Ингрид Бергман

Ингрид Бергман | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые актеры

Ингрид Бергман
Ингрид Бергман

     Ингрид Бергман родилась 29 августа 1915 года. Ее отец, Юстус Бергман, швед, художник по призванию, владел фотомагазином в Стокгольме и писал портреты. Мать, немка, происходила из буржуазной семьи. Они были счастливы вместе. Несомненно, что смерть матери Ингрид, когда девочке было всего три года, как и смерть отца, когда ей исполнилось тринадцать, оказали на нее сильное влияние. Юстус Бергман видел дочь звездой оперы. Ингрид не было и восьми лет, когда она начала брать уроки пения.

После смерти родителей Бергман воспитывали дядя Отто и тетя Гульда, определившие ее в Лицей – самое дорогое учебное заведение для девочек в Стокгольме. Осенью 1933 года она поступила в Королевскую драматическую школу.

Ее дебют в кино состоялся благодаря кинорежиссеру Густаву Муландеру. Он быстро понял, что мисс Ингрид Бергман обладает так называемой «магией звезды».

Просмотрев свои первые пробы, девушка расстроилась: «Наверное, если бы я постаралась, то могло бы получиться лучше». Эта фраза в шведском кино стала ее маркой. Почти после каждой отснятой сцены она обычно говорила: «Мне кажется, я могла быть лучше». Это привело к тому, что в съемочной группе при ее появлении шутили: «А вот идет Могла-быть-лучше».

В восемнадцать лет она снялась в комедии Адольфсона «Граф из Мункбро», успешно справившись с ролью служанки Эльзы. Шведская киностудия тут же предложила ей контракт. Бергман ушла из драматической школы и начала брать уроки танца, пластики и дикции у замечательной актрисы Анны Нори.

Трудно воссоздать ту цепь событий, которые привели Ингрид в Голливуд. Несомненно, что произошло это во многом благодаря фильму «Интермеццо» (1936). Идея его постановки принадлежала Густаву Муландеру. Актриса играла прелестную, одинокую, очень талантливую пианистку – учительницу музыки, которая влюбляется в знаменитого и счастливо женатого скрипача. Благодаря успеху картины во многих странах мира, на молодую исполнительницу обратил внимание продюсер Голливуда Дэвид Селзник, решивший заново экранизировать «Интермеццо». При встрече с актрисой он выдвинул условия: во-первых, сменить имя, во-вторых, выщипать брови, в-третьих, сделать что-то с зубами, в-четвертых, предоставить все остальное гримеру. «Лучше я вообще не буду у вас сниматься», – отрезала Бергман. Знаменитый продюсер опешил и снял все условия.

10 июля 1937 года Ингрид Бергман обвенчалась с тридцатилетним дантистом Петером Линдстремом, с которым познакомилась еще во время учебы в Королевской драматической школе. Через семь месяцев и десять дней они поженились. В семье родилась дочь Пиа.

Бергман оказалась счастливым «приобретением» для Голливуда. Правда, ее первая работа у Селзника – «Интермеццо, истории одной любви» (1939) – ничем не выделялась среди стандартной голливудской продукции. Критика благосклонно, хотя и достаточно прохладно, приветствовала дебют молодой шведки.

Ингрид не сразу сумела найти свой индивидуальный стиль, создать новый тип героини. Она с успехом выступала на Бродвее, с удовольствием играла в летнем сезоне Анну Кристи, снялась в трех голливудских фильмах. В одном из них, «Докторе Джекиле и мистере Хайде», Ингрид сделала первую попытку вырваться из приготовленного для нее изысканного амплуа.

Фильм «Касабланка» (1942) Майкла Кертица выдвинул Бергман в ряд ведущих голливудских звезд. Актриса создала незаурядный образ женщины, разрывающейся между чувством и долгом. Вместе с гениальным Хэмфри Богартом она рассказала трогательную голливудскую историю о великой любви. Фильм имел ошеломляющий успех и по-прежнему является одним из самых популярных в США.

«В ней не было холодного величия и гордой отрешенности предшественницы [Гарбо], она была удивительно земная, трогательно беззащитная, производила впечатление естественной скромности и очарования, – пишет российский киновед В. Соловьев. – Индивидуальность Бергман таила в себе нечто завораживающее. Вокруг нее, казалось, царила атмосфера необычайной свежести и чистоты. В игре была смесь непередаваемой грации, поэтического изящества и спокойного реализма, эмоциональной щедрости и внутренней свободы».

Бергман с наслаждением снималась в своем первом цветном фильме «По ком звонит колокол» (1943). Ее партнер Гари Купер отмечал: «Ингрид принадлежит к числу тех актрис, с которыми необычайно легко работать. Мне не приходится ждать, пока она разбирается со своим гримом. Или с прической. Она об этом просто не думает. Но она приподнимает каждый эпизод, потому что она необычайно естественна».

