Мартин Фугейт

Умный сайт - Мартин Фугейт
Мартин Фугейт

     Житель Казани обратился в поликлинику с жалобой на сильный насморк. Ему прописали дешёвые капли. Через несколько дней его кожа стала синей. Человека обследовали и поставили диагноз: уникальный случай аллергии на протаргол. Принялись лечить, но безрезультатно. Вот уже несколько лет мужчина ходит с голубыми щеками и синим носом. Жена от него ушла. Он стал страдать бессонницей и по ночам пишет стихи. Сам он — несгибаемый оптимист, и его удручает лишь то, что медики, сделавшие его синим, давно забыли о своём пациенте…

А между тем подобные случаи аргирии (именно так называется в науке это самое посинение) давно известны в мировой практике. Вот, например, пожилая американка Розмари Джекобс пользовалась каплями от насморка, будучи ещё подростком, и тоже посинела. Друзья деликатно называют цвет её кожи серебристым.

А что это за лекарство — протаргол? На латыни его название — argentum proteinicum. Со школьных лет мы знаем, что аргентум — это серебро. Соли серебра, оказывается, и могут дать такой необычный эффект.

Когда появились антибиотики, нужда в серебре (для лечебных целей) отпала. Однако «серебряный эликсир» успел оставить неизгладимый след на некоторых пациентах-неудачниках. По мере того как драгоценный металл накапливался в эпидермисе, на отдельных участках кожи появлялись пятна самого разного оттенка — от нежно-голубого до трупного чёрного. А случалось, что человек синел полностью.

И всё же подобные медицинские препараты время от времени назначают. Более того, в последние годы появились основанные на серебре целебные (якобы) средства, которые снабжены уже новой, броской рекламой: это, мол, панацея от всяких бед — от герпеса до рака. Раствору серебра приписывают чуть ли не магические свойства: посеребри своё нутро — и будешь неуязвимым для всех болезней! И, надо признать, эта пропаганда ложится на более или менее подготовленную почву: ведь многие уверены, что святая вода потому таковой и становится, что священник опускает в неё серебряный крест.

Рекламировать продукцию, в состав которой входит серебро, никому не возбраняется, если это просто пищевые добавки. Тут никто ни за что не отвечает: веришь — покупай. Настораживает другое: в США, например, количество случаев посинения доверчивых граждан в последнее время резко возрастает. Билл Робертсон из сиэтлского центра по борьбе с отравлениями говорит, что за полтора года он наблюдал уже шесть подобных случаев. И все они — результат применения «чудодейственных эликсиров» с солями серебра. Доктор Робертсон — не новичок, за его плечами более пятидесяти лет медицинской практики, и всё же такое явление в человеческом организме он наблюдает впервые.

К счастью, появились люди, которые готовы поделиться своим горьким опытом и пытаются предостеречь от ошибок других. Шестидесятилетняя учительница-пенсионерка из Вермонта Розмари Джекобс, о которой мы уже упоминали, ещё в 1996 году открыла в Интернете свой сайт, чтобы разоблачать всяческих мошенников от фармакологии.

— Они вытащили серебро из мусорной корзины, куда медики выбрасывали все отжившие методики лечения, и теперь делают на этом большие деньги, — говорит Джекобс.

К ней уже обратились несколько человек с аргирией, которые купили пищевые добавки через интернет-магазины, пропагандирующие якобы здоровое питание. Реакция этих людей на посинение своей кожи разная. Одни просто удивляются самим себе — как они могли «купиться» на эти посулы! Другие стали отшельниками и сидят в четырёх стенах, чтобы избежать насмешек и бесконечных расспросов. Сама миссис Джекобс мучается со своей серебристо-голубой кожей всю жизнь. В юности ей трудно было рассчитывать на свидания с парнями, в более зрелые годы не легче было найти работу или снять квартиру. Не говоря уж о том, что на людях она всегда чувствует себя белой вороной — прохожие с удивлением оглядываются на неё. Компании, торгующие снадобьями, изготовленными на серебре, делают невинные глаза: мол, кто же виноват, что была допущена передозировка? Если будешь пить слишком много полезного морковного сока, тоже можешь стать оранжевым. А серебро-де великолепно убивает патогенные микробы.

