Убийство Пальме

Умный сайт - Убийство Пальме
Убийство Пальме

     Утром 28 февраля 1986 года лидер шведской социал-демократии и глава правительства Улоф Пальме принял шведских журналистов. В конце беседы ему был задан вопрос, как он оценивает возможности для мира и разрядки на международной арене?

«Долгое время, – сказал Пальме, – отношения между великими державами были холодными. Но сейчас можно видеть отчетливые признаки ломки льда. Международное положение просветлело. Недоверие рассеивается, как туман ранним весенним утром. Мы констатируем много предпосылок для разрядки. Все больше людей включаются в борьбу за мир, и это отрадно, поскольку широкое народное движение резко повышает возможности для мира и разоружения. Положено начало диалогу между великими державами».

В этот день, как обычно, Пальме покинул здание правительственной канцелярии последним.

…Жизнь Пальме-политика не была гладкой. Шаг за шагом давался в нелегкой борьбе с оппонентами, противниками и откровенными врагами. Правые консервативные круги никак не хотели простить ему, что он, «мальчик из высшего общества», стал социал-демократом и тем самым предал свой класс. Пальме порой характеризовали как беспощадного, агрессивного, злобного человека, без юмора и великодушия, с непомерным желанием отстаивать свое «я». А с другой стороны, некоторые из социал-демократов с подозрением относились к Пальме как выходцу из буржуазных кругов. Они утверждали, что у него не получаются контакты с рабочими, что он высокомерен, как многие политики правого толка.

Можно смело утверждать, что немногие шведские политики подвергались таким резким личным нападкам и слышали такую похвалу, вызывали такую сильную антипатию и симпатию, как Пальме. Уже после его гибели шведская газета «Дагенс нюхетер» писала, что он не оставлял никого равнодушным, вызывая или восхищение, или гнев.

Устранить Пальме оказалось нетрудно в первую очередь потому, что он, как и его предшественники на постах премьера и руководителя Социал-демократической рабочей партии Швеции (СДРПШ), предпочитал общественный транспорт, нередко ходил на работу и обратно пешком, беседуя по пути с прохожими.

Улоф Пальме с женой Лисбет смотрел в кинотеатре «Гранд» на улице Свеа-вэген фильм «Братья Моцарт». По дороге домой премьер был убит выстрелом в спину. Лисбет была легко ранена. Стреляли в упор. Место выбрали недалеко от входа в метро, на углу Туннельгатан, метрах в пятистах от «Гранда».

Удалось установить, что убийца – высокого роста, блондин. Незадолго до преступления его, а также других пассажиров автомобиля «Ауди» видели в окружении четы Пальме. Словом, Улофа Пальме «вели» профессионалы.

Городские часы показывали 23 часа 10 минут. Ночью кабинет министров собрался на экстренное заседание. У места, которое обычно занимал за столом совещаний глава правительства, была зажжена свеча. В ранние утренние часы в Стокгольме тысячи шведов направились в правительственную канцелярию Русенбад, в штаб-квартиры местных социал-демократических организаций по всей стране, чтобы выразить свое соболезнование и сделать записи в траурных книгах. К месту убийства, где еще не высохло кровавое пятно, стекались сток-гольмцы.

Восемь стран объявили траур в связи с гибелью Пальме. Сотни тысяч шведов приняли участие в проведенных общественными организациями спонтанных демонстрациях и митингах, посвященных памяти Пальме. На месте его гибели, где на рассвете 1 марта неизвестный прохожий оставил красную розу, вырос холм из живых цветов. Многие простые шведы, будучи не в силах понять и объяснить совершенное злодеяние, задавались вопросом: чьих рук это дело?

Полицией был арестован 42-летний безработный Кристер Петерсон, который якобы «крутился» около Пальме за несколько дней до убийства.

Но в том же 1986-м Петерсона условно освободили из-под стражи, и по сей день шведская полиция его периодически допрашивает. Он отрицает свою причастность к преступлению, считая, что «ведется некая математическая игра».

Судя по целой цепочке фактов, ликвидация Пальме тщательно организована и спланирована.

Дело в том, что, по оценкам руководства и экспертов шведской компании «Виниан АБ», торгующей оружием и боеприпасами, разрывная пуля, убившая Пальме (на которой не обнаружено опознавательных знаков), могла быть изготовлена в 1982–1983 годах американской фирмой «Винчестер-Узстерн Дивижн».

В ту роковую ночь одна женщина оказалась неподалеку от места убийства. Через несколько минут после выстрелов (это она поняла позже, узнав об убийстве из газет) она увидела, как полицейский автомобиль марки «СААБ», стоявший у тротуара, стремительно уехал. Женщина услышала слова водителя, сказанные в микрофон радиотелефона: «Ага, значит, вон там». Но «СААБ» умчался вовсе не в сторону места преступления. Власти были немало удивлены, почему водитель был в автомобиле один. Согласно инструкции, в патрульных машинах обязательно сидят двое полицейских. По этому делу бь|ло начато расследование.

Депутат риксдага от Левой партии Йорн Свенссон зачитал в парламенте исследование «Политические мотивы убийства У. Пальме».

Анализируя возможные мотивы преступления, депутат пришел к выводу: ненависть вашингтонской администрации и высших военных кругов НАТО вызывала прежде всего деятельность Пальме на международной арене. Предложения Комиссии Пальме, отмечается в документе, грозили подорвать американские планы гонки вооружений. Нельзя упускать из виду и того, что Пальме пользовался большим авторитетом в общественных и политических кругах натовских стран, прежде всего в ФРГ и Голландии, а это – в перспективе – могло привести к нежелательным для Вашингтона изменениям в европейской стратегии.

