Павел Степанович Нахимов

Павел Степанович Нахимов | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые адмиралы

Павел Степанович Нахимов
Павел Степанович Нахимов

     П.С. Нахимов показывал пример другим как образцовый офицер, образцовый командир и образцовый флагман. Наивысшим его достижением на море явилась Синопская победа.

Павел Нахимов родился 23 июни 1802 года в селе Волочек Вяземского уезда Смоленской губернии (ныне село Нахимовское Андреевского района Смоленской области). После окончания Морского кадетского корпуса 20 января 1818 года среди других гардемарин Павел Нахимов успешно сдал экзамены, став 6-м в списке из 15 лучших воспитанников. 9 февраля его произвели в мичманы. В 1818 и 1819 годах Нахимов оставался на берегу, при экипаже. В 1820 году с 23 мая по 15 октября мичман на тендере «Янус» был в плавании до Красной Горки. На следующий год его назначили в 23-й флотский экипаж и направили по суше в Архангельск. В 1822 году моряк вернулся берегом в столицу и получил назначение в кругосветное плавание на фрегате «Крейсер» под командованием капитана 2-го ранга М.П. Лазарева. На Тихом океане П.С. Нахимов отличился при попытке спасения упавшего за борт матроса. 22 марта 1823 года его произвели в лейтенанты. За это плавание 1 сентября 1825 года Нахимова удостоили орденом Святого Владимира 4-й степени и двойным жалованьем.

После возвращения кандидатуру Нахимова намечали для Гвардейского экипажа. Но лейтенант стремился служить на море. По просьбе Лазарева его назначили на корабль «Азов». Нахимов участвовал в достройке корабля и перешел на нем из Архангельска в Кронштадт, где экипаж продолжал работы и сделал «Азов» образцовым кораблем. Летом 1827 года он отправился на Средиземное море и участвовал в Наваринском сражении. «Азов» действовал в самой гуще боя. Нахимов командовал батареей на баке. Из 34 его подчиненных 6 были убиты и 17 ранены. Лейтенант по счастливой случайности не пострадал. За участие в сражении 14 декабря П.С. Нахимова произвели в капитан-лейтенанты, а 16 декабря — удостоили ордена Святого Георгия 4-й степени. 15 августа 1828 года он принял трофейный корвет, переименованный в «Наварин», и тоже сделал его образцовым. На нем моряк участвовал в блокаде Дарданелл и 13 марта 1829 года с эскадрой М.П. Лазарева вернулся в Кронштадт, был награжден орденом Святой Анны 2-й степени. Когда в мае 1830 г. эскадра вернулась в Кронштадт, контр-адмирал Лазарев в аттестации командира «Наварина» записал: «Отличный и совершенно знающий свое дело морской капитан».

31 декабря 1831 года Нахимова назначили командиром фрегата «Паллада». Он наблюдал за постройкой, внося усовершенствования, пока фрегат, вошедший в строй в мае 1833 года, не стал показательным. 17 августа, в плохую видимость, моряк заметил Дагерортский маяк, дал сигнал, что эскадра идет к опасности, и спас большинство кораблей от гибели.

М.П. Лазарев в 1834 году стал Главным командиром Черноморского флота и портов. К себе он вызывал тех моряков, с которыми ходил в плавания и сражения. Черноморцем стал и П.С. Нахимов. 24 января 1834 года капитан-лейтенанта назначили командовать строящимся линейным кораблем «Силистрия» и перевели в 41-й экипаж Черноморского флота; 30 августа его за отличие в службе произвели в капитаны 2-го ранга. В 1834–1836 годах Нахимов занимался постройкой «Силистрии». Вскоре корабль стал примером для других. 6 декабря 1837 года появился приказ о производстве командира корабля «Силистрия» в капитаны 1-го ранга. 22 сентября за отличное усердие и ревностную службу его наградили орденом Святой Анны 2-й степени, украшенной императорской короной.

Усердная служба сказалась на здоровье, 23 марта 1838 года П.С. Нахимова уволили в отпуск за границу на лечение. Несколько месяцев он провел в Германии, но врачи не помогли. Летом 1839 года моряк по совету Лазарева вернулся в Севастополь и чувствовал себя хуже, чем до отъезда. Тем не менее Нахимов продолжал службу на море. Он участвовал в высадках десанта при Туапсе и Псезуапе, в 1840–1841 годах крейсировал в море и руководил постановкой мертвых якорей в Цемесской бухте. 18 апреля 1842 года за отлично-усердную службу П.С. Нахимова наградили орденом Святого Владимира 3-й степени.

