Эдуард Кодрингтон

Эдуард Кодрингтон | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые адмиралы

Эдуард Кодрингтон
Эдуард Кодрингтон

     Свыше полувека Кодрингтон состоял в британском флоте, участвовал в нескольких сражениях. Однако наибольшую славу ему принесло командование англо-франко-русской эскадрой, добившейся победы при Наварине.

Будущий адмирал родился в 1770 году, 13-летним начал морскую службу: в 1783 году поступил на яхту «Августа», затем служил на 44-пушечном шлюпе «Ассистенс», на 50-пушечном корабле «Леандр», на 32-пушечном фрегате «Амбюскед» и кораблях «Формидебл» и «Куин-Шарлотт» под командованием различных командиров и флагманов. В 1793 году его произвели в лейтенанты, назначили на «Санта-Маргариту», затем для репетования сигналов на 28-пушечный корвет «Пегас». Моряк вернулся на «Куин-Шарлотт» и участвовал 1 июня 1794 года в сражении Хау с эскадрой Вилларе де Жуайеза при Уэссане. Очевидно, он проявил себя в сражении на флагманском корабле хорошо, ибо был послан с депешами об одержанной победе и благополучном прибытии флота с трофейными судами к острову Уайт.

В октябре 1794 года Кодрингтона назначили командиром брандера «Комета», в апреле 1795 года — 22-пушечного корвета «Бабет», в июле 1796-го — на 32-пушечный фрегат «Друид». В 1805 году моряк командовал 74-пушечным кораблем «Орион». За Трафальгарское сражение получил золотую медаль.

В ноябре 1808 года Кодрингтон командовал кораблем «Блэйк», в следующем — был назначен в экспедицию против острова Вальхерна. Поднявший на корабле флаг лорд Гарднер высоко оценил его помощь при вступлении в устье Шельды 2 августа. В этот день корабль без помощи лоцмана приткнулся к отмели под пушками Флессингена и 2 часа 45 минут находился под обстрелом, дважды загорался, потерял двоих человек убитыми и ранеными.

В августе 1810 года, при защите Кадиса, Кодрингтону с его кораблем было поручено отвести на Менорку 4 старых испанских корабля. Их корпуса текли, недоставало матросов и провизии, тогда как корабли везли много эмигрантов. После 38-дневного трудного плавания Кодрингтону удалось выполнить задачу. В 1811 году, командуя эскадрой у восточных берегов Испании, моряк способствовал патриотам в защите Таррагоны, а после падения крепости в июне днем и ночью перевозил на шлюпках беженцев, снабжая их одеждой и провизией. В январе 1812 года Кодрингтон участвовал в сухопутном сражении против французов при Вилле-Сукна, в котором было взято до 600 пленных, затем поддерживал барона д'Эролеса в попытке вернуть Таррагону и несколько месяцев наносил вред противнику. 14 апреля он содействовал д'Эролесу и очистил док Таррагоны от судов и лодок, искавших в ней убежища. В начале весны 1813 года капитан возвратился в Англию с благодарностью главнокомандующего сэра Эдуарда Пеллю за содействие каталонской армии и проявленные усердие, искусство и благоразумие.

В декабре 1813 года моряка назначили полковником морской пехоты. Вскоре он отправился в Северную Америку с брейд-вымпелом на 40-пушечном фрегате «Форт». Достигнув цели, летом 1814 года Кодрингтон получил чин контр-адмирала и был назначен на 80-пушечный корабль «Тоннант». Исполняя должность начальника штаба в эскадре сэра Александра Кочрена, он получил благодарность флагмана за быстрые распоряжения по снабжению армии провиантом при взятии Вашингтона, а также за советы и помощь в экспедиции против Балтимора. Позднее, подняв флаг на 36-пушечном фрегате «Гавана», контр-адмирал участвовал в нападении на Нью-Орлеан. После завершения военных действий флагман возвратился в Англию. За заслуги в 1815 году его наградили орденом Бани.

В 1821 году моряка произвели в вице-адмиралы, в 1826 году — назначили начальником эскадры в Средиземном море. Кодрингтон поднял флаг на 84-пушечном корабле «Азия». На нем флотоводец и вступил в прославившее его сражение.

