Кнуд Йохан Виктор Расмуссен

Умный сайт - Кнуд Йохан Виктор Расмуссен
Кнуд Йохан Виктор Расмуссен

     Датский этнограф и исследователь Арктики. В 1902-1933 годах участник и руководитель ряда экспедиций в Гренландию и арктическую Америку, произвел съемку северо-западного (1916-1917) и юго-восточного (1932-1933) берегов Гренландии; изучал антропологию, язык и быт эскимосов.

Кнуд Расмуссен родился 7 июня 1879 года в Гренландии. Он был сыном датского протестантского священника пастора Кристиана Расмуссена и дочери гренландки Луизы Флейшер. Кнуд рос в окружении своих эскимосских сверстников, бывал у них дома. Совсем маленьким мальчиком он плавал в эскимосском каяке, прототипе нашей байдарки, в 7 лет научился управлять собачьей упряжкой, а в 11 лет уже ходил на охоту вместе с взрослыми гренландцами, умело владел гарпуном, мог сделать каяк и сани, построить снежную хижину – иглу. Во время летних каникул Кнуд почти не сидел дома. Он бродил в окрестностях поселка, распутывая следы животных, наблюдал, как охотятся взрослые, и помогал им.

В 1895 году Кристиан Расмуссен получил небольшой приход на севере Дании и переехал туда вместе с семьей. Для того чтобы Кнуд мог продолжить образование, его отдали в гимназию в городе Биркереде. Вначале ему пришлось трудно, так как он знал эскимосский язык лучше датского. Но вскоре он прекрасно овладел датским литературным языком, хотя друзья продолжали звать его эскимосом.

В 1898 году Кнуд Расмуссен оканчивает гимназию и поступает в университет в столице Дании Копенгагене. Вначале он изучает гуманитарные науки, в особенности философию, историю, этнографию и фольклористику. Затем начинает слушать курсы лекций по географии, геологии, океанографии, зоологии, ботанике - наукам, так или иначе связанным с полевыми исследованиями. Кнуд много читает о полярных путешествиях.

В 1901 году он проводит каникулы на северо-востоке Скандинавии, в Лапландии, где знакомится с жизнью оленеводов и охотников лопарей, с их своеобразным бытом. Эту свою исследовательскую поездку Расмуссен позднее описал в популярной книге "Лапландия".

А на следующий год Кнуд отправляется в Гренландию в стетаве так называемой Литературной экспедиции. Ее возглавил датский журналист Л. Мюлиус-Эриксен, который хотел ознакомиться с жизнью гренландцев, записать их сказания и легенды и, если удастся, добраться до северо-запада острова, где живут полярные эскимосы. Мюлиус-Эриксен взял с собой также художника Г. Мольтке.

В начале июня 1902 года они отплыли в Гренландию, а уже в середине июля высадились в Готхобе. В первую очередь Мюлиус-Эриксен решил познакомиться с жизнью, бытом и культурой населения западной Гренландии Для этого члены экспедиции отправились в селение Кангек, расположенное недалеко от Готхоба, на другом берегу залива.

Жители гостеприимно встретили усталых путешественников. Их проводили к старейшине, у которого они и заночевали. На следующий день датчане устроили для жителей импровизированный концерт. Кангекцы впервые увидели граммофон. А когда концерт кончился, хозяин дома предложил дать маленькому человеку, что сидит внутри ящика и издает столь чудесные звуки, пожевать немного табаку, чтобы отблагодарить его за доставленное удовольствие. Тогда Расмуссен объяснил устройство граммофона, и всеобщее удивление и восхищение только возросли. "Подумать только, мы слушали музыку, которая звучала давным-давно где-то далеко за морем".

На следующий день началась работа. На небольшом островке, неподалеку от Кангека, Расмуссен осматривал старые эскимосские могилы и там же нашел развалины старого эскимосского полуподземного жилища из камня. В нем когда-то, лет двести назад жили несколько десятков человек, целая община. Отапливались и освещались такие жилища каменными плошками, в которых горел тюлений жир.

Все лето Расмуссен посещал селения зверобоев и рыбаков. В августе он, продвигаясь на север, приехал в селение Икамнут. Здесь в трех тесных, сырых и грязных полуземлянках из торфа и камней жили пять эскимосских семей.

