции. 14 января 1920 года генерал фон дер Гольц в директивном послании активному заговорщику капитану Бертхольду писал, что главное условие успеха переворота – это сохранение подпольных военных организаций и разъяснительная работа среди населения. Особенное внимание должно быть обращено на юношеские и спортивные организации. Если вы все это выполните, писал генерал, «то нам легко будет наставить на путь истинный население».

Очень активно готовились к путчу в северо-восточных районах страны, где были сосредоточены сравнительно крупные силы рейхсвера и добровольческих корпусов. В этих районах также размещалась 40-тысячная армия фон дер Гольца, выведенная из Прибалтики в декабре 1919 года. Под видом сельскохозяйственных рабочих солдаты были распределены по крупным имениям Восточной Пруссии.

9 марта 1920 года Лютвиц попросил аудиенцию у президента. Утром 10 марта Эберт принял генерала в присутствии Носке и нескольких других военных. Во время беседы Лютвиц вручил президенту политические требования заговорщиков, среди них: немедленный роспуск Национального собрания и выборы рейхстага; выборы президента всеобщим голосованием; назначение на министерские порты «министров-специалистов»», отказ от сокращения армии и флота; отказ от выдачи виновников войны.

После этого Эберт и Носке поняли всю опасность положения. 11 марта был отдан приказ об аресте главарей готовящегося переворота: Каппа, Лютвица, Пабста, полковника Бауэра и Шницлера. Однако, как замечает Носке, полицейский аппарат перестал функционировать. Начальник первого отдела берлинской полиции Фробозе и начальник полиции безопасности Лойе предупредили главных заговорщиков, и те скрылись.

Носке отправил адмирала Тротта и генерала фон Овена проверить слухи о готовящемся походе морской бригады Эрхардта на Берлин. Но прежде чем выполнить поручение министра, генералы сообщили о цели своей миссии Эр-хардту. Вернувшись, эмиссары доложили министру, что в лагере «все спокойно, все мирно спят». Это же заявил адъютант военного министра майор фон Гильза вечером 12 марта на пресс-конференции. «Идите и вы, господа, спать», – обращаясь к журналистам, сказал в заключение представитель военного министерства.

Между тем капитан Эрхардт привел свою бригаду в полную боевую готовность и объявил о походе на Берлин для свержения правительства Эберта. Узнав о начавшемся перевороте, Носке в ночь на 13 марта собрал совещание офицеров генерального штаба и поставил вопрос об оказании вооруженного сопротивления заговорщикам. Одни за другим участники совещания высказались против этого. Генерал Сект мотивировал свой отказ тем, что «одна часть рейхсвера не может стрелять в другую». Носке ответил, что тогда он мобилизует полицию. «К сожалению, – ответил с улыбкой Сект, – полиция тоже примкнула к восставшим». По словам Рабенау, Носке воскликнул: «Мне остается теперь лишь покончить с собой, вы все меня покинули».

Носке посоветовал Эберту созвать экстренное заседание правительства На нем было решено «во избежание кровопролития» покинуть Берлин. Правительство направилось в Дрезден искать защиты у генерала Меркера. В это время генерал уже имел приказ Каппа и Лютвица арестовать Бауэра и его министров. Но он это не сделал Капп ошибался, писал позже Меркер, полагая, что, как и пятьдесят лет назад, центр политической и экономической жизни находится в Восточной Пруссии, он не заметил, что этот центр переместился на промышленный запад. Капп считал, что если он захватит Берлин, то станет хозяином Германии Это была роковая ошибка Вот почему Сект, Меркер и Ваттер заняли по отношению к путчу выжидательную позицию.

В шесть часов утра 13 марта 1920 года морская бригада Эрхардта была введена в Берлин и расположилась лагерем у Бранденбургских ворот. Кроме того, в Берлин вошли дивизии генералов Шюльзена и Овена и ряд других добровольческих корпусов. Части рейхсвера, стоявшие вокруг Берлина, также находились на стороне путчистов.

В семь часов утра в расположение войск прибыли главари путча во главе с Каппом и Лютвицем. Капитан Эрхардт отдал им рапорт. «Мы вас благополучно доставили к Бранденбургским воротам, теперь покажите, господин тайный советник, что вы умеете навести порядок в государстве», – сказал он, обращаясь к Каппу. К этому времени уже стало известно о бегстве правительства Эберта – Бауэра из Берлина.

