Под именем «Юнкера Йорга»

Умный сайт - Под именем «Юнкера Йорга»
Под именем «Юнкера Йорга»

     В Средние века Германия состояла из более чем 300 отдельных территорий — как довольно крупных, так и совсем маленьких. Некоторые из них управлялись князьями, другие — епископами, а небольшие поместья, состоявшие всего из нескольких акров земли и замка, находились под властью рыцарей. Римский папа и германский император облагали жителей страны налогами по своему усмотрению, епископы и священники тоже пополняли казну, ведь платить нужно было почти за все, что предлагала церковь.

В 1506 году римский папа Юлий II ввел продажу новых индульгенций, так как сильно нуждался в деньгах. Такой способ пополнения казны был не нов, и при любых денежных затруднениях церковь сразу же «даровала» плату за отпущение грехов. Немецкие князья не раз выступали против этого: так, Фридрих Мудрый (курфюрст Саксонский), во владениях которого жил тогда Мартин Лютер, запретил продавать «индульгенции на храм Святого Петра».

Курфюрст хотел, чтобы деньги оставались в стране, пусть люди едут в Виттенберг — город, богатый святынями, которые курфюрст усердно собирал [Чтобы пополнить сокровищницу Замковой церкви, курфюрст посетил многие страны и собрал до 20 000 святынь, в их числе — четыре волоска Девы Марии, лоскут ее одеяния, зуб Святого Иеронима, оставшаяся от Тайной вечери хлебная крошка, соломинка из яслей, в которых пребывал младенец Иисус, шип из тернового венца Иисуса Христа]. Много людей стекалось в Виттенберг и из соседних княжеств, и все они оставляли в городе немало денег. Особенно много паломников собиралось на праздник Всех святых, так как в этот день исходящая от реликвий благодать была особенно сильной. Фридрих Мудрый радовался процветанию своего города — «немецкого Рима», а вот М. Лютер был этим обеспокоен, так как считал, что здесь пренебрегают покаянием грешника. Как пастор, он понимал, что должен объяснить людям: грехи не отпускаются с помощью только почитания реликвий и вкладов в церковную казну. Спасение души дается человеку от Бога и на пути к нему не нужны никакие посредники, молящиеся за грешную душу. Не нужны пышные храмы, что якобы возвещают величие Божие, не нужны никакие индульгенции — эти «грошовые билеты в рай».

В Виттенберге М. Лютер поселился после возвращения из Рима, где он побывал в 1510 году по делам братства монахов-августинцев. У него был только месяц времени, и, конечно, ему следует каждый день отправлять службы… Но у него останется все же время, чтобы отслужить мессы у святых гробниц, посетить христианские катакомбы и базилики, поклониться святым мощам и реликвиям. Однако пребывание в Риме почти сразу же началось для М. Лютера с разочарований: так, например, во время исповеди его изумило дремучее невежество исповедника. В другой раз его потрясли фривольность и легкомыслие некоторых итальянских священников, которые могли скороговоркой отслужить 6–7 обеден за то время, когда он стоял всего одну. Подобную практику можно было видеть и в церквах Германии, но некоторые итальянские священники проявляли просто преступное неверие: например, совершая таинства, они могли сказать: «Хлеб — он и есть хлеб; а вино, как было вином, так и останется». И М. Лютер пришел к убеждению, что город, основанный на братоубийстве и обагренный кровью святых мучеников, сокрушен судом Божьим. Но хотя у него и зародились смущающие душу сомнения, они не поколебали его убежденности в истинной благодати.

Сейчас мы знаем М. Лютера как главу немецкой Реформации, а в 1517 году он был мало кому известным монахом-августинцем и профессором теологии Виттенбергского университета. Но он бросил вызов всемогущей католической церкви во главе с римским папой, и в захолустном городке Виттенберг прибил к дверям Замковой церкви знаменитые 95 тезисов, в которых излагал свои взгляды на грех, его искупление и т. д. Вот некоторые из них:

    Если человек искренне раскаивается, то он и без индульгенций получит полное отпущение грехов и освобождение от наказания.