В сентябре стада моржей подплыли ближе к берегу и стали сотнями собираться на лежбищах. Особенно их много скапливалось на небольших островах в Стремфьорде. Расмуссен приехал в один из охотничьих лагерей и остановился в палатке Давида - знаменитого охотника на моржей. Давид рассказывал о приключениях, пережитых в юности, о "встречах с духами и великанами"...

Сотня за сотней километров оставались позади, каждый день в дневнике Расмуссена появлялись новые наблюдения о жизни эскимосов.

Незаметно пришла зима, море замерзло, умиак и каяк сменились санями с собачьей упряжкой. Новый год Расмуссен встретил в пути между Кристиансхобом и Якобсхавном.

К концу февраля 1903 года исследования в западной Гренландии были завершены, и Мюлиус-Эриксен, Расмуссен и Мольтке встретились в Годхавне. Последнее время они часто совершали самостоятельные маршруты, но на этот раз объединились для изучения северо-западных районов Гренландии и живущих там полярных эскимосов. В состав экспедиции были дополнительно включены И. Бронлунд, молодой гренландский священник из Кангека, и два эскимоса-охотника.

В середине марта экспедиция достигла Упернивика, в то время самого северного поселения в датских владениях в Гренландии. Но чтобы добраться до мыса Йорк, где жили полярные эскимосы, надо было преодолеть сотни километров по снежной пустыне. В дороге тяжело заболел Мольтке. Он бредил, никого не узнавал. Путешественникам не хватало пищи. Большую часть провизии пришлось скормить собакам. Последние двое суток экспедиция ехала день и ночь, стремясь быстрее добраться до мыса Йорк.

Наконец они увидели стойбище. Но оно оказалось покинутым. В одной из иглу Расмуссен обнаружил нетронутую тушу тюленя. Накормили собак, досыта наелись сами.

Тем временем Мольтке стало совсем плохо. Мюлиус-Эриксен и Расмуссен решают разделиться. Первый вместе с двумя охотниками останется в одной из хижин с больным художником. Они постараются добыть тюленя через продушину во льду, чтобы прокормить себя и больного. Между тем Расмуссен налегке, вместе с Бронлундом отправится на поиски ближайшего стойбища полярных эскимосов.

За 12 часов они проехали почти 100 километров. Затем остановились, съели по кусочку масла и легли спать. После трехчасового отдыха двинули дальше и через несколько километров навстречу им попалась упряжка, в которой ехал эскимос Майсангуак со своей женой, закутанной в парку из голубого песца. Вскоре Расмуссен оказывается в стойбище. А через некоторое время местные юноши привозят сюда и оставшуюся часть экспедиции - Мюлиус-Эриксена, Мольтке и двух охотников.

Так началась жизнь Расмуссена и его товарищей среди полярных эскимосов.

Каждый день они ходили по домам, провожали мужчин на охоту, смотрели, как люди работают и отдыхают, слушали и записывали песни и предания. Удалось Расмуссену посмотреть и великое камлание (священнодействие, сопровождаемое пением и ударами в бубен) шамана Сагдлока.

В Данию путешественники вернулись в сентябре 1904 года. Литературная экспедиция привезла ценнейшие записи фольклора гренландцев и полярных эскимосов, собрала много материалов об их жизни и обычаях. Своим переходом через залив Мелвилл по морским льдам она доказала, что существует прямой путь из западной Гренландии к острову Саундерс к поселениям полярных эскимосов. Успех экспедиции был в основном обусловлен участием в ней Кнуда Расмуссена, его знанием языка и обычаев эскимосов.

Свое первое путешествие в Гренландию Расмуссен описал в двух книгах: "Новые люди" и "Под ударами северного ветра".

В Дании Расмуссен пробыл немногим больше полугода, обрабатывая материалы экспедиции. Летом 1905 года по поручению датского правительства он снова отправился в Гренландию, на этот раз для того, чтобы изучить возможности разведения на западном побережье острова домашних оленей.

В 1906-1908 годах Расмуссен второй раз гостит у полярных эскимосов, продолжая изучать их духовную культуру. Он решил взять на себя ответственность за судьбу полярных эскимосов, поскольку датское правительство не видело выгод торговли с горсткой людей в удаленном районе.

На средства, с большим трудом собранные в Дании, Расмуссен основал на мысе Йорк, на берегу залива Мелвилл, торговую факторию и назвал ее Туле, по имени полулегендарной страны, которую якобы видел один из первых северных мореплавателей грек Пифей из Массалии (325 год до н.э.). Позднее это название распространилось на весь район расселения полярных эскимосов, который стал называться дистриктом Туле. Фактория покупала шкурки песцов и другую продукцию охотничьего промысла, а в обмен снабжала местных жителей оружием, боеприпасами, керосином, мукой и другими товарами.