Генерал Лютвиц распорядился занять все государственные учреждения. Черно-бело-красный флаг взвился над рейхстагом. Бригада Эрхардта прошла торжественным маршем по главным улицам Берлина. На шлемах у солдат добровольческих корпусов под знаком свастики было мелом написано: «За Каппа, кайзера и право».

Утром 13 марта из фешенебельных кварталов города к центру Берлина устремилась хорошо одетая публика. Появилось много молодежи, студентов. Все они приветствовали путчистов. Но то был далеко не весь Берлин, и прежде всего – не рабочий Берлин. Правительственный квартал оцепили проволочными заграждениями, повсюду расставили сторожевые посты и пулеметы. Путчисты сформировали новое правительство. Капп получил портфель рейхсканцлера и премьер-министра Пруссии, генерал Лютвиц – военного министра, фон Ягов – министра внутренних дел…

На улицах был расклеен указ нового правительства. В нем говорилось о свержении старых властей и об образовании нового правительства. Прусский ландтаг был объявлен распущенным. В тот же день генерал Лютвиц издал приказ, в котором говорилось, что всю власть в Берлине и в провинции Бранден-бург он взял в свои руки, что указ прежнего правительства от 13 января (имелось в виду введение осадного положения) остается в силе. Одной из первых акций путчистов было запрещение выхода всех газет, которые выступают против нового правительства. Капп также угрожал смертной казнью организаторам забастовок и пикетчикам.

Ближайшие советники Каппа и Лютвица – «теоретики» Шницлер, Гра-бовский и другие считали, что новое правительство не сумеет управлять страной лишь одними приказами об осадном положении, о смертной казни за забастовки и угрозами других репрессий. Надо, говорили они, опубликовать политическую и экономическую программу.

13 марта 1920 года появился «манифест» нового правительства. В этом документе Капп и Лютвиц провозглашали себя спасителями Германии от «катастрофы» и «окончательного разрушения правопорядка». Путчисты утверждали, что правительство Эберта было не в состоянии предохранить Германию от «большевистской опасности» с Востока. Новое правительство обещало «спасти» немецкий народ и от «рабства интернационального крупного капитала».

Развивая идеи «манифеста», правительство Каппа опубликовало 14 марта 1920 года экономическую и социальную программу. Оно обещало ввести льготную финансовую и налоговую систему, погашение внутренних государственных займов. Говорилось также об отмене принудительного регулирования цен, о предоставлении всем хозяйственной самостоятельности, раздавались обещания улучшить жизнь средних слоев населения и чиновничества.

14 марта Капп заявил, что правительство вполне сознает возможность оппозиции со стороны большинства рабочих. Однако оно «намерено в корне подавить выступления рабочих и лишить их приобретенных недавно прав, если они вздумают прибегнуть к силе».

Деятельность правительства Каппа не нашла благоприятного отзыва даже со стороны самых активных его сторонников. «Министр внутренних дел» путчистов фон Ягов говорил на судебном процессе, что 13 марта, когда по улицам Берлина маршировала бригада Эрхардта, Капп и другие казались людьми с крепкими нервами, но когда положение осложнилось, картина резко изменилась. Полковник Бауэр дрожал так, что не мог выговорить ни одного слова. Майор Пабст был совсем подавлен. «Идейный вождь» капповской авантюры генерал Людендорф дал правительству Каппа столь же резкий отзыв: «Едва ли я в своей жизни видел более жалкое и более позорное зрелище, чем заседание правительства, где обо всем говорили и ничего не решали».

В кругах чиновничества авторитет «правительства» путчистов был ничтожен. Об этом свидетельствует, например, неудачная попытка Каппа и Лютвица получить деньги из государственного банка. Директор банка Гавенштейн под разными предлогами отказался выдавать им крупные суммы.

На следующий день после переворота определились позиции местных властей по отношению к «правительству» Каппа и Лютвица. Обер-президент Восточной Пруссии социал-демократ Винниг 14 марта вместе с генералом фон Эс-торфом отправил Каппу телеграмму о признании его правительства. Основываясь на заявлениях Каппа, что он будет содействовать восстановлению хозяйства, Винниг и Эсторф обязались проводить в жизнь программу путчистов.