    Все верующие в Спасителя непроизвольно приобретают блага, приобретенные Иисусом Христом, обходясь без индульгенций…

М. Лютер не стремился к разрыву с католической церковью, он хотел лишь избавиться от некоторых ее недостатков, и в этом он был не одинок. В различных уголках Германии, в различных сословиях появлялись обличители папства и ниспровергатели некоторых церковных догм. Одни из них поднимали на бунт крестьян и рудокопов, другие мечтали о единой Германии, третьи хотели силой меча утвердить на земле царствие Божие. М. Лютер дерзнул освободить христианство от «главарей разврата, этих кардиналов, пап и всей своры римского Содома». Его твердость и убежденность в своей правоте увлекли и многих немецких князей, мечтавших оградить свои владения от римских «сборщиков дани».

В ноябре 1519 года в Риме собралась папская курия, чтобы обсудить вопрос, как заставить М. Лютера замолчать. Одни предлагали раз и навсегда покончить с «виттенбергским зверем», другие — заставить курфюрста выдать М. Лютера Риму. А в июне 1520 года римский папа Лев X подписал буллу об отлучении М. Лютера от церкви и поставил на ней печать. В булле перечислялось и осуждалось 41 произведение немецкого мыслителя, а также высказывалось сожаление папы по поводу того, что среди немцев появилась «паршивая овца».

М. Лютер получил папскую буллу только в октябре 1520 года и немедленно ответил посланием, которое называлось «Против злой буллы антихриста».

Перед лицом Бога Иисуса Христа, его святых ангелов и всего мира я торжественно заявляю свой протест против этой кощунственной буллы и проклинаю ее. Если папа не отменит буллу… не останется никакого сомнения, что он — враг Господа, гонитель Христа и разрушитель христианского мира, настоящий антихрист. Христос рассудит, чье отлучение останется в силе…

В декабре папская булла вступила в силу: М. Лютер был изгнан из церкви, его произведения сжигались на кострах, а в январе 1521 года папа официально предал М. Лютера и его сторонников анафеме. Церковь объявила их еретиками и мятежниками, но на этом ее полномочия заканчивались. Заключить М. Лютера в тюрьму или казнить его было только во власти светского правителя.

М. Лютер знал, что ему грозит опасность, так как враги хотели захватить его, увезти в Рим и там казнить. Особенно осложнилось его положение после заседания парламента в Вормсе, на котором был подписан эдикт, объявляющий М. Лютера вне закона. Никто не мог защищать его и давать ему убежище; наоборот, долг каждого гражданина — задержать еретика и передать в руки властей. Тем, кто не подчинится эдикту, грозили арестом, наказанием и конфискацией имущества. Курфюрст Фридрих Саксонский стал опасаться за жизнь М. Лютера и попросил одного из преданных рыцарей подыскать для него надежное убежище:

    Я хочу, чтобы вы спрятали его где-нибудь в Саксонии, но не говорите мне, где именно. Если меня спросят о Лютере, я чистосердечно отвечу, что ничего не знаю о его местонахождении.

Так М. Лютер нашел убежище в Вартбургском замке, и его пребывание здесь держалось в секрете. Он отрастил волосы и бороду, надел рыцарские доспехи и стал с этого времени «юнкером Йоргом». В замке М. Лютеру отвели две комнаты, в которых стояли письменный стол, стул, табуретка, кровать, обеденный стол и умывальник. За окном простирались поля и луга, пели птицы, и вид был спокойный и безмятежный. У подножия холма располагался небольшой городок Айзенах, в котором когда-то узник получил образование.

В Вартбурге М. Лютер укрывался около года, и только очень близкие друзья знали, где он находится, остальные лишь строили догадки. Ходили слухи, что он заключен в тюрьму, бежал в другую страну или даже был убит. Великий немецкий художник А. Дюрер писал тогда в своем дневнике: «Неужели Лютер мертв? Кто же будет учить нас Святому Евангелию?».