Всей деятельностью фактории до самой смерти руководил Расмуссен. В 1920 году он выработал и убедил полярных эскимосов принять закон Туле. В нем имелись положения об охране фауны района, о запрещении перепромысла и хищнических приемов охоты. По инициативе Расмуссена из наиболее уважаемых охотников был создан совет, который следил за соблюдением закона Туле. В 1931 году дистрикт Туле был присоединен к датским владениям, и Расмуссен стал официальным и полномочным представителем Дании в Туле.

Первая экспедиция Туле состоялась в 1912 году. Кнуд Расмуссен вместе с картографом Петером Фрейхеном и двумя эскимосами выехал из Туле на четырех собачьих упряжках и вскоре добрался до небольшого селения Эта, находящегося примерно в 300 километрах к северу от Туле. Оттуда Расмуссен поворачивает на восток, поднимается на ледниковый щит, покрывающий все внутренние области острова, и пересекает его менее чем за месяц. До Расмуссена ледовый щит пересекали только Нансен и Пири. Оказавшись на северо-восточном побережье Гренландии у Датского фьорда, Расмуссен и Фрейхен за несколько недель напряженной работы нанесли этот район на карту, а также провели метеорологические наблюдения, познакомились с животным и растительным миром района. К северу от Датского фьорда вблизи фьорда Индепенденс, Расмуссен нашел остатки самого северного эскимосского поселения, являвшегося самым северным постоянным поселением человека на Земле. Своим открытием Расмуссен привлек внимание археологов к изучению северо-востока Гренландии и положил начало исследованию древнейшей из эскимосских или преэскимосских культур Гренландии. По имени фьорда, у берегов которого ее впервые обнаружил Расмуссен, она получила название культуры индепенденс. Первые люди этой культуры пришли на северо-восток острова примерно 5 тысяч лет назад.

В общей сложности Первая тулеская экспедиция длилась около четырех месяцев. В результате ее было установлено, что Земля Пири не остров, отделенный от остальной Гренландии гипотетическим каналом Пири, а часть Гренландии. Кроме того, были нанесены на карту районы в северной и северо-восточной Гренландии. Эту экспедицию Расмуссен описал в книге "Мой путевой дневник" (1915).

1 апреля 1916 года, едва успев обработать и опубликовать материалы предыдущего путешествия, Расмуссен снова отплывает в Гренландию на пароходе "Ганс Эгеде". Вместе с ним отправляется картограф и геолог датчанин Лауге Кох. Позднее к ним присоединились шведский ботаник Торильд Вульф, гренландец Генрик Ольсен и три полярных эскимоса. Таков был состав второй экспедиции Туле. По первоначальному замыслу Расмуссена она должна была выполнить одну из двух задач: нанести на карту залив Мелвилл или исследовать фьорды на крайнем севере Гренландии. Фактически участникам экспедиции удалось выполнить обе эти задачи.

Расмуссен и Кох высадились в Готхобе 18 апреля и почти сразу направились на север. Путешествие проходило в трудных условиях. Маршрут намного удлинялся тем, что двигаться приходилось не по прямой, а там, где можно было проплыть на лодке или проехать на собаках.

Весна наступила раньше обычного. С конца апреля начал таять снег. Ехать на санях стало трудно, а лодкам мешали плавающие льдины. С каждым днем солнце грело все сильнее. Оно позже скрывалось за горизонтом и раньше поднималось в безоблачном небе. Лед ослепительно блестел в солнечных лучах, вызывал боль в глазах. Однажды Расмуссен услышал позади себя треск. Оглянувшись, он увидел, что сани провалились в воду. Лишь отчаянными усилиями удалось спасти собак и груз.

