Наполеон на острове Святой Елены

Умный сайт - Наполеон на острове Святой Елены
Наполеон на острове Святой Елены

     Весной 1815 года бывший император французов, король Италии, глава Швейцарской и Рейнской конфедераций Наполеон Бонапарт, чья власть простиралась от Мадрида до Амстердама и от Неаполя до Гамбурга, навсегда покинул Европу и на корабле "Нортумберленд" направился к острову Святой Елены, лежащему в южной части Атлантического океана. После битвы при Ватерлоо он хотел было организовать сопротивление союзникам, но потерпел неудачу и вынужден был отказаться от престола. Сначала вместе с братом Жозефом бывший император хотел перебраться в Америку, но потом решил сдаться английскому правительству в надежде, что оно предоставит ему право пребывания в стране. Однако все оказалось иначе… Наполеону разрешили взять с собой небольшой штат из особо приближенных лиц, которые добровольно последовали за ним в ссылку, а также несколько человек прислуги.

Путь был неблизкий — 6000 верст, путешествие оказалось трудным и из-за бурь продолжалось более двух месяцев. Плавание было скучным и не ознаменовалось никакими, более или менее значительными событиями. Кораблем командовал адмирал Кокбурн, человек строгий и требовательный, но с императором и его свитой он был неизменно любезен.

Наполеон каждое утро подолгу читал, писал и диктовал генералу Гурго воспоминания о египетской и итальянской кампаниях, осаде Тулона и других событиях своей юности; по вечерам играл в азартные игры на мелкие ставки и в шахматы (в шахматы он играл плохо). Строго соблюдал предписанную диету, ежедневно прогуливался по палубе и вообще вел правильный образ жизни. К морякам узник относился добродушно, и, когда они при переходе через экватор устроили обычное празднество Нептуна, он пошел представиться повелителю морей и подарил его "свите" 2000 франков.

В середине октября 1815 года пассажиры "Нортумберленда" увидели остров Святой Елены, представляющий собой нагромождение мрачных скал, увенчанных потухшим вулканом, самая высокая точка которого поднимается на высоту 800 метров. В "Воспоминаниях Бетси" остров назван "крутым утесом, почти вертикально выходящим из воды. Удлиненная форма острова, его однообразный, совсем темный колорит наводят на мысль, что его можно скорее назвать плавающим гробом, чем землей, созданной носить и кормить живых существ".

Об острове Святой Елены мало бы кто и знал, если бы англичане не сослали туда на пожизненное заключение императора Франции. "Нортумберленд", прибывший в сопровождении семи кораблей, 17 октября 1815 года бросил якорь в заливе — напротив Джеймстауна. Первую ночь после высадки Наполеон провел в портовой гостинице, а на следующий день в сопровождении нескольких лиц отправился искать себе место для жительства. Они поднялись на холм в поместье Лонгвуд, но дом оказался в плохом состоянии. Возвращаясь в Джеймстаун, Наполеон увидел вблизи города маленькое поселение Бриас. Одно из его зданий, называвшееся "Павильон" и принадлежавшее торговцу В. Балькомбу, понравилось ему, и он решил здесь поселиться. Но занял Наполеон только две комнаты, которые к тому же были такими маленькими и тесными, что после обеда ему приходилось уходить, чтобы могла поесть прислуга.

Адмирал Кокбурн не особенно стеснял французов, и они могли свободно ходить по городу, правда, в сопровождении солдата или офицера. Адмирал устраивал и балы, на которых бывали все пленники, кроме императора. Жизнь протекала довольно мирно, но печально. Когда прибыла первая почта из Европы, все изгнанники получили от своих родных и знакомых известия — все, кроме Наполеона. Его мать, братья и сестры, вынужденные скрываться, не могли писать; жена Мария-Луиза даже и не думала сообщать ему о сыне, и все новости узник узнавал из прибывших с почтой газет.

