Шотландская королева Мария Стюарт

Умный сайт - Шотландская королева Мария Стюарт
Шотландская королева Мария Стюарт

     Она была правнучкой английского короля Генриха VII, который выдал свою старшую дочь Маргарет замуж за шотландского правителя Якова IV, надеясь таким путем присоединить Шотландию к своему королевству. Сын Маргарет стал королем Яковом V, и вторая супруга родила ему дочь Марию. Но мать опасалась за жизнь дочери в Шотландии, и когда девочке исполнилось шесть лет, ее отправили во Францию — ко двору короля Генриха II, где она воспитывалась вместе с дочерями Екатерины Медичи.

Французский король был просвещенным меценатом, и при нем находили покровительство и приют многие науки и искусства. Мария Стюарт в совершенстве овладела итальянским языком, прекрасно знала латинский и греческий, изучала историю и географию, занималась музыкой. Природа наделила ее красивой внешностью: она была блондинкой с волосами рыжеватого оттенка, правильными чертами лица и умными глазами, прекрасно сложена; по характеру — добродушная и веселая. При французском дворе ей поклонялись, поэты в ее честь сочиняли стихи.

В 16 лет Мария Стюарт была замужем за сыном французского короля Франциском II, которому в то время было 14 лет. Французский король провозгласил ее королевой

Соединенного королевства Англии, Ирландии и Шотландии. Но в Лондоне этому не придали значения, ведь речь шла об очень юной особе, которая всегда поступала так, как повелевал ее муж Франциск II, сам к тому времени едва достигший совершеннолетия. К тому же после смерти отца он занимал французский трон недолгое время и скончался в 1560 году. Через полгода после его смерти умерла мать Марии Стюарт, и ей предстояло выбрать — оставаться во Франции или вернуться в Шотландию? И она решила вернуться… Ей предстояло покинуть Францию, где она провела свое детство и которая стала ее второй родиной, ради неизвестной Шотландии с ее непокорными лордами, чуждыми религией и нравами.

Первое испытание для Марии Стюарт началось еще во время сборов. Английская королева Елизавета I, дочь Анны Болейн, разрешала ей проехать через Англию, но при условии, если та одобрит Эдинбургский договор о мире между их государствами. Договор этот предусматривал прекращение военного союза между Шотландией и Францией, и Мария Стюарт сочла такое требование неприемлемым для себя. Тогда ей сообщили, что на море английская сторона не гарантирует ей безопасности, но угроза эта не подействовала. В середине августа 1561 года, несмотря на разбушевавшееся море, Мария Стюарт отплыла из Франции. Еще в порту на ее глазах пошел ко дну баркас с людьми, и многие восприняли это как дурное предзнаменование. Представляли опасность и корабли, которые послала Елизавета I, чтобы захватить шотландскую королеву, но та благополучно добралась до берегов Шотландии. Родина показалась ей бедной, жители были совершенно чужды той образованности, которой гордилась Франция, положение дел в государстве тоже было неблагополучным. Центральная власть была слаба, а предводители кланов имели под своим началом множество вассалов и часто враждовали между собой по личным, семейным и религиозным поводам.

Когда в Шотландии был введен протестантизм, то имущество католической церкви секуляризовали, а такая добыча возбудила аппетит многих лордов, которые и начали борьбу за него. Мария Стюарт прибыла на родину именно в то время, когда разгорались споры из-за церковных земель, и вся страна находилась на своего рода военном положении. Неопытная юная королева была не подготовлена к управлению государственными делами. Да, она отличалась живостью ума и находчивостью, но не имела возможности разобраться в политической ситуации. И теперь 18-летней королеве приходилось считаться и с беспокойным нравом своих лордов, и с фанатизмом протестантских пастырей, и с политикой иностранных государств.

Мария Стюарт столкнулась и с пламенным проповедником Д. Ноксом, который хулил и проклинал ее. Сама она была католичкой, и ей не без труда удалось отстоять право иметь своего священника и молиться по-своему. Но, учитывая влияние протестантов в Шотландии, она пошла им навстречу, часто встречалась и беседовала и с проповедником Д. Ноксом. Умерить его враждебность ей не удалось. Неудачей закончилась и попытка договориться с Елизаветой I о престолонаследии в Англии. Вообще следует отметить, что через всю жизнь и деятельность Марии Стюарт проходило упорное стремление добиться, чтобы в Англии признали ее право на английскую корону.

