«Железная маска»

Умный сайт - «Железная маска»
«Железная маска»

     Первые слухи об узнике в маске появились при французском дворе в начале 1720 года. Позже стала широко известна и книга анонимного автора «Секретных записок по истории Персии», где упоминалось о злополучной судьбе незаконного сына Людовика XIV. О «Железной маске» в 1760 году писал Вольтер в своем труде «Век Людовика XIV», после чего любопытство общества было возбуждено до предела. Многие стали размышлять, разыскивать и предполагать, кто же мог скрываться за таинственной маской. Сам Вольтер романтически предположил, что это был старший брат Людовика XIV, ставший жертвой честолюбивой и жестокосердной политики. Но доказательства французского философа были слабы, не прояснили ничего и архивы Бастилии, ставшие достоянием ученых после взятия этой страшной тюрьмы. Все листы тюремной книги, относившиеся к этому узнику, оказались заблаговременно вырванными и уничтоженными. Однако версии, по которым «Железная маска» считался сводным братом Людовика XIV, множились, расходясь лишь в вопросе происхождения загадочного узника. По одной из них, он был сыном королевы Анны Австрийской от герцога Бэкингема, по другой — от кардинала Мазарини, по-третьей… от камердинера. Предполагали также, что таинственным! узником был брат-близнец Людовика XIV, которого изолирова-1 ли, опасаясь междоусобиц и борьбы за престол. Этот романтический вариант и лег в основу приключенческих романов, по которым было снято несколько кинофильмов.

Историки и писатели строили различные версии о личности таинственного узника. Одни видели в нем сюринтенданта Н. Фуке, другие — вождя Фронды герцога де Бофора, исчезнувшего в 1669 году; некоторые называли герцога Монмута — племянника английского короля Якова II, спасенного этим заточением от смертной казни; указывали и на дворянина Армуаза, возглавлявшего заговор против Людовика XIV.

Устойчивой была версия и о графе Вермандуа — сыне Людовика XIV от герцогини Луизы де Лавальер. Мальчика, родившегося 2 октября 1667 года, назвали Людовиком де Бурбон, графом де Вермандуа. Юный принц был воспитан соответственно своему достоинству, но по характеру он был горд, нетерпелив и горяч, к тому же сильно ненавидел дофина — наследника престола. Принц часто говорил о бедных французах, которые вынуждены будут повиноваться слабоумному и малодостойному царствовать дофину [ В отличие от графа де Вермандуа тот был ласков и добр сердцем]. Людовику XIV сообщали о поведении графа де Вермандуа, но любовь родительская победила, и он не смог применить неограниченную королевскую власть к сыну.

Однажды юный граф (ему было тогда 16 лет), забывшись в ссоре, дал дофину пощечину. Король и на этот раз колебался наказать виновного, однако известие об этом проступке вызвало при дворе слухи и смятение. И тогда Людовик XIV с великим для себя насилием собрал самых преданных и искренних придворных, чтобы спросить у них совета, сообразного с государственными законами. Все осудили принца на смерть, и только министр де Лувуа, более других проникшийся горем короля, посоветовал найти другой способ наказать графа. Он предложил отправить графа в армию во Фландрию, а потом распространить слух, что тот заразился там гнилой горячкой, чтобы никто не смог его видеть, а через некоторое время распространить слух о смерти графа, похоронить его прилично достоинствам, а потом тайно перевезти в какой-нибудь замок, где бы тот и кончил свою жизнь.

Предложение это приняли и для совершения дела избрали верных и скромных людей. Среди них был и Сен-Мар, комендант замка Пиньероль, на которого можно было положиться. Так граф де Вермандуа был «погребен» в Аррской церкви 25 ноября 1683 года, а на самом деле в гроб положили кусок дерева. В то время, когда погребальное шествие величественно провожало принца в «последний путь», верные проводники окольными путями сопровождали его в вечное изгнание. А чтобы даже имя принца исчезло из истории, лицо ему покрыли железной маской с небольшими прорезями, чтобы можно было принимать пищу.

Как только принца доставили в Пиньероль, туда прибыл курьер из Версаля с новым повелением — перевезти узника в сопровождении Сен-Мара на остров Сент-Маргерит. Крепость здесь была со всех сторон окружена морем, но для большей надежности поставили часовых и приказали им стрелять по всем судам, которые будут приближаться к берегу на недозволенное расстояние. Узника содержали в крепости со всеми почестями, стол всегда сервировали серебряной посудой.