В Лонгвуд, располагавшийся в самой отдаленной части острова, узник перебрался 9 декабря 1815 года. Это было горное плато с несколькими чахлыми деревцами, удаленное от всякого жилья, но зато открытое всем ветрам. Старый сельский домик, приготовленный на скорую руку, размещался на вершине огромных скал, из которых, собственно, и состоял этот мрачный и однообразный остров. Зелени никакой, только кое-где скалы прерываются несколькими смолистыми деревьями, ствол и ветви которых совсем наклонились от сильного ветра. Не только в разное время года, но даже несколько раз в день здесь можно было ощущать вредное для здоровья влияние низких долин, порывы беспрерывных ветров, сырые туманы или нестерпимо палящее солнце.

Наполеон очень не любил сырости и холода, а в Лонгвуде все гнило: с крыши капало от одного-единственного облака, если оно проходило над домом. Когда узник входил в дом, ему казалось, что он спускается в сырой погреб, и часто к вечеру, даже если не было дождя, вся одежда становилась влажной. Стены покрывал слой плесени, хотя в комнатах Наполеона постоянно горел огонь; сырость разрушала все, обои от нее превращались в лохмотья. В одной из комнат Наполеон велел поставить свою походную кровать, в другой — разместить книги и повесить портреты сына и некоторых членов своей семьи. Позади этих комнат располагались столовая, приемный зал и другие помещения. Вот в таких условиях приходилось жить недавнему повелителю Европы, к услугам которого были лучшие дворцы.

Первое время, когда обязанности губернатора острова исполнял адмирал Кокбурн, Наполеону в Лонгвуде жилось более-менее сносно. Он обычно вставал в 8 или 9 часов утра, прогуливался, потом шел в библиотеку и диктовал секретарю свои "Мемории". В 1 час пополудни шел в спальню и читал своих любимых авторов — Полибия, Плутарха и Монтескье, иногда чтение затягивалось до самого обеда. Потом узник, если был в хорошем расположении духа, прогуливался с теми, с кем обедал. После кофе выходил в сад, где для него была поставлена палатка, в которой он укрывался от солнечных лучей.

В первые годы заточения Наполеон много гулял — то пешком, то верхом, то в экипаже; с удовольствием встречался с местными жителями, беседовал с ними, особенно любил детей. Все изменилось с прибытием на остров нового губернатора — генерал-лейтенанта Гудсона Лоу, человека мелочного и подозрительного. Русский комиссар на острове А. Бальмен писал в Петербург:

    Лоу отличался узким умом; его пугает и давит сознание лежащей на нем ответственности, он боится всего и дрожит от всякого пустяка, постоянно суетится и с трудом делает то, что другому не стоило бы ни малейшего усилия. Он очень скрытен и вспыльчив, и теряет голову, так что невозможно его образумить. Иметь с ним дело и быть с ним в хороших отношениях — совершенно невозможно.

Новый губернатор действительно не в силах был избавиться от гнетущей мысли и постоянного страха, как бы его именитый пленник не сбежал. Ведь убежал же он с Эльбы! И потому Г. Лоу делал все, чтобы пресечь даже попытку к бегству, порой доходя в своем усердии до смешного. Так, например, он приказал окопать дом в Лонгвуде рвами, увеличил и без того большую (4000 человек) охрану. В 9 часов вечера часовые приближались к дому и так его окружали, что не то что человек — зверь не мог проникнуть незамеченным. Если раньше в Лонгвуд мог зайти любой путешественник, чтобы увидеть Наполеона и даже поговорить с ним, то теперь на это надо было получить разрешение губернатора. В знак протеста Наполеон отказался от прогулок и даже по несколько дней не выходил из дома. Тогда Г. Лоу потребовал, чтобы он дважды в день показывался караульному офицеру. Пленник отказался, а когда офицер попытался заглянуть в дом без разрешения, император схватился за пистолеты…

На возвышенных местах острова был устроен телеграф, по которому в дом губернатора докладывали обо всем, что происходило в Лонгвуде. Специальный часовой сообщал о приближении всякого судна, и тогда ему навстречу выходил военный бриг, вводивший корабль в гавань. Любое судно, из какой бы страны оно ни прибывало, должно было все письма и пакеты, предназначенные обитателям Лонгвуда, передавать только через губернатора. И при отплытии на корабль не могли взять ни одного человека без разрешения губернатора…