Английская королева решила найти для молодой, красивой и приветливой Марии Стюарт такого жениха и мужа, который мог бы стать лучшим залогом добрых отношений между Англией и Шотландией. Мария Стюарт в возрасте 36 лет. И таким женихом стал Дедлей: чтобы склонить шотландскую королеву к браку с ним, Елизавета I обещала только в этом случае признать права Марии Стюарт на английский престол. Однако английская королева предложила эту кандидатуру лишь затем, чтобы прекратить домогательства других претендентов на руку Марии Стюарт, которой добивались сын испанского короля Дон-Карлос, австрийский эрцгерцог, короли датский, шведский и другие. На самом же деле Елизавета I ни за что не захотела бы расстаться с Р. Дедлеем „в виду той привязанности, которая их соединяет и делает неразлучными". Сама Мария Стюарт остановила свое внимание на Генри Дарнли, и этот выбор был наименее желательным для английской королевы. Молодой, красивый человек был внуком Маргарет Тюдор и занимал в престолонаследии место сразу же за самой Елизаветой I; ударом для нее стало и известие о рождении у Марии Стюарт в июне 1566 года сына Якова.

Но жизни самой шотландской королевы завидовать не приходилось: муж ее оказался тщеславным и ограниченным человеком, к тому же пьяницей. Генри Дарнли вел разгульную и беспорядочную жизнь, так что выгодную для Англии политику он никак не мог проводить. Впрочем, он вряд ли бы мог проводить вообще какую-либо политику. Однако Г. Дарнли хотел участвовать в государственных делах и был очень недоволен тем, что Мария Стюарт отказывалась его короновать. И тогда он примкнул к заговору шотландских лордов, которые были недовольны королевой. Внешним поводом для заговора стало расположение Марии Стюарт к итальянцу Риччо, который состоял ее секретарем по французской и итальянской переписке. По характеру своих занятий Риччо был приближен к королеве, но о ревности Г. Дарнли (о которой упоминали впоследствии) вряд ли можно было говорить. Со временем Риччо стал приобретать политическое влияние, что было неудобно для шотландских лордов, и они решили устранить его, а заодно с ним и королеву, отправив ее в пожизненное заточение. А за Генри Дарнли лорды обещали сохранить наследственную королевскую власть и предоставить ему право управлять государством.

Заговор был приведен в исполнение. Риччо убили, и Мария Стюарт оказалась пленницей в руках заговорщиков. Больная и потрясенная всем произошедшим, она впала в отчаяние. Но Дарнли вскоре разочаровался в своих ожиданиях, так как лорды и не думали выполнять свои обещания. Он понял, что убийство Риччо было для них только средством поссорить его с королевой; более того, устранив ее, они потом устранят и его. И провинившийся муж бросился к Марии Стюарт с раскаянием и признанием своей вины. Королева примирилась с ним, и вместе они обдумали план избавления. Дарнли убедил мятежных лордов, что хотя бы на время нужно снять стражу, так как королева больна, а кроме того, необходимо показать народу, что она — не пленница… Лорды на ночь сняли стражу, и, воспользовавшись этим, Мария Стюарт с мужем бежала в Дунбар.

После такого коварства Дарнли заговорщикам ничего не оставалось делать, как бежать самим. Но у них в руках остался документ, подписанный Дарнли, из которого было видно, что он являлся чуть ли не главным участником заговора и покушался не только на жизнь Риччо, но и самой Марии Стюарт. Документ подавил королеву: значит, все клятвы Дарнли в своей невиновности оказались ложью. После этого его совершенно отстранили от государственных дел, чего он не мог простить королеве. Дарнли оставил двор и уехал в Глазго к отцу, но там заболел оспой. Мария Стюарт прислала ему своего врача, а потом поехала сама: ухаживала за больным и отвезла его в загородный дом под Эдинбургом. В ночь с 9 на 10 февраля 1567 года этот дом взлетел на воздух, и во время взрыва Дарнли погиб.