Есть в этом бизнесе и довольно известные персоны. Стэн Джоунс, к примеру, прошлой осенью пытался пробиться в сенат США от штата Монтана, А до того этот бизнес-консультант занимался изобретением «генератора серебра», который представляет собой батарейки на 9 вольт, серебряный провод и… воду. Джоунс заявил, что если в мире обнаружится вдруг нехватка антибиотиков, он готов обеспечить человечество серебром. И при этом признаётся, что сам стал голубым (в прямом смысле этого слова — кожа его приобрела стойкий голубой оттенок) после того, как принимал собственный «универсальный продукт» в течение четырёх с половиной года.

Таблоиды обозвали его «Невероятный синий человек» — по аналогии с чудаком-однофамильцем из второразрядного шоу, который посинел по причине того, что лечился от сифилиса нитратом серебра.

— Единственное, с чем у меня вышла промашка, — заявляет посиневший мистер Джоунс, — это с дозировкой. И всё же я считаю, что это лучший заменитель антибиотика в мире! Случись в Америке биологическая война или заболей я чем-нибудь, тотчас стал бы принимать это средство снова. Остаться в живых намного важнее, чем не стать синим или даже фиолетовым.

Что ж, в логике господину Джоунсу и не откажешь: ведь иной раз лечит лишь то, во что свято веришь. А цвет кожи? Это мелочи, «издержки производства».

Проблемой занимаются сейчас учёные в разных странах. Им удалось установить, что такие «чудеса» случаются даже от столь, казалось бы, невинных вещей, как серебряные серьги, или в результате продолжительных курсов иглоукалывания с применением серебряных игл. Иногда люди синеют, если в случае хронической почечной недостаточности долго пользуются аппаратом «искусственная почка». Бывает, что профессиональные заболевания, полученные на производстве при контакте с нитратом и оксидом серебра, также проявляются в изменении цвета кожи. Но вот, скажем, красотка пользуется косметикой на серебре. И что же? Постепенно оно откладывается в коже, ногтях, слизистых оболочках, во внутренних органах. А уж если человек посинел, то это, считай, надолго, а, может быть, и насовсем. Притом чаще всего синеют те места, которые открыты солнцу. Вот и получилось у нашего соотечественника из Казани, что щёки голубоватые, а нос — синий: это ведь наиболее выдающаяся деталь «фасада».

А случается, что гранулы серебра попадают в кровеносные сосуды, ткани мозга, что приводит к поражению центральной нервной системы. Одна энтузиастка лечения серебром в результате «заработала» маниакально-депрессивный психоз. Другой «помогли» посинеть врачи: вводили внутривенно нитрат серебра.

Но бывает ли так, чтобы человек был синим от рождения? Оказывается, бывает. В американском штате Кентукки, например, таких людей множество, и живут они там уже давно — по меньшей мере сменилось уже шесть поколений. Рассказывают, что когда-то их предок по имени Мартин Фугейт приехал сюда из Франции следом за своей рыжеволосой невестой, да так и осел на берегу речушки у Аппалачских гор. Многие его потомки? появляющиеся на свет уже в современных родильных домах, совершенно синие. Вот, скажем, малыш Бенджи Стейси был почти фиолетовым. Персонал родильного отделения настолько перепугался, что новорождённого тут же отвезли в специализированную клинику. В течение двух дней младенца подвергали самым различным проверкам, а результат оказался нулевым. То есть Бенджи был совершенно здоров, а вот кожа — цвета сливы. Студенты-медики сбегались в клинику отовсюду — только бы взглянуть на Бенджи, который, кстати, когда плакал, становился и вовсе иссиня-чёрным. Лишь когда в больнице появилась его бабушка, всё прояснилось:

— Вы когда-нибудь слышали о синих Фугейтах? — спросила она врачей.

А отец мальчика добавил:

— Моя бабушка Луна по материнской линии была из Фугейтов.

И тогда все успокоились.

К счастью, несколько недель спустя Бенджи утратил синий цвет, видно не так уж много было в нём крови Фугейтов. Вот, правда, губы и ногти у него по-прежнему синие, особенно когда замёрзнет. Но ведь такое и с другими случается.

