Васко Нуньес де Бальбоа

Умный сайт - Васко Нуньес де Бальбоа
Васко Нуньес де Бальбоа

     Испанский конкистадор. В поисках золота первым из европейцев пересек Панамский перешеек и достиг берега "Южного моря" - Тихого океана (29 сентября 1513 года). Открыл Жемчужные острова.

Васко Нуньес де Бальбоа родился в Херес де-лос-Кабаллерос (Бадахосская провинция). В молодости он вел разгульную жизнь. Участвовал в экспедиции Бастидаса, затем поселился на острове Эспаньола (Гаити). Здесь он получил "репартимьенто" - земельный участок с прикрепленными к нему индейцами; однако, как и большинство "репартимьенто", его хозяйство не приносило дохода. Бальбоа наделал так много долгов, что вынужден был скрываться от преследовавших его кредиторов. Но капитанам судов, отправлявшихся из Эспаньолы, было строжайше запрещено принимать на борт несостоятельных должников. Тогда Бальбоа забрался в пустую бочку и вместе с грузом попал на корабль, державший курс к Дарьенскому заливу; таким образом, начальнику экспедиции, капитану Мартину Эрнандесу Энсисо, поневоле пришлось содействовать побегу отважного искателя приключений.

Корабль вез колонистов и припасы в Новую Андалусию. Возле устья Магдалены Энсисо встретил судно Франсиско Писарро с 25-30 людьми на борту. Но до карибского берега добрался только один корабль, второй же, с припасами, потерпел крушение. Колонистам с самого начала угрожал голод. Тогда по предложению де Бальбоа они переправились на Панамский перешеек, формально являвшийся частью "Золотой Кастилии"" Нерваэса. Сразу же конкистадоры разграбили покинутое индейское селение, где нашли съестные припасы, ткани и золото. После этой удачи на Бальбоа стали смотреть как на предводителя, его избрали судьей, а Энсисо лишили полномочий на том основании, что его права не распространялись на "Золотую Кастилию".

Встав во главе колонии "Золотая Кастилия", Бальбоа посадил основателя испанского поселения на Панамском перешейке Никуэса с несколькими верными ему людьми на ветхое судно и без всяких припасов пустил в океанское плавание. Никуэс пропал без вести.

В распоряжении Бальбоа к 1511 году было только 300 матросов и солдат, из которых не больше половины могло еще держаться на ногах. С такими небольшими силами он начал завоевание внутренних областей "Золотой Кастилии". Бальбоа понимал, что его сил недостаточно для покорения страны. Поэтому он воспользовался враждой между местными племенами и заключал союзы с одними, чтобы побеждать других. Союзники снабжали испанцев припасами или отводили им земли и сами их обрабатывали. Вражеские селения конкистадоры разоряли, а пленных продавали. Вождь одного из племен, изумленный жадностью, с какой европейцы набрасывались на золото, сообщил, что в нескольких днях пути к югу от Дарьенского залива лежит густонаселенная страна, где много золота, но для ее покорения нужны большие силы. Вождь прибавил, что там с горных вершин можно видеть другое море, по которому ходят суда, по размерам не уступающие испанским кораблям.

На поход к этому "Южному морю" Бальбоа решился только через два года, когда из Эспаньолы пришла весть, что правительство рассматривает его обращение с наместником Никуэсом как мятеж против королевской власти. Бальбоа понимал, что только великий подвиг может спасти его, "скудно одаренного человека, не из дворян", от суда и виселицы.

В 1513 году он двинулся на судах от устья Атрато на северо-запад, вдоль Атлантического побережья, и, пройдя около 150 километров, высадился на берег. Чтобы устрашить индейцев, Бальбоа лицемерно обвинил в мужеложестве мужчин, которые прикрывали наготу короткими кусками ткани, напоминающими женские передники. "Преступники" были затравлены собаками, сопровождавшими конкистадоров в походах.

Бальбоа сумел нагнать на индейцев-карибов страх не только собственной жестокостью, но и кровожадностью своего свирепого пса Леончилло, который "один стоил двадцати солдат". Впрочем, Бальбоа был дальновиднее своих предшественников и без особой надобности не прибегал к расправам.

1 сентября Бальбоа отправился открывать "Южное море" с отрядом из ста восьмидесяти наиболее смелых и выносливых солдат. Экспедицию сопровождали шестьсот индейцев-носильщиков и свора борзых.

Панамский перешеек, который нужно было пересечь, чтобы добраться до берега неизвестного моря, имеет не более шестидесяти миль в ширину, но зато он перерезан на всем протяжении цепями высоких гор, у подножия которых образовалась наносная, необыкновенно плодородная почва, поросшая буйной тропической растительностью. Испанцам пришлось прорубаться через непроходимые чащи лиан, папоротников, гигантских деревьев, преодолевать вязкие болота с тучами москитов. Этот лес был населен множеством птиц и животных, чей покой доселе человеком не нарушался. Ядовитые испарения болот, желтая лихорадка и дизентерия, свирепствовавшие в этих местах, изматывали силы и убивали энергию самых здоровых людей.

Завидев грозный отряд Бальбоа, туземцы убегали в горы или, пользуясь преимуществами хорошо защищенной местности, совершали на испанцев неожиданные нападения. Бальбоа старался поддерживать в своих людях бодрость духа и заставлял их двигаться вперед.