Через несколько дней после заключения принца на острове Сент-Маргерит под стражу был взят придворный банкир Бюис-сон — за небрежение в исполнении своих обязанностей. И случайно устроилось так, что комната его оказалась под комнатой таинственного узника. Проштрафившийся банкир решил ему сообщить о себе через печную трубу: сначала разговоры их были отвлеченными, но обоим хотелось излить друг другу душу, и банкир первый начал рассказывать о своих несчастьях, на что граф сочувственно вздыхал. О себе же он говорил только то, что находится здесь по воле родителя, но открыть свое имя не может, так как это будет стоить ему жизни, да и банкиру не миновать смерти.

Через некоторое время после таких бесед помощник лекаря заметил, что под окном камеры принца что-то белеет на воде. Он бросился вплавь и достал тонкую сорочку, которую принц исписал с одного конца до другого. Надзиратель прочитал написанное и бросил сорочку в огонь, а через несколько дней помощника лекаря нашли мертвым…

За узником установили еще более строгое наблюдение, а чтобы уменьшить его тоску, принесли маску из черного бархата — легкую и безопасную. Ему даже разрешили носить ее только в тех случаях, когда он будет прогуливаться по крепостному валу или когда услышит, как открываются двери его темницы Сен-Мар не отказывал пленнику ни в чем, чего бы тот ни потребовал. Узник говорил на нескольких языках, приятно пел и, когда оставался один, играл на цитре… Однажды он нацарапал ножом на серебряной тарелке слова: «Людовик де Бурбон, граф де Вермандуа, побочный сын Людовика XIV, 23 июня 1698 года». А потом бросил тарелку в окно… Один рыболов подобрал ее и принес Сен-Мару, который долго допытывался, не читал ли тот написанное. Рыбака отпустили только тогда, когда надзиратель совершенно убедился, что тот вообще не умеет читать.

После этого случая Сен-Мар стал требовать, чтобы узника перевели в Бастилию, и наконец получил такое распоряжение Пленника перевозили только ночью, и по дороге Сен-Мар всегда ложился спать рядом с графом. Комендант острова Сент-Маргерит имел собственное имение в Палто, и король пожелал прибыть туда, чтобы несколько дней провести с «Железной маской». Но короля захотели увидеть и крестьяне окрестных деревень, поэтому они тоже заметили таинственного узника. Заметили они также, что в столовой зале узник сидел спиной к окнам, напротив него с двумя пистолетами расположился Сен-Мар и служил им только один камердинер.

Пасмурным сентябрьским днем 1698 года перед подъемным мостом Бастилии остановился конный отряд. Капитан Сен-Мар вызвал стражу, предъявил ордер, и десятка два мушкетеров, окружавших портшез с траурными занавесками, проникли во внутренний двор знаменитой тюрьмы. Тюремное начальство знало о своем узнике только то, что прибыл он с острова Сент-Маргерит, а до этого содержался в крепости Пиньероль. Согласно предписанию, таинственного узника заключили в один из самых глухих казематов башни Бертодьер: разговаривать с ним запрещалось, но обходились с пленником очень почтительно.

В то время комендант Бастилии получил от королевского двора несколько таинственных писем:

«Милостивый государь! В случае, если кто-нибудь придет разузнать об арестованном, который сегодня утром препровожден в Бастилию по королевскому указу, то прошу вас не давать никаких сведений. Согласно воле Его Величества и препровождаемым при сем приказом, является желательным, чтобы никто не знал о вышеупомянутом арестованном решительно ничего, даже его имени.

    Приказав поместить в темницу моего Бастильского замка важного пленника, я пишу вам это письмо для того, чтобы вы знали, что я желаю, чтобы вы приняли упомянутое лицо и тщательно берегли его впредь до нового приказания. Вместе с тем, уведомляю вас, чтобы вы не позволяли упомянутому лицу ни под каким видом вступать в какие-либо сношения с кем бы то ни было — ни лично, ни письменно.

К нему никто не допускался, кроме занявшего место коменданта Бастилии Сен-Мара и майора Росаржа, который надзирал за пленником и прислуживал ему. Лечивший узника доктор Бейль никогда не видел лица его, хотя не раз осматривал его язык и другие части тела. Доктор говорил, что „Железная маска" был весьма статен, имел смугловатый цвет кожи.

Гугенот И. Кардель одно время тоже находился в башне Бертодьер, где летом солнце жгло так сильно, что расплавляло свинец, а зимой снег проникал через решетку и замерзал на полу ледяной коркой. А „Железная маска" находился еще ниже башни Бертодьер. Были слышны вздохи и стоны пленника, и майор Росарж, несколько покровительствовавший гугеноту, сказал однажды, что заметил, как тот прислушивается к этим звукам. А потом добавил: „Если вы когда-нибудь будете в сношениях с заключенным по соседству с вами, хотя бы только в разговоре, то будете казнены в тот же самый день, как об этом узнают". С тех пор гугенота и других заключенных, содержавшихся в башне Бертодьер, лишили прогулок по саду: по той только причине, чтобы они, проходя по лестнице, не могли случайно о чем-нибудь узнать.