Как отмечает Й. Свенссон, убийство было настолько тщательно подготовлено и спланировано, что можно утверждать о существовании заговора против Пальме. Все говорит о почерке американского шпионского ведомства, считает депутат. Он отметил, что ЦРУ, скорее всего, использовало в этих целях бывших наемников из числа командос, причастных ныне к деятельности пра-воэкстремистских организаций в Европе. С этим утверждением, кстати, перекликается сообщение газеты «Свенска дагбладет». Еще в январе 1986 года в полицию позвонил человек и заявил, что ему обещано вознаграждение – 2 миллиона долларов – за убийство Пальме. Предложение сделал американец, бывший офицер, участвовавший в войне во Вьетнаме.

Заметим, однако: со стороны полиции ни разу, во всяком случае официально, не упоминалась причастность ЦРУ к убийству в качестве одной из возможных версий. Как не вызвали у местной полиции «энтузиазма» и сообщения, в том числе лондонской газеты «Обсервер», о том, что пуля, оборвавшая жизнь Пальме, могла быть выпущена агентами чилийской охранки. На такую возможность указывали проживающие в Швеции чилийские эмигранты. Непосредственным организатором убийства назывался и Майкл Таунли, гражданин США, осуществивший совместно с чилийской охранкой ликвидацию, причем в Вашингтоне, Орландо Летельера – одного из лидеров социалистической партии Чили и антипиночетовской оппозиции.

Весной 1998-го появилась очередная версия. В конце апреля шведскому послу в Турции руководство ее МИДа сообщило: Улофа Пальме убили якобы по приказу лидера Курдской рабочей партии (КРП) А. Оджалана в связи с «антикурдскими» действиями шведского премьера (в 1980-х он распорядился усилить охрану посольства Турции в Стокгольме из-за частых демонстраций курдской диаспоры против турецкого геноцида курдов). Были представлены показания одного из заместителей Оджалана – Ш. Сакыка.

Всего же в полицейских компьютерах содержится 13 тысяч версий, имена почти 50 тысяч человек, хоть в какой-то степени имевших или могущих иметь отношение к преступлению. Результатов этой титанической работы пока не видно.

Имя Виктора Гуннарсона значилось одним из основных в списке: на него указывало слишком многое, и потому он был арестован. Один из шведских детективов, уже вышедший в отставку, даже опубликовал книгу, в которой доказывал, что именно Гуннарсон является преступником. Из этой книги и других источников известно, что в то время Гуннарсон состоял в экстремистской Европейской рабочей-партии, которая травила премьера, а в своих действиях не останавливалась перед насилием и террористическими актами. Были также сообщения о его тесных связях с другими экстремистами, в частности, с американской группировкой Ларуша.

Вскоре, однако, его пришлось отпустить «за недостаточностью прямых улик», хотя многие следователи до сих пор считают его причастным к убийству Пальме.

Выйдя на свободу, Гуннарсон почти сразу же перебрался на жительство в США, поскольку, как он объяснил журналистам, обвинения, выдвинутые против него, «поломали ему всю жизнь на родине». За океаном он спокойно зажил в городке Солсбери, обзавелся новыми знакомыми, но связи с друзьями и близкими в Швеции не терял, регулярно писал, посылал бандероли и посылки, иногда звонил. И вдруг неожиданно пропал. Его приятель, с которым они договорились о встрече, обнаружил дверь дома Гуннарсона открытой. Ничто не указывало ни на вторжение посторонних, ни на намерения хозяина уехать надолго, даже документы и деньги остались на письменном столе. Приятель, прождав сутки, сообщил в полицию об этом исчезновении. Вскоре забеспокоились родители, долгое время не получавшие весточек от сына, и в полиции составили протокол, в котором были указаны приметы пропавшего и содержалось несколько его фотографий.

Труп Гуннарсона обнаружили в пустынной сельской местности за 120 километров от Солсбери. Детективам никаких, даже самых мизерных следов, зацепок обнаружить не удалось, похоже, работали профессионалы и, как заявил один из детективов, «скорее всего, гастролеры».

После сообщения об убийстве Гуннарсона группировка Ларуша разослала письма, в которых пыталась доказать, что никогда не была связана с убитым шведом и абсолютно не причастна к гибели Улофа Пальме.

Разумеется, это убийство может не иметь никакого отношения к «делу Пальме», но оно вызывает вопросы, на которые ни шведские, ни американские детективы дать ответа не могут. Почему Гуннарсон внезапно исчез из дома, никому ничего не сказав, и по своей ли воле он это сделал? Как и зачем он оказался так далеко от дома, когда его настигла смерть? Кому вообще потребовалось «убирать» человека, если он действительно никогда не совершал ничего предосудительного и никому не мешал?

Вопросы, вопросы, а время идет, и, похоже, убийство Улофа Пальме, как и Джона Кеннеди, так и останется нераскрытой тайной двадцатого столетия. Судя по событиям «вокруг» расследования, имеющего уже солидный возраст, вряд ли точки над i будут расставлены в ближайшее время. Слишком много очевидных фактов, оглашение и «сведение» которых воедино не в интересах кое-кого в Швеции и зарубежье.


Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про фастфуд
Интересное о Мохенджо-Даро
Интересное о теле человека
Интересное про самолеты
Фердинанд Виктор Эжен Делакруа
Казимир Северинович Малевич
Александр Довженко
Эжен Анри Поль Гоген