13 сентября 1845 года, за отличие в службе, П.С. Нахимова удостоили чина контр-адмирала и назначили командовать 1-й бригадой 4-й флотской дивизии. Один год он стоял во главе отряда судов, крейсирующих у берегов Кавказа, другой — выступал в роли сначала младшего, а затем и старшего флагмана практической эскадры, выходившей в море для обучения команд. Опытный моряк добивался повышения морской выучки экипажей и поощрял инициативу. В 1849–1852 году он сделал свои замечания к «Правилам, принятым на образцовом артиллерийском корабле „Екселент" для обучения нижних чинов артиллерии», к изданному в 1849 году своду морских сигналов и к новому «Морскому уставу».

30 марта 1852 года П.С. Нахимов был назначен командующим 5-й флотской дивизией. 25 апреля его определили командовать практической эскадрой. За время кампании эскадра сделала несколько рейсов для перевозки войск и занималась эволюциями в Черном море. 2 октября моряка произвели в вице-адмиралы с утверждением начальником дивизии.

В.А. Корнилов 1 февраля 1853 года писал в аттестационном списке вице-адмирала: «Отличный военно-морской офицер и отлично знает детали отделки и снабжения судов; может командовать отдельною эскадрою в военное время». Эту характеристику П.С. Нахимову довелось оправдать в том же году. В мае—июне три недели плавания Нахимов успешно использовал для обучения команд, и 10 июня Корнилов, посетивший эскадру, был убежден в ее хорошей морской и боевой подготовке. В сентябре, чтобы ликвидировать угрозу с юга, где у границ России накапливались турецкие войска, Нахимов перевез на Кавказ 13-ю пехотную дивизию из Крыма, после чего был направлен в крейсерство у берегов Анатолии. Здесь он встретил начало войны, а 18 ноября нанес поражение турецкой эскадре в Синопе.

Обнаружив 11 ноября в Синопской бухте 7 фрегатов, 2 корвета, шлюп и 2 парохода под прикрытием 6 береговых батарей, Нахимов блокировал ее своими 3 кораблями и отправил в Севастополь за подмогой. Когда подошли подкрепления, вице-адмирал решил атаковать с 6 линейными кораблями и 2 фрегатами, не дожидаясь пароходов.

Следовало до предела уменьшить время сближения эскадры с неприятелем, чтобы сократить потери. Для этого Нахимов намеревался атаковать двумя колоннами центр неприятельской боевой линии, как то практиковалось на учениях Черноморского флота летом 1853 года. Намереваясь уничтожить противника, вице-адмирал предполагал из колонн одновременно развернуть веером все 6 кораблей и поставить их на расстоянии эффективного огня всех калибров орудий, в том числе и наиболее мощных, еще не опробованных в бою пушек, стреляющих уже не ядрами, а бомбами.

Утром 18 ноября эскадра направилась к Синопу. Турки, успокоенные длительным крейсированием русской эскадры, заметили ее слишком поздно, когда она приблизилась на полмили, и не успели открыть огонь с береговых батарей. Первые выстрелы турецкого флагманского фрегата «Ауни-Аллах» прозвучали после полудня; вслед за тем на приближающиеся русские корабли обрушился град ядер и книпелей. Передовые корабли серьезно пострадали. На головной «Императрице Марии» снаряды перебили большую часть такелажа. Поэтому корабль и следовавший за ним «Великий князь Константин» встали на шпринг тем курсом, каким шли; затем заняли свои места «Чесма», «Париж», «Три Святителя» и «Ростислав», повернувшись носом к ветру.

Русская боевая линия располагалась в 320–380 метрах от неприятеля. Корабли эскадры открыли огонь после того, как два передовых встали на шпринг. В отличие от турок, они сразу сосредоточили огневую мощь для стрельбы по корпусам и палубам бомбами, ядрами и картечью, нанося противнику крупные повреждения и потери. За 4 часа русские корабли артиллерийским огнем истребили либо заставили выброситься на берег неприятельские суда.

Пока русские корабли громили турецкие парусники и батареи, пароходофрегат «Таиф» бежал. Благодаря преимуществу в скорости, он легко ушел как от маневрировавших у входа в бухту фрегатов, так и от 3 пароходов вице-адмирала Корнилова, которые спешили на помощь Нахимову. Это был единственный турецкий корабль, спасшийся от гибели. Остальные горели и взрывались, засыпая обломками город. Корнилов сделал попытку спасти некоторые корабли противника, чтобы доставить в Севастополь, но все получили большие повреждения, и пришлось их сжечь, сняв уцелевших турецких моряков. Среди них оказался сам Осман-паша. Часть пленных, в основном раненых, свезли на берег, что вызвало благодарность турок.