За более чем сто восемьдесят лет клан Фугейтов разросся. Поначалу жили они особняком в маленьком селении, где и пойти-то некуда. Летом трудились, а зимой — женились (частенько — между собой) и рожали детей.

Врачи — хотя таковые редко заезжали в эти глухие места — не раз пытались найти разгадку этого феномена. Предполагали, что эти люди страдали болезнями сердца, лёгких, или что кровеносные сосуды расположены у них слишком близко к коже. Но нет, Фугейты — люди крепкие. Большинство из них доживает до девяноста лет, ничем особенно не болея.

А в 1960-х годах минувшего века приехал в их район молодой гематолог Мэдисон Кавейн. К тому времени синие потомки Фугейтов расселились уже на всём Кумберлендском плато. Доктор что-то слышал об этом ещё в своём университете, а вот увидел — впервые. И помогла ему в этом медсестра Рут Пендергаст, которая сама очень заинтересовалась феноменом после того, как в клинику зашла однажды женщина — сделать анализ крови, и была эта женщина синяя-пресиняя! Рут встревожилась — не иначе у пациентки сердечный приступ, и она в любой момент может умереть. Но та успокоила её, объяснив, что она «из рода синих Комбсов», а на улице нынче холодно, и необычный цвет кожи стал особенно выраженным.

Доктор Кавейн и Рут стали ждать «синих», и на это ушло немало времени: видимо, очень редко они болеют и обращаются за медицинской помощью. Но однажды появились двое — Патрик и Рэчел Ричи. «Они были синие, как мертвецы!», — говорит медсестра Рут. Брат и сестра Ричи не были в восторге от цвета своей кожи, поэтому легко согласились на обследование и поддержали доктора Кавейна в его попытках сделать их «нормальными людьми».

Гематологу удалось выяснить массу интересных вещей. Например, что такое же явление зафиксировано у эскимосов на Аляске и в некоторых индейских племенах. Есть такой фермент — диафораза, который у всех нас превращает пигмент метемоглобин в нормальный гемоглобин. А у «синих» этого не происходит, и синий пигмент перекрывает красный. Передаётся такая особенность генетически, причём только в случае, если человек наследует два гена — от отца и от матери, если же он унаследует лишь один ген, то сам родится совершенно обычным, а вот потомству может передать эту экзотическую «окраску».

Доктор Кавейн стал ездить в семью Ричи, в шахтёрский городок, тратя на дорогу по восемь часов. Зато они познакомили доктора ещё и со своим семидесятишестилетним дядей Захом — тоже «синим». На тот момент старый Зах был старейшиной клана Фугейтов. А уж через него доктор познакомился и с тётей — Бесси Фугейт. И она, естественно, была «синей». И у всех Фугейтов доктор брал анализы крови — искал средство от кожной синевы. И нашёл-таки! Он стал вводить брату и сестре Ричи по 100 миллиграммов вещества, которое называл «электронным донором». И уже через несколько минут после введения препарата синий цвет кожи исчез. Впервые в жизни Патрик и Рэчел выглядели как все!

Правда, средство это действует временно, и надо делать новые внутривенные вливания. Но уж если кто-то очень переживает, что он не такой как все, на жертвы пойти можно.

Возвращаясь к первому Фугейту, приехавшему в Кентукки в 1820 году, следует сказать, что женился он на обычной девушке. Однако, похоже, в её ДНК был рецессивный ген. Вот они вдвоём и родили семерых детей, четверо из которых имели голубой цвет кожи. Положение усугублялось, когда Фугейты женились на Фугейтах, что не было редкостью.

Ну а если вспомнить о новорождённом Бенджи, то его бабка Луна Фугейт была, говорят, самой синей из всех. И у неё было 13 детей, и все — «синие».

Сколько всего на планете синих людей, никто не знает. Ставший известным род Фугейтов — лишь один из них.
Не забудьте поделиться с друзьями
Самые нервные профессии
Интересное о "сухом" законе
Интересное про колбасу и сосиски
Интересное про перевод часов
Эжен Анри Поль Гоген
Мечеть Ибн-Тулуна в Каире
Цивилизация древнейших земледельцев Анатолии
Эрнан Кортес