Сторонником Каппа объявил себя и генерал Леттов-Форбек в Шверине. В Бреславле добровольческие корпуса Левенфельда и Аулука также перешли на сторону путчистов Власти промышленного запада Германии были склонны поддержать правительство Эберта – Бауэра. Да и Бавария, на которую кап-повцы возлагали большие надежды, обманула их ожидания.

Из политических партий полностью поддержали Каппа и Лютвица Немецкая национальная и Немецкая народная партии.

Но противников оказалось значительно больше. Утром 13 марта 1920 года за подписью руководителей социал-демократической партии и министров социал-демократов было опубликовано воззвание с призывом к всеобщей забастовке. Вслед за этим последовало воззвание лидеров реформистских профсоюзов к рабочим и служащим Германии.

Вся Германия была охвачена забастовочной борьбой. «Это самое крупное забастовочное движение, которое до сих пор видел мир, – писал О. Фолькман, – все работы прекращены. Не ходит ни один поезд, ни один трамвай, большинство магазинов закрыто. Много чиновников покинули свои учреждения. Господствует, очевидно, непреклонная воля скорее погибнуть, чем подчиниться правительству Каппа».

В рабочих районах и предместьях Берлина происходили вооруженные столкновения рабочих отрядов с контрреволюционными войсками и частями самообороны. Не обошлось без жертв.

Правительство Каппа – Лютвица просуществовало только пять дней, капитулировав 17 марта 1920 года. В своем заявлении по этому поводу Капп писал: «После того, как правительство Бауэра решило выполнить важнейшие политические требовании, которые послужили причиной образования 13 марта 1920 года правительства Каппа, рейхсканцлер Капп считает свою миссию выполненной и подает в отставку».

В полдень 18 марта бригада Эрхардта покидала Берлин. Ее командир выступил перед солдатами с речью, в которой убеждал их не сдавать оружия и не отказываться от поставленной цели. «Я остаюсь вашим политическим вождем, и я позабочусь о вас», – сказал Эрхардт солдатам.

Находившийся в Берлине вице-канцлер коалиционного правительства Шифер обратился к населению с воззванием, в котором говорилрсь: «Восстание подавлено. Конституционный порядок восстановлен. Правительство республики вновь обладает всей полнотой власти, принятой от народа».

Поразительно, но даже Капп и Лютвиц не были арестованы. С них взяли «честное слово», что они явятся в суд по первому же вызову; преступники воспользовались милостивым отношением к ним и сбежали за границу. Так же поступили и другие руководители контрреволюционного путча.

21 мая 1920 года военное министерство сделало сообщение о ходе следствия и о результатах судебного преследования капповцев. Из этого документа явствовало, что было возбуждено судебное следствие против 852 офицеров; из них 412 были амнистированы как «попутчики» или «случайные участники», 109 офицеров признаны невиновными. Некоторое количество военных – участников путча поплатились своими командными должностями и были уволены из рейхсвера. В их числе оказались те из офицеров, которые проявили особую непримиримость к республиканскому строю (генералы Леттов-Форбек, фон Ледебур, адмирал фон Трота, контр-адмирал фон Леветцов, полковник Вагенгейм и некоторые другие).

В конечном итоге лишь три активных участника капповского путча вынуждены были сесть на скамью подсудимых. Этот процесс состоялся только в декабре 1921 года, почти через два года после событий. Судили бывших министров правительства Каппа – Лютвица – фон Ягова, Вагенгейма и Шилле. Однако лишь фон Ягов был осужден на пять лет тюремного заключения, остальные были оправданы Ягов находился в крепости Гольнов недолго; он провел это время в приятных прогулках и на охоте. Вскоре и он был амнистирован. Капп вернулся в Германию в 1922 году и вскоре умер в тюрьме.


Не забудьте поделиться с друзьями
Интересные медицинские случаи и факты
Интересное о бриллиантах
Самые нервные профессии
Интересное про бабочек
Махатма К. Ганди
Василий Иванович Суриков
Михаил Александрович Врубель
Пантелеймон Кулиш