Г. Лоу придумывал множество мелких и оскорбительных придирок, которые постоянно отравляли пленнику и без того невеселую жизнь. Однажды губернатор даже задержал присланные Наполеону книги только потому, что на них была надпись: "Императору Наполеону". Когда французы потребовали объяснений, он ответил: "Я такого не знаю! Я знаю генерала Бонапарта". Он запретил купцам оказывать кредит не только императору, но и вообще всем французам. Жители острова не смели сообщать им никакие новости, потом им вообще запретили разговаривать с пленниками. Офицерам не разрешалось выходить за определенные границы, которые с каждым годом все сужались; скоро им было запрещено входить в дома местных жителей, с некоторыми из которых у французов сложились хорошие отношения. Но Г. Лоу поставил эти визиты в такие условия, что они просто стали невозможными. Так, например, он потребовал, чтобы после каждого визита к мадам Бертран офицеры докладывали ему, о чем там говорилось. И те, чтобы не стать доносчиками, перестали там бывать…

Неуклюжие притеснения переполнили чашу терпения Наполеона, и он проникся таким отвращением к губернатору, что приказал не пускать его больше в Лонгвуд. В отместку Г. Лоу урезал деньги, отпускаемые английским правительством на питание узников. А жизнь на острове была дорога, легко было достать только рыбу и солонину, а свежее мясо стоило недешево. Наконец эти ограничения так надоели пленнику, что он заявил:

    Мои потребности и привычки настолько скромны, что я готов питаться вместе с солдатами из лагеря в Дитвуде; я уверен, что эти молодцы не откажут поделиться хлебом со старейшим солдатом Европы.

Чтобы сносно питаться, Наполеон отправил в Джеймстаун слугу с корзиной столового серебра, чтобы тот продал их местному лавочнику. Торги обычно затевались при большом скоплении любопытных. Скоро об этом узнали в Лондоне, и английское правительство назначило на содержание императора и его свиты 12 000 фунтов стерлингов в год.

Чтобы досадить пленнику, Г. Лоу арестовал и спроводил с острова его секретаря и постоянного собеседника Э. Лас Каза. Вскоре та же участь постигла и В. Балькомба, который снабжал Лонгвуд продуктами питания. Это в его доме узник жил почти два месяца до переселения в Лонгвуд, и все члены семейства оставались почитателями Наполеона, чем заслужили его благодарность, но навлекли на себя немилость нового губернатора.

С самого своего приезда на остров Г. Лоу хотел сделать из Барри О'Мера — личного врача императора — осведомителя и доносчика, но тот решительно отказался. Тогда губернатор стал добиваться отставки доктора, а когда это не удалось, запретил тому выходить из Лонгвуда, чем поставил его, офицера английской службы, в положение пленника. Летом 1818 года Г. Лоу все-таки выпроводил с острова врача, который по возвращении в Лондон рассказал журналистам много интересного [Откровенность стоила Барри О'Мере военной карьеры и пенсии].

Страхи губернатора отчасти выдумывались им самим, но впоследствии обнаружилось много планов освобождения Наполеона с острова Святой Елены. Еще в марте 1816 года Барри О'Мера принес императору нефритовые шахматы, которые ему прислали в подарок из Китая. Правда, Г. Лоу и их попытался задержать, поскольку каждая шахматная фигура была украшена буквой "Н" и шахматной короной. В этот день после обеда узник предложил врачу сыграть партию, быстро обыграл его и, довольный, удалился в спальню. Впоследствии Наполеон играл в шахматы довольно часто, а если не было партнеров, разыгрывал партии с самим собой.

Через 170 лет нефритовые шахматы были проданы на аукционе Кристи, и новый владелец обнаружил в одной из фигур тайник с вложенным в него листком бумаги, на котором был подробно изложен план побега Наполеона с острова.

Ученые предполагают, что пленник ждал подхода американского торгового парусника с заговорщиками. Тогда он притворяется больным, а чтобы ввести в заблуждение стражу, в кровать его ложится другой человек, отвернувшись к стене так, как это обычно делал сам император, когда ему нездоровилось. Наполеон тем временем должен был переодеться в полосатые матросские штаны и куртку, а поверх них надеть просторное китайское платье. По плану заговорщиков это неузнаваемо изменило бы фигуру узника.