Вскоре после его гибели стали распространяться слухи, что убийцей является Д. Босуэлл, под командованием которого королевские силы в свое время подавили восстание протестантов, неудовлетворенных сделанными Марией Стюарт уступками. Это был человек храбрый и презиравший опасности; не ведая жалости и сострадания, он одновременно олицетворял и мужество, и жестокость. По мнению большинства биографов Марии Стюарт, королева превратилась в послушное орудие в его руках. Анонимные обвинения становились все разнообразнее, а после брака Марии Стюарт с Д. Босуэллом ее имя в них стало упоминаться чаще. Все шотландцы — без различия вероисповеданий — были потрясены, и мало кто сомневался, что новым мужем их королевы стал человек, убивший ее прежнего мужа. Волна народных возмущений породила у противников Марии Стюарт надежду на захват власти, и лорды выступили с оружием против королевы, запятнавшей себя кровью. Д. Босуэлл стал спешно собирать силы, чтобы удержать Марию Стюарт на троне, но преимущество было не на их стороне. Противники предложили королеве сдаться, пообещав ей и ее сторонникам свободный проезд — куда они пожелают. Сопротивление было бесполезным, и Д. Босуэлл уговорил Марию Стюарт сдаться.

В Эдинбурге королеву поместили не во дворце, а в помещении, где для нее даже не было зеркал. В спальне постоянно находилась стража, отказывавшаяся выходить даже при переодевании королевы. В одно раннее утро Мария Стюарт распахнула окно и стала кричать, что ее обманули, и она является пленницей. Собравшаяся толпа увидела королеву в ужасном виде: едва наброшенное платье обнажило грудь, волосы растрепались, а лицо было посеревшим. Через два дня ее под охраной доставили в замок-крепость, который располагался на острове Лохлевен, а 20 июня у слуги Д. Босуэлла был изъят ларец с письмами Марии Стюарт, в которых указывалось на ее причастность к убийству Дарнли. Правда, говорилось об этом только намеками, а вот факт любовной связи королевы с Д. Босуэллом еще до венчания сомнению не подлежал. Заполучив компрометирующие документы, правители Шотландии вынудили Марию Стюарт отречься от престола в пользу малолетнего сына.

Остров Лохлевен располагался посреди озера, что затрудняло задуманное Марией Стюарт бегство. Первая попытка побега не удалась: королева успела только выйти из замка, переодевшись в платье прачки, и сесть в лодку, которая должна была перевезти на другой берег. Сначала все шло как будто хорошо, но королева вдруг надумала поправить вуаль, и лодочник заметил ее прекрасную белую руку, совсем не похожую на руку прачки. Он обо всем догадался и, несмотря на просьбы и мольбы, опять доставил Марию Стюарт в замок. После неудавшегося побега королеву стали стеречь еще крепче, и она уже перестала надеяться на освобождение. Заключение Марии Стюарт на острове Лохлевен длилось 11 месяцев, а потом ей помог бежать Д. Дуглас, один из ее надзирателей. Он связался с приверженцами Марии Стюарт, подготовил на случай бегства лошадей и сделал другие приготовления. Правда, ключи от ворот замка находились у коменданта, но их удалось стащить. Марию Стюарт выпустили из замка, и на этот раз она благополучно добралась до противоположного берега. Там ее ожидали лошади, на которых она проскакала верхом более 50 миль, пока не добралась до замка одного из Гамильтонов.

В Шотландии опять появились две силы: регент Морей и Мария Стюарт, объявившая свое отречение от престола недействительным, так как ее силой вынудили к этому. Но она торопилась и не могла ждать, пока соберутся все силы, и потому ее небольшое войско в мае 1568 года в окрестностях Глазго потерпело поражение. При одной только мысли, что она снова окажется в руках врагов, Марию Стюарт охватил ужас, и она двинулась на юг Шотландии, а оттуда в Англию, хотя окружающие и отговаривали ее от этого. Но королева не поверила их доводам, ведь последние письма Елизаветы I к ней дышали таким участием и такой искренней дружбой.

В Англии шотландской королеве предоставили резиденцию в замке Болтон, располагавшемся неподалеку от границы с Шотландией. Условия содержания Марии Стюарт были здесь приличными, но „свободой" назвать это было никак нельзя. К тому же до сведения Елизаветы I было доведено содержание писем из ларца, чтобы она знала, кого приютила в своей стране. Английская королева решила дать письмам как можно большую огласку, хотя само появление на свет этой шкатулки изобилует многими противоречиями, которые до настоящего времени вызывают у историков сомнения и подозрения [ Например, сначала письма оказывались написанными самой Марией Стюарт и подписанными ею. Потом подписи исчезают, и их нет уже ни на одном письме. Кроме того, в сохранившихся копиях писем присутствуют самые грубые ошибки, что очень удивительно для литературно образованной королевы].