После двадцатидневного перехода, сопровождавшегося непрерывными боями с индейцами, Бальбоа, поднявшись на гребень горы, увидел, наконец, широкий Панамский залив, за которым открывалось безбрежное "Южное море" - Тихий океан. 29 сентября он вышел к бухте, которую назвал Сан-Мигель. Дождавшись прилива, Бальбоа вошел в воду и, с обнаженной шпагой в одной руке и с кастильским знаменем в другой, торжественно прочитал грамоту, составленную нотариусом: "... вступаю во владение для кастильской короны... этими южными морями, землями, берегами, гаванями и островами со всем, что в них содержится... И если иной царь или вождь, христианин или сарацин... заявит свои притязания на эти земли и моря, то я готов во всеоружии оспаривать их у него и воевать с ним во имя государей Кастилии, как настоящих, так и будущих. Им принадлежат и власть, и господство над этими Индиями, острова, как Северный, так и Южный материки с их морями от Северного полюса и до Южного, по обе стороны экватора, внутри и вне тропиков Рака и Козерога... и ныне и во веки веков, пока будет существовать мир, до Страшного суда над всеми смертными поколениями".

Сведения, которые Бальбоа удалось собрать у окрестных касиков, покорившихся его оружию и предоставивших ему жизненные припасы, совпадали с рассказами туземцев на берегу Дарьенского залива.

Бальбоа узнал, что на юге находится обширная страна, "до того богатая золотом, что из него делают даже обиходные орудия"; жители той страны приручают лам и используют их как домашних животных для перевозки тяжестей. Эти интересные сведения вместе с большим количеством жемчуга, полученного здесь Бальбоа от туземцев, окончательно убедили его, что он находится в азиатских странах, описанных Марко Поло, недалеко от империи "Сипанго", сказочные богатства которой не давали покоя алчным авантюристам.

Бальбоа пересек Панамский перешеек в нескольких направлениях. "А страна здесь такая, что если тот, кому доверено управление, заснет, то по своему желанию ему не проснуться, ибо правитель здесь должен всегда бодрствовать. Страна трудно проходима из-за многих рек, и многие наши люди мрут здесь из-за тяжелого труда и лишений, и каждый день мы тысячу раз глядим в глаза смерти".

Вернувшись к берегам Дарьенского залива, Бальбоа послал в Испанию донесение о великом открытии, приложив "королевскую пятину" (пятую часть добычи) - груду золота и двести прекрасных жемчужин. Правительство сменило гнев на милость.

Для наиболее проницательных людей открытие "Южного моря" стало решающим доказательством, что Колумб открыл вовсе не Индию, но Новый Свет.

Но Бальбоа на этом не остановился. Он начал готовиться к новой экспедиции в "Южное море", собираясь построить на берегу залива Сан-Мигель несколько каравелл и отправиться с ними завоевывать новую страну. Где-то на юге от "Золотой Кастилии" лежит, как рассказывают индейцы, страна, где едят и пьют на золоте, - сказочно богатая страна Биру (то есть Перу). Однако его планам не суждено было осуществиться.

Новый наместник "Золотой Кастилии" - подозрительный и жадный старик Педро Ариас (Педрариас) де Авила повел с собой к Панамскому перешейку целый флот (22 корабля). Около десяти тысяч "безработных" идальго согласны были без всякого жалованья пуститься за океан. Но отправить можно было только 1500 человек, принадлежащих к "цвету испанского дворянства". Прибыв в колонию, Авила прочитал Бальбоа королевские грамоты, которые предписывали милостивое обращение с тем, кто открыл "Южное море", а сам немедля начал против него тайное следствие.

Желтая лихорадка косила новоприбывших. Для большого отряда не хватало провизии, и нередко рыцари в шелку и бархате умирали с голоду. Авила разбил испанцев на небольшие отряды и разослал их во все стороны за провиантом, золотом, жемчугом и рабами. "Цвет испанского дворянства" жег и грабил индейские селения и убивал несчастных индейцев, и они, как писал Бальбоа в Испанию, "превратились из ягнят в лютых волков". Бальбоа сам впервые потерпел поражение во время похода вверх по реке Атрато. В то же время он получил новое высокое назначение от короны, и Авила стал смотреть на него как на опасного соперника. Чтобы выиграть время, Авила предложил выдать за Бальбоа замуж свою дочь, жившую в Испании. Брачный договор был подписан, и мать отправилась за невестой на родину. Авила поручил Бальбоа продолжать открытия в "Южном море", дал ему для этого отряд и разрешение построить корабли у Панамского залива. А затем он обвинил Бальбоа в том, что тот на собственный страх замышляет экспедицию и оттягивает туда слишком много солдат, и присоединил к этому старые обвинения в мятеже и убийстве Никуэса. Арестовать Бальбоа было поручено отряду под командой Франсиско Писарро. По приказанию Авилы человек, открывший "Южное море", был осужден за измену и обезглавлен. Открытие европейцами Перу задержалось на целых пятнадцать лет.

В 1519 году Педрариас Авила построил на южном берегу перешейка город Панаму, первый испанский опорный пункт на "Южном море", и вскоре перенес туда административный центр "Золотой Кастилии".
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про необычные похоронные ритуалы и традиции
Интересное про еду
Умные ответы на странные вопросы
Интересное про перевод часов
Открытие Эблы
Наполеон Бонапарт
Собор Дома инвалидов в Париже
Маргуш, Маргиана, Мургаб