В результате сражения турки потеряли 10 боевых кораблей, 1 пароход, 2 транспорта; были потоплены также 2 торговых судна и шхуна. Потери личного состава определяли в 3000 человек. В плен попали, кроме вице-адмирала и трех командиров кораблей, еще 180 нижних чинов.

Потери русской эскадры в людях составили 38 убитых и 210 раненых. На кораблях было подбито 13 орудий и 10 станков. Повреждения кораблей, особенно в рангоуте и такелаже, оказались серьезнее. Сразу же после боя моряки приступили к заделке подводных пробоин, ремонту парусов и рангоута. Часть кораблей не была в состоянии идти самостоятельно, а лишь на буксире пароходов. В 16 часов 19 ноября к Синопу прибыл пароход «Громоносец». Его приход облегчал буксировку поврежденных кораблей. 20 ноября ремонт завершили. Эскадра направилась в море и 22 ноября прибыла к Севастополю.

За Синоп Нахимова удостоили ордена Святого Георгия 2-й степени. Награды получили другие участники сражения, победу широко отмечала вся Россия. Но вице-адмирала не радовала награда: он переживал тот факт, что становился виновником грядущей войны. И его опасения имели вполне прочные основы. Получив предлог для вмешательства и поддержку возбужденного общественного мнения, правительства Англии и Франции отдали приказы, и 23 декабря англо-французская эскадра вступила на Черное море.

С декабря 1853 года Нахимов командовал судами на рейде и в бухтах Севастополя. Ожидая нападения, он почти не сходил на берег. Тем временем Англия и Франция 12 марта заключили военный договор с Турцией и 15 марта объявили войну России. Вместе с Корниловым вице-адмирал принимал меры к обороне главной базы с моря и суши.

Высадка союзников, Альминское сражение и уход армии создали критическое положение в Севастополе. Только задержка движения неприятельских войск позволила защитить город с суши орудиями и моряками, занявшими наскоро построенные укрепления. Чтобы преградить путь противнику в бухту, 11 сентября между Константиновской и Александровской батареями были затоплены 5 старых кораблей и 2 фрегата. В тот же день Меншиков поручил Корнилову оборону Северной, а Нахимову — Южной стороны. Начиналась героическая оборона Севастополя, в которой вице-адмирал сначала командовал эскадрой, а затем стал душой обороны, фактическим ее руководителем после гибели в первой бомбардировке Севастополя 5 октября 1854 года В.А. Корнилова. Он принимал меры к усилению сухопутных бастионов, однако не забывал и о флоте, всемерно добиваясь активных умелых действий от командиров пароходов, ставших единственной боеспособной силой флота.

Только 25 февраля 1855 года Нахимов официально был назначен командиром Севастопольского порта и военным губернатором Севастополя. 27 марта моряка произвели в адмиралы за отличие при обороне Севастополя. Получив разрешение сдать эскадру, он сосредоточил внимание на сухопутной обороне.

Флагман заботился о людях, стремился, как только возможно в тех условиях, избавить армию от лишних потерь. Сам же Нахимов продолжал в сюртуке с хорошо заметными эполетами появляться в самых опасных местах. 28 июня, как обычно, с утра Павел Степанович объезжал позиции. Когда Нахимов с Малахова кургана наблюдал за противником, высунувшись из-за укрытия, он был смертельно ранен в голову пулей. 30 июня 1855 года адмирал скончался. Похоронили флотоводца во Владимирском соборе с другими выдающимися адмиралами.

Смерть Нахимова поставила последнюю точку в обороне Севастополя. Когда союзникам в результате очередного штурма удалось ворваться на Малахов курган, русские полки оставили Южную сторону, взорвав склады, укрепления и уничтожив последние корабли.

Смерть П.С. Нахимова и других моряков лазаревской школы наряду с условиями Парижского мира 1856 года явились гораздо большей причиной упадка Черноморского флота на ближайшие десятилетия, чем гибель устаревших деревянных парусников. Но Бутаков, Аркас и другие воспитанники лазаревской морской школы стали преемниками погибших замечательных российских моряков.

В годы Великой Отечественной войны 1941–1945 годов, когда жизнь заставила обратиться к боевым традициям прошлого, были учреждены орден Нахимова и медаль Нахимова для награждения достойных моряков.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про слонов
Интересное о туалетной бумаге
Интересное про Альгамбру
Интересное про клептоманию
Чингисхан
Анна Ахматова
Юстиниан Великий
Джотто ди Бондоне
Категория: Знаменитые адмиралы | (11.06.2013)
Просмотров: 410 | Теги: знаменитые адмиралы | Рейтинг: 5.0/1