Чтобы успеть добраться до залива Мелвилл, пока был хоть какой-то санный путь, Расмуссен решил двигаться днем и ночью. И люди и собаки страшно устали. Все чаще слышался угрожающий треск льда, то и дело приходилось обходить многочисленные полыньи. К саням привязали поплавки из надутых тюленьих шкур. Теперь сани, проваливаясь в воду, не тонули. Наконец 4 июня путешественники добрались до залива Мелвилл. Сам Расмуссен занялся археологическими исследованиями. Он изучил остатки более чем 50 эскимосских жилищ, располагавшихся некогда на берегах залива. Это позволило ему выявить старую доевропейскую эскимосскую культуру северо-западной Гренландии. По месту, где она была найдена, ее назвали культурой туле. Позже Пятая экспедиция Туле и позднейшие археологические раскопки в Гренландии и в канадской Арктике позволили установить, что культура туле - культура охотников на китов и других морских животных - была распространена на арктическом побережье Америки во втором тысячелетии н. э. до прихода на север европейцев. Кох за две недели напряженной работы с помощью других членов экспедиции нанес на карту побережье залива Мелвилл протяженностью около 500 километров. Затем Расмуссен и его спутники направились к мысу Йорк и в течение нескольких месяцев изучали рельеф, геологическое строение и климат района между этим мысом и станцией Туле. Здесь также исследовались остатки культуры древних эскимосских поселенцев.

Участники экспедиции решили не возвращаться на юг, а провести зиму на станции Туле, которая к этому времени уже значительно благоустроилась. Здесь теперь был не один дом, а три - дом заведующего Петера Фрейхена, торговая фактория и мастерская.

Здесь они готовились к выполнению второй задачи экспедиции - исследованию крайнего севера Гренландии. У каждого из участников предстоящего путешествия были свои сани, запряженные 12 сильными и отдохнувшими за зиму собаками. Сани заранее загрузили научным снаряжением и охотничьей амуницией. Продовольствия брали мало. Расмуссен рассчитывал кормить людей и собак добытым на охоте. Опыт предыдущих экспедиций показал, что это вполне возможно. Был взят лишь резервный запас продуктов: 50 килограммов пеммикана (высушенное и истолченное в порошок мясо, смешанное с растопленным жиром), немного кофе, сахара, галет.

6 апреля они выступили в путь. Впереди было более тысячи километров. Вначале двигались очень быстро. Уже 22 апреля экспедиция пересекла ледник Гумбольдта и вышла к Земле Вашингтона.

С 3 по 6 мая Расмуссен и его спутники ехали по замерзшему океану вдоль обрывистого побережья северо-западной оконечности Гренландии. Нагромождения ледяных торосов то и дело преграждали путь. Перебираться через них было трудно и утомительно.

К 7 мая экспедиция вышла к фьорду Сент-Джордж. Там она нашла гурий (пирамиду из камней, служащую ориентиром и местом хранения памяток экспедиций) с отчетом о работах Бомона, руководившего восточным отрядом экспедиции Нерса. Здесь Расмуссен устроил небольшой склад продовольствия. Затем экспедиция двинулась к фьорду Шерард-Осборн, первому из больших северных фьордов, которые предстояло исследовать.

У фьорда путешественников встретил глубокий снег. Сани и собаки проваливались в него. Люди брели за санями по колено в снегу. До самого июня передвигаться можно было только на лыжах, но снег был настолько рыхлый, что и лыжи проваливались.

В это время путешественников постиг и другой удар. Оказалось, что большой, свободной ото льда земли, которую показывали на картах около фьордов Виктория и Норденшельд, не существует. Вместе с этим географическим открытием рухнули надежды на охоту на мускусных быков. Взятые с собой небольшие запасы продовольствия почти кончились. Собак нечем было кормить, и вскоре половину их пришлось убить. Многочисленные охотничьи поездки Расмуссена и эскимосов в большинстве своем оканчивались безрезультатно. Лишь однажды в небольшой долине вблизи мыса Мей удалось застрелить 40 мускусных быков, но увезти мясо с собой было не на чем. Собак осталось совсем мало, и они нужны были для перевозки научного снаряжения и собранных коллекций. И все же, несмотря на трудности, все продолжали самоотверженно работать.

Только в конце июня, когда был нанесен на карту фьорд Де Лонг, последний из изучавшихся экспедицией северных фьордов, путешественники повернули назад. Снег в это время уже таял, и идти приходилось сначала по месиву из снега и воды, а затем по колено, а временами и по пояс в ледяной воде. Более глубокие места собакам приходилось переплывать, таща сани под водой. Чтобы спасти ботанические коллекции, на санях соорудили высокие помосты.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про рождаемость
Интересное о животных-2
Сколько на Земле видов растений, животных, птиц, рыб
Интересное про налоги
Эрнан Кортес
Открытие Трои
Ренато Гуттузо
Храм Свети-Цховели в Мцхете