На острове было много китайцев (слуг, рабочих, разносчиков воды), и появление еще одного на дороге в порт не привлекло бы ничьего внимания. В условленном месте Наполеона должны были встретить, помочь разгримироваться и избавиться от фальшивой косички, потом под видом американского матроса он должен был подняться на борт ожидавшего его корабля. В трюме его предполагалось спрятать в специально изготовленную бочку с двойным дном, но внешне ничем не отличавшуюся от остальных.

Однако побег не состоялся по нескольким причинам. Во-первых, англичане охраняли своего пленника очень тщательно: все книги, подарки, письма и другие вещи, посылаемые Наполеону, проверялись самим губернатором. Для охраны пленника были выделены два сторожевых корабля, постоянно курсировавшие вблизи Лонгвуда, восемь рот охраны и артиллерийский дивизион, для которого построили две береговые батареи. К тому же местным жителям объявили, что в случае содействия побегу пленника виновных ожидает смертная казнь…

На острове Наполеон продолжал диктовать генералам Г. Гурго, А. Г. Бертрану и Ш. Т. де Монтолону свои "Мемории", в которых с удивительной точностью восстановил подробности многих сражений, назвал не только имена генералов, но и солдат своей гвардии, приводил многочисленные факты из жизни. Надиктовал он и теоретические работы по военному искусству, очерки о походах Юлия Цезаря, Тюррена, Фридриха Великого и даже заметки о творчестве Вергилия, Ж. Расина и Вольтера. Но нигде ни единым словом не упомянул об общении с выдающимся американским изобретателем Р. Фултоном.

Еще в конце XVIII века Р. Фултон предлагал Директории использовать в борьбе против английского флота изобретенные им "ныряющие корабли", которые могли передвигаться под водой на глубине. К письму были приложены схемы и чертежи действующей модели подводного корабля. Специальная комиссия Французской академии наук тщательно изучила предложение Р. Фултона и представила заключение, в котором говорилось: "Машина, безусловно, остроумна, а предлагаемое орудие — невидимо и ужасно".

С Р. Фултоном заключили контракт, и он энергично взялся за работу в Руане — в мастерских братье Перье. В мае 1800 года подводный аппарат, в корпус которого были встроены три иллюминатора, был спущен на воду. "Наутилус" отбуксировали в Париж и пришвартовали недалеко от Дома инвалидов — у гранитных ступеней, спускающихся к Сене. На набережной собралось много народу, и люди с удивлением смотрели, как изобретатель и матросы спустились в "Наутилус", задраили люки, и аппарат исчез под водой.

Испытания "секретного ныряющего корабля французов" прошли настолько успешно, что в Лондоне сильно забеспокоились. Р. Фултон просил у императора предоставить ему кредит в 57 000 франков для строительства "Наутилуса" и 20 боевых мин с гальваническим взрывным устройством. Но Наполеон отнесся к этим изобретениям скептически: исследователи предполагают, потому, может быть, что не придавал значения войне на море, уверенный, что все проблемы можно решить на суше с помощью артиллерии.

Но на острове Наполеон вспомнил о Р. Фултоне, и в его голове родился дерзкий план — бежать из ненавистного плена с помощью подводной лодки. Готовый "Наутилус" предполагалось доставить на палубе быстроходного английского клипера в район острова и спустить подводную лодку на воду; к самому же острову "Наутилус" должен был приблизиться совершенно незаметно — то есть под водой. Правда, заключительную часть пути предстояло пройти под парусом, держа курс к заранее намеченной бухточке — вблизи маршрута обычных прогулок Наполеона. Обычно он гулял в сопровождении английского офицера, державшегося, впрочем, в некотором отдалении. Опытным заговорщикам не составило бы труда без шума обезвредить его, а дальше оставалось только достичь "Наутилуса" и немедленно погрузиться… Но этот дерзкий план не осуществился — 5 мая 1821 года бывший император Франции скончался.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о кактусах
Самые нервные профессии
Интересное о Японии
Знаменитые люди в школе
Святилище Ицукусима
Каджурахо – «Храм любви»
Бенджамин Франклин
Бартоломе Эстебан Мурильо