М. Лютер ценил старания саксонского курфюрста спасти ему жизнь, но одиночество сокрушало его. Из водоворота страстей он вдруг, словно по волшебству, был перенесен в тихое уединение, куда почти совсем не достигали вести из внешнего мира. В замке М. Лютер был на положении то ли узника, то ли гостя; к нему приставили пажа для услуг, и вообще обращались с ним очень предупредительно. Когда волосы и борода узника отрасли настолько, что изменили его до неузнаваемости, он стал гулять по лесам и порой даже присоединялся к местным охотникам. Можно было ожидать, что невольный отдых после тяжелых трудов, тревог и волнений последнего времени будет приятен человеку, против воли вовлеченному в борьбу. Он был, прежде всего, искателем религиозной истины, и только потом развернувшаяся вокруг него борьба привела его к рассуждениям о государственной власти. Но М. Лютер уже не мог жить без этой борьбы и оставаться бездеятельным. Горько сетовал он на свое вынужденное бездействие, в то время как друзья его подвергаются опасностям. Это сказалось даже на здоровье узника: обильная пища Вартбургского замка после скудных монастырских трапез оказалась для него вредной. Преследовала М. Лютера и бессонница, начавшаяся еще в 1520 году, когда он стремился возместить пропущенные часы положенных молитв. Непрочитанные молитвы накапливались за одну-две, а иногда и три недели, и тогда он выделял для них целое воскресенье. Однажды М. Лютер три дня не ел и не пил, пока «не вымолился». После одного из таких испытаний разум его не выдержал, и целых пять суток он не мог уснуть: пластом лежал в постели, пока врач не дал ему успокоительное.

Под влиянием физического расстройства и угнетенного душевного состояния в Вартбурге узника стали посещать видения, а замок предоставлял для этого богатую пищу. На чердаках гнездились совы, филины и сипухи, бормотание которых отдаленно напоминало человеческую речь. Полчища крыс наводняли подвалы и рыскали по всем помещениям, скрипели старые половицы и ссохшаяся мебель… В таких условиях человек, верящий в черта, просто не мог не увидеть его воочию; дьявол смущал религиозную совесть М. Лютера и искушал его грехом. Он показывался ему в образе блуждающих огней или свиньи, грыз приготовленные для узника орехи и бросал скорлупу в постель, с шумом и треском скатывал ведра по ступеням лестницы [Впоследствии в комнате, где жил М. Лютер, посетителям стали показывать пятно на стене, свидетельствующее о том, что однажды реформатор церкви запустил в черта чернильницей].

Но все внешние бедствия не могли сравниться с душевными страданиями, и гораздо страшнее были те черные мысли и сомнения, которые нашептывал «голос черта».

Могу поведать… что в этом праздном одиночестве тысячу раз сражался я с сатаною. Куда легче сражаться против дьявола во плоти — то есть против людей, нежели против духовного нечестия в местах небесных. Часто падаю я, но десница Божья вновь поднимает меня.

М. Лютер был лишен возможности лично участвовать в борьбе, читать проповеди было негде, но он мог писать и пером трудиться для общего дела. В Вартбурге узник создал свои самые важные работы, в частности, «Об исповеди», в которой подчеркивал, что Римско-католическая церковь была не права, требуя от всех людей исповедоваться священнику. Ведь исповедь — это личное дело христианина и Бога, и человек волен исповедоваться в своих грехах тогда, когда сочтет нужным. В Вартбурге М. Лютер перевел на немецкий язык Библию, чтобы простые люди Германии могли читать ее на родном языке. Переводя псалмы, он решил переложить их для богослужебного пения: так возникла немецкая духовная песнь…
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про бабочек
Интересное об Италии
Интересное о гейшах
Интересное о налогах
Бартоломе Эстебан Мурильо
Адольф Гитлер
Семен Гамалия
Вернер Карл Гейзенберг