В безмолвии прожил узник пять лет в своей одиночной камере, а в начале ноября 1703 года он занемог, но не придал этому значения. Однако через несколько дней состояние его ухудшилось, и он умер 19 ноября 1703 года. Тело узника завернули в простыню и через день погребли в церкви Святого Павла (по другой версии — на тюремном кладбище) в присутствии майора Росаржа и доктора Бейля. В церковной книге указано, что узнику было 45 лет: перед погребением ему отрубили голову, которую потом изуродовали. После похорон все находившиеся в его комнате предметы (кровать, столы, стулья и т. д.), даже двери и окна были сожжены, а вся посуда переплавлена. Камеру, которую занимала „Железная маска", выскоблили, заново оштукатурили и побелили.

В разное время в связи с другими обстоятельствами возникали и другие гипотезы об имени таинственного узника, но все они, как и выше приведенные, не были подкреплены достоверными фактами, а часто и противоречили друг другу. В 1795 году была предложена версия, которая как будто бы получила некоторые подтверждения и могла потому претендовать на некоторую долю вероятия. Автор ее исходил из двух непреложных истин: названия крепости Пиньероль, в которой первоначально находился таинственный узник, и имени, под которым он был похоронен, хотя оно и вымышленное: Маччиоли. Однако оно очень напоминает имя, принадлежавшее реальному историческому лицу, хорошо известному современникам. Маттиоли.

Граф Джироламо Маттиоли родился в 1640 году в итальянском городе Болонья. Свою дипломатическую карьеру он начал при дворе герцога Мантуанского, стал быстро продвигаться по служебной лестнице, выдвинулся в премьер-министры и оказался в гуще политической борьбы, которую вели великие державы по отношению к богатой, но раздробленной Италии. При содействии Д. Маттиоли между Францией и Мантуей был заключен тайный договор, весьма выгодный для французского короля. За эту сделку Людовик XIV заплатил итальянцу 100 000 скудо, но тот захотел получить больше. И продал тайну заинтересованным правителям Испании, Австрии и Савойи, чем разрушил надежды французского короля.

Разгневанный Людовик XIV решил жестоко наказать Д. Маттиоли и избрал для дипломата месть, которая оказалась более страшной, чем смертная казнь. Итальянца заманили в пограничный район, где схватили и бросили в крепость Пиньероль, после чего узник исчез навсегда. Граф оказался обреченным на смерть еще при жизни: он лишился имени, потерял лицо и во мраке вечного заточения должен был день и ночь думать об ужасных последствиях своего предательства. На все запросы министерство иностранных дел Франции отвечало, что ничего не знает о Д. Маттиоли.

Сам он дважды пытался подать о себе весть. Сначала хотел подкупить тюремщика Бленвиньера: „Вот, сударь, кольцо, которое я вам дарю и которое прошу принять". Второй раз он написал несколько слов на подкладке карманов своего камзола, который должны были вычистить. Обе истории были засвидетельствованы в тюремных отчетах. Версия о „Железной маске" Д. Маттиоли подтверждается и некоторыми хронологическими данными, в частности, исчезновение его совпадало со временем появления в крепости Пиньероль неизвестного узника [В период империи в ход была пущена новая версия, которую поддержали придворные историографы: Наполеон I был потомком „Железной маски". Согласно этой версии, французский король Людовик XIV был внебрачным ребенком, но именно ему Людовик XIII (отец) предназначил королевскую корону, устранив от права на престол своего законного сына. Настоящий дофин воспитывался вдали от французского двора, а когда вырос и стало заметно его сходство с будущим королем, оказался обреченным на заточение. Сначала его отправили на остров Сент-Маргерит, где он вступил в тайную связь с дочерью тюремщика, которая родила сына. Тогда-то его, закованного в железную маску, и переправили в Бастилию, а малолетнего сына отправили на Корсику, дав ему при этом фамилию Буонапарт („с хорошей стороны", „от хороших родителей"). И вот этот мальчик будто бы и стал предком Наполеона, обеспечив ему тем самым „легитимное" происхождение…]. Однако и это остается только гипотезой.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про Леонардо да Винчи
Важнейшие открытия в криминалистике
Интересное о кактусах
Интересное про сон
Шолом-Алейхем
Петр Сагайдачный
Тициан
Тайна Египетских иероглифов