Для Англии было очень опасно выпускать Марию Стюарт из рук, но и держать ее в стране тоже было опасно. Во-первых, освобождения шотландской королевы требовали Франция и Испания, хотя и не очень настойчиво, чем и воспользовалась английская королева. В самой Англии в то время число католиков было очень велико, права Марии Стюарт на английский трон были им известны, поэтому они надеялись на реставрацию в стране католицизма. В силу этих обстоятельств в Англии стали организовываться заговоры для освобождения шотландской королевы из плена. Чтобы избежать опасностей, которые возникли из-за пребывания в стране Марии Стюарт, лучше всего было бы вообще устранить ее.

И английское правительство стало откровенно третировать Марию Стюарт как пленницу, которая, кроме враждебного к себе отношения, ничего более не заслуживает. После каждого неудавшегося заговора заключение ее становилось все ужаснее. Свиту шотландской королевы ограничили всего до нескольких слуг; Марию Стюарт переводили из одного замка в другой в глубь Англии, и с каждым разом помещение ее становилось все теснее и теснее. Королеве приходилось довольствоваться двумя, а то и одной комнатой, окна которой всегда были забраны решетками. Связи ее с друзьями затруднялись, а потом Мария Стюарт и вовсе лишилась возможности вести переписку. У нее отняли лошадей, и она могла совершать прогулки только пешком, причем в сопровождении 20 вооруженных солдат. Прогуливаться под такой охраной Мария Стюарт не хотела и потому почти все время оставалась в комнате. От сырости помещений, в которых приходилось сидеть, у нее развился ревматизм, не говоря уже о нравственных страданиях: сожаление о минувшем, безнадежность будущего, одиночество, опасения за свою жизнь, которая могла прекратиться каждую ночь от рук подосланного убийцы… От энергичной, гордой и смелой Марии Стюарт, полной королевского достоинства, за годы заключения осталась одна тень. В письмах ее к Елизавете I уже отсутствует тема независимости Шотландии и прав на английский престол; в них звучит мольба несчастной женщины, которая далека от всяких притязаний и уже не помышляет о восстановлении своей власти и возвращении в Шотландию. Да и что ей там делать и что искать, если родной сын оставался равнодушен к ее судьбе? И она просит только одного: чтобы ей разрешили уехать во Францию, где бы она могла жить как частное лицо.

Большую часть времени Мария Стюарт проводила за рукоделием и посылала свои изделия английской королеве. Если подарок был принят с удовольствием, она радовалась, как ребенок, и надеялась, что Елизавета I, тронутая услужливостью, облегчит ее тяжелую участь. Но могла ли английская королева выпустить на свободу надежду английских и шотландских католиков, королеву Шотландии и претендентку на английский престол?

Несмотря на все страдания, Мария Стюарт до конца со своей участью не смирилась и заявляла, что считает себя неподотчетной английской юрисдикции, так как по существу является иностранкой и английские власти не вправе насильно удерживать ее. Она же, со своей стороны, вправе добиваться освобождения „любыми средствами". Последняя фраза в глазах Елизаветы и всего английского двора выглядела „государственной изменой", но была недостаточной для того, чтобы на этом основании казнить Марию Стюарт. Надо было отыскать в ее словах конкретный умысел, что не заставило себя долго ждать…

Конец долголетнему заключению Марии Стюарт положил „заговор Бабингтона", целью которого, как и в других случаях, было ее освобождение. Но этот заговор был сфабрикован: начальник стражи Чартлей получил приказ смотреть сквозь пальцы на „тайные" сношения Марии Стюарт с заговорщиками. Она установила связь с Бабингтоном, писала ему письма, передавая их через молочника, которого в письмах называла „честным человеком", а на самом деле он был правительственным агентом. В первом письме Марии Стюарт к Бабингтону не заключалось ничего особенного, но во втором письме она входила в рассмотрение плана своего освобождения из тюрьмы, убийства английской королевы и давала понять Бабингтону, что согласна с этим планом. Когда заговор достаточно созрел и Мария Стюарт уже настолько была впутана в него, что ее можно было „уличать", английское правительство приказало арестовать Бабингтона и других заговорщиков. Так надежда на освобождение еще раз обманула шотландскую королеву…