В 1821 году Греция восстала против турецкого владычества. Султан призвал на помощь египетского пашу Мухаммед-Али. Турецко-египетские силы шесть лет пытались подавить восстание. Жестокие меры карателей, истреблявших мирное население, побудили правительства европейских держав под давлением общественного мнения вмешаться в события.

Вскоре после того как Кодрингтон принял командование, Россия, Франция и Англия заключили союз для прекращения распрей между турецким правительством и жителями греческих провинций и островов. Турции было предложено прекратить преследование греков и предоставить им внутреннее самоуправление. По условиям подписанного 24 июня (6 июля) 1827 года Лондонского договора союзники обязались в случае отказа турок применить силу. С этой целью у берегов Греции были сосредоточены эскадры Англии, Франции и России.

1 октября 1827 года российская эскадра контр-адмирала Л.П. Гейдена, прибывшая на Средиземное море, присоединилась к эскадре Кодрингтона, состоявшей из 3 линейных кораблей, 4 фрегатов, 4 шлюпов и катера. Английский командующий сообщил, что Ибрагим-паша отказался увести флот из Наварина в Александрию, но обещал не выводить корабли в море. Однако, как только Кодрингтон отошел к острову Занте для пополнения запаса воды, турецкие корабли отправились к Патрасу. Кодрингтон последовал за ними и без боя принудил вернуться. Получив жалобы от греческого правительства о жестокостях турецко-египетских войск в Греции, вице-адмирал предложил после прибытия французской эскадры трем флагманам обратиться к Ибрагим-паше со своими условиями. 2 октября пришла французская эскадра контр-адмирала де Риньи (3 линейных корабля, 2 фрегата, бриг и шхуна). На совещании, собранном Кодрингтоном как старшим в чине, было решено направить ноту Ибрагим-паше с требованием немедленно вернуться в Александрию. Однако турки отказались принять ноту под предлогом, что паши нет в Наварине. Союзное командование решило применить силу, и 7 октября Кодрингтон отдал приказ по союзной эскадре о вступлении в Наваринскую бухту.

«Правила, коими должен руководствоваться соединенный флот при входе в Наварин.

Известно, что те из египетских кораблей, на коих находятся французские офицеры, стоят более на SO, а потому желание мое есть, чтобы е. пр-во контр-адмирал и кавалер Риньи поставил эскадру свою противу их кораблей, и как следующий к ним есть линейный корабль с флагом на грот-брам-стеньге, то я со своим кораблем «Азия» намерен остановиться против него с кораблями «Генуя» и «Альбионом». Касательно же российской эскадры, то мне бы желательно было, чтобы контр-адмирал гр. Гейден поставил оную последовательно близ английских кораблей. Российские же фрегаты, в таком случае, могут занять турецкие суда вслед за сим; оставшиеся английские фрегаты займут те из турецких судов, которые будут находиться на западной стороне гавани в противоположении английским кораблям, а французские фрегаты займут те из турецких фрегатов и прочих судов, которые находиться будут против французских кораблей.

Ежели время позволит, прежде нежели какие-либо неприятельские действия будут сделаны со стороны турецкого флота, судам встать фертоинг с шпрингами, привязанными к рыму каждого якоря. Ни одной пушки не должно быть выпалено с соединенного флота прежде, нежели будет на то сигнал. Разве только в таком случае, если откроют огонь с турецкого флота, в таком случае те из турецких судов должны быть истреблены немедленно.

Корветы и бриги находятся под командою капитана Фелос, командира фрегата «Дартмут», для отводу брандеров на такое расстояние, чтобы они не могли вредить какому-либо из судов соединенного флота.

В случае же настоящего сражения и могущего случиться какого беспорядка советую привести себе на память слова Нельсона: «Чем ближе к неприятелю, тем лучше»».