Марию Стюарт отвезли в замок Фотерингай, куда отправились и английские лорды, назначенные для суда над ней. Мария Стюарт протестовала, отрицая право королевы Англии судить ее — королеву Шотландии. Потом она согласилась отвечать на вопросы лордов, но не потому, что признавала их судьями, а потому — что не хотела, чтобы ее молчание приняли за признание справедливости обвинения. Да, она хотела освободиться из заключения, но решительно отвергала приписываемое ей обвинение в желании убить английскую королеву. Однако английские лорды прибыли в Фотерингай не судить, а совершить „юридическое убийство", и они приговорили Марию Стюарт к смертной казни.

Приговор подлежал утверждению английской королевы, но Елизавета I долго колебалась, прежде чем поднять руку на царственную голову Марии Стюарт, так как видела в этом посягательство на сам принцип королевской власти. Но все же она сдалась на уговоры своих министров и подписала смертный приговор Марии Стюарт, но не дала приказа приложить к нему большую государственную печать, которая имела большее значение, чем королевская подпись. Лорд Сесиль понял, что королева не хочет брать на себя ответственность за казнь шотландской королевы, и решился сам приложить печать, не дожидаясь королевского повеления. Когда Марии Стюарт объявили утвержденный приговор, он не произвел на нее особого впечатления: она ожидала его, к тому же после 20-летних страданий смерть представлялась ей освобождением. Сон не шел к ней, и до двух часов ночи королева занималась распределением своих вещей. Из темноты доносился стук молотков: это строили эшафот. Мария Стюарт бодрствовала в постели, и одетые в траур слуги видели иногда на ее лице печальную улыбку.

В шесть часов утра королева поднялась. Было еще темно, лишь на горизонте занималась полоска света, и Марии Стюарт казалось, что это добрый знак… Но после 8 часов утра к ней постучали и повели в зал. Через открытые двери она увидела стоявших под сводами замка жителей окрестных селений: их было около 300 человек. Осужденная королева появилась с молитвенником и четками в руках; одета она была во все черное, на шее — ожерелье с восковой ладанкой, на которой был изображен ягненок. Это была реликвия, освященная римским папой. Королеву привели в зал, где был устроен эшафот, но ее слуг туда пропускать не хотели, опасаясь, что они будут сильно рыдать. Однако Мария Стюарт упросила, чтобы некоторых из них пропустили, пообещав от их имени, что они будут тверды.

Спокойствие изменило королеве, когда священник предложил ей совершить службу по англиканскому обряду. Она энергично запротестовала, но ее не слушали. Духовник опустился на колени на ступенях эшафота и начал службу; Мария Стюарт отвернулась от него и произнесла молитву сначала на латинском, а потом на английском языке. Она молилась за процветание католической церкви, за здравие своего сына и за английскую королеву-грешницу, чтобы та искупила свою вину. Уже стоя на эшафоте, она еще раз поклялась, что никогда не имела умысла на жизнь Елизаветы I и никому не давала на то своего согласия. С повязкой на глазах королева кладет подбородок на деревянную плаху и придерживает ее руками. Если бы палачи не отвели в сторону ее руки, они тоже бы оказались под топором. Первый удар палача приходится по голове; второй удар падает на шею, но тонкая жилка продолжает еще вибрировать, потом и ее рассекают… Однако губы королевы еще продолжают двигаться, и проходит несколько мгновений, пока они не замирают окончательно. В этот момент от сочащейся кровью головы отделяется парик, и голова с седыми волосами падает на эшафот.

Но и это был еще не конец. Из-под юбки шотландской королевы выполз маленький пудель и кинулся к голове своей хозяйки. Собаку гонят, и она, жалобно скуля, замирает у трупа. Тело Марии Стюарт завернули в грубую ткань, которая служила покрывалом для бильярдного стола, и оставили лежать на каменном полу. Обагренную кровью плаху, одежду и четки казненной королевы сожгли. К вечеру того же дня из ее тела удалили сердце, и шериф графства закопал его в известном лишь ему одному месте, а забальзамированные останки Марии Стюарт поместили в свинцовый гроб…
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о покере
Интересное про текилу
Самый большой мост
Интересное про Крым
Бартоломе Эстебан Мурильо
Собор Санта-Мария дель Фьоре во Флоренции
Чингисхан
Парфенон