Вице-адмирал рассчитывал и на сей раз обойтись без выстрелов, однако был готов к решительному сражению. Сам он возглавил наветренную англо-французскую колонну, тогда как подвезенную составили русские корабли. 8 октября в 13 часов флагман поднял сигнал начать движение. Перед входом в гавань турецкий офицер привез запрещение входить в Наварин. В ответ Кодрингтон заявил, что пришел не получать, а отдавать приказы, и что после вероломного нарушения Ибрагим-пашой слова он истребит весь флот, если по союзникам будет сделан хотя бы один выстрел.

В 14 часов 25 минут английская эскадра прошла укрепления, расположенные по сторонам входа, и спокойно заняла свое место. Когда вступала эскадра французская, из-за перестрелки «Дартмута» с экипажем брандера, который английский командир собирался отвести, разгорелась стрельба. Русская эскадра проходила под огнем береговых батарей. Первым позицию занял корабль «Азов», а прочие задержались почти на час.

Главнокомандующий на «Азии» сражался с двумя кораблями и подвергался также обстрелу кораблей второй и третьей линий. Только благодаря помощи «Азова», который принял огонь на себя, ему удалось выдержать бой. В сражении корабль Кодрингтона «Азия» потерял 19 человек убитыми и 57 ранеными; большие потери были только на «Азове». После упорного боя в 18 часов сражение завершилось истреблением неприятельского флота, однако в течение ночи турки посылали брандеры и жгли уцелевшие суда, пока утром союзные адмиралы не уверили Ибрагим-пашу, что их эскадры вступили в Наварин не для уничтожения флота султана, но если будет сделан хотя бы один выстрел, то оставшиеся суда будут истреблены. Союзники оставались в Наварине до 13 октября и оставили его, не получив более вреда.

За сражение в Англии моряка наградили орденом Бани большого креста, российский император пожаловал орден Святого Георгия 2-й степени, а греческое правительство — орден Спасителя. Однако правительство Великобритании оказалось недовольно полным разгромом турецко-египетского флота, что давало значительные преимущества России и нарушало отношения с Турцией. В Англии участие ее флота в сражении называли «досадной случайностью». Подписывая документ о награждении Кодрингтона, король на полях приказа написал: «Я посылаю ему ленту, хотя он заслуживает веревки».

В разговоре с Л.П. Гейденом Кодрингтон рассказал, что после вступления лорда Веллингтона в управление делами правительства он не получает конкретных указаний, а лишь вопросы относительно Наварина, как находящийся под следствием. Его удивило также то, что новый посол в Турции Стратфорд-Канинг по пути в Лондон не только не заехал на Мальту, но и ничего не написал флагману. Можно полагать, что посол хотел оправдаться в советах, которые давал Кодрингтону перед сражением и о которых вице-адмирал писал в своих объяснениях. Вследствие политических перемен Кодрингтона отозвали со Средиземного моря. В следующем году Англия и Франция уже не поддерживали требование самоуправления Греции, и Россия оказалась в войне с Турцией без союзников.

Кодрингтон, слишком хорошо выполнивший свой долг, как он его понимал, видимо, временно оказался не у дел. В 1831 году он командовал наблюдательной эскадрой в Ла-Манше, подняв флаг на 120-пушечном корабле «Каледония». Ставший адмиралом в 1837 году, моряк состоял главным командиром в Портсмуте с 10 ноября 1839 по декабрь 1842 года.

С 1832 по 1840 год он заседал в парламенте депутатом от города Девенпорт. Сэр Кодрингтон состоял одним из камергеров королевы и отказался от этой должности по состоянию здоровья. Дважды ему предлагали почетный пост управляющего Гринвичским госпиталем.

Адмирал скончался 16 апреля 1851 года. Как воин, Эдуард Кодрингтон оставил блестящий пример безграничной любви к службе. Он считал непременной обязанностью отмечать заслуги своих подчиненных. Открытый характер и прямота не способствовали личному успеху, но вызывали уважение к моряку.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о жирафах
Интересное про налоги
Интересное о крысах
Интересное про Чехию
Даниил Галицкий
Диего Родригес де Сильва Веласкес
Микены, Тиринф
Сокровища Монте-Альбана
Категория: Знаменитые адмиралы | (11.06.2013)
Просмотров: 822 | Теги: знаменитые адмиралы | Рейтинг: 5.0/1