«Я любила свою Марию, – пишет в книге „Моя жизнь" Бергман. – Когда я получила эту роль, то начала работать без сна и отдыха. Я изучила все, что Хемингуэй писал о ней. Я отключилась от всего мира, стараясь проникнуть в суть моей героини. Я знала: женщина, когда любит, полностью забывает о себе, о своих интересах. Единственное, о чем она думает, – это о человеке, которого она любит, что значит она для него, как может сделать его счастливым. И живет она только для него. <…> Это была замечательная, огромная, прекрасная роль. А короткие волосы стали необычайно модны в Америке. Все женщины захотели иметь такую стрижку, как моя Мария».

Ингрид приходили новые предложения. На этот раз речь шла о главной роли в паре с Шарлем Буайе в триллере «Газовый свет» (1944). Муж-маньяк подвергает изысканной пытке страхом живую красоту героини: когда свет в газовом рожке меркнет, замирает жизнь в самой Ингрид, заостряя черты ее округлого лица, в открытых глазах – ожидание безумия, страдание… Бергман продемонстрировала зрелое драматическое мастерство и получила две самых престижных награды – «Оскар» и «Золотой глобус».

С 1940 года до конца 1945-го Ингрид снялась в одиннадцати фильмах, и ее годовой доход составлял 60 тысяч долларов. В Нью-Йорке ходила шутка: «Послушай, сегодня я видел фильм без Бергман». Дело в том, что на экранах одновременно демонстрировались с оглушительным успехом сразу несколько ее картин.

В фильме «Завороженный» (1945) Альфреда Хичкока она играла роль молодой женщины – врача-психиатра, работающей в дорогом санатории. Здесь романтическая героиня Голливуда неожиданно предстает умной, самостоятельной, отнюдь не «романтической» женщиной.

Картина принесла много денег. Развивая успех, Хичкок поставил «Дурную славу». На этот раз партнером Ингрид выступал Кэри Грант. Когда фильм был закончен, Грант произнес бессмертную фразу: «Думаю, что Академии следует учредить специальную ежегодную премию для Бергман, независимо от того, снимается она или нет!»

Ингрид давно мечтала сыграть Жанну д'Арк. Многие театралы утверждали, что Ингрид можно считать «только кинозвездой» и в пьесе «Жанна Лотарингская» М. Андерсона ее ждет провал. Но она все же рискнула. В ноябре 1946 года состоялась нью-йоркская премьера спектакля. У Бергман было собственное кредо: «На сцене ты другой человек. Ты играешь другого человека и становишься этим человеком, каким-то образом это освобождает от твоих собственных проблем. Но ты должен выходить на сцену и работать. Работать не вполсилы, думая при этом, что ты вынужден это делать, а тебе самому это все равно, черт подери. Нет! Если уж ты открываешь рот, открывай его как следует. Не делай ничего вполовину. Делай все, что в твоих силах. Иначе тебе никогда не поверят». Чтобы стать Жанной д'Арк, вдохнуть в нее жизнь, необходим совершенно незаурядный, необычный дар. Ингрид обладала им сполна. На этот раз она покорила не только зрителей, но и критику. Говард Барнс писал в «Нью-Йорк гералд трибюн»: «Лучезарная Ингрид Бергман внесла театральное волшебство в весьма рыхлое содержание „Жанны Лотарингской". Ее Орлеанская дева оставляет в памяти глубокое удовлетворение и благодарность. Прославленная актриса экрана заявила, что она относится к немногим несравненным мастерам, которые заставляют нас поверить себе». Виктор Флеминг по горячим следам снял фильм «Жанна д'Арк» (1949) с Ингрид Бергман в главной роли.

Ошеломляющее впечатление произвели на актрису фильмы итальянского режиссера Роберто Росселлини «Открытый город» и «Пайза». Она тут же взялась за письмо: «Я видела ваши фильмы „Открытый город" и „Пайза", и они произвели на меня глубокое впечатление. Если вам нужна шведская актриса, прекрасно говорящая по-английски, не забывшая свой немецкий, кое-что понимающая по-французски, а по-итальянски знающая только „Ti amo" [»люблю тебя"], то я готова приехать, чтобы сделать с вами фильм. Вот уже десять лет, как я чувствую себя запертой в системе, которая не дает мне стать счастливой и за пределы которой я хочу вырваться. С вами. Ингрид Бергман". Росселлини пишет неведомой шведке из Голливуда, что собирается снимать фильм «Стромболи, земля божья». Можно подумать о совместной работе… Встреча назначена в парижском баре «Сен-Жорж».

Они встречаются. Ей нравится роль Карины – живой, грешной женщины, которая может солгать, способна на предательство… Спустя полгода Ингрид снова приезжает в Рим – к Роберто. Он показывает ей Италию. Бергман приходит в восторг. «Я нашла место, где хочу жить». Журнал «Лайф» публикует фотографию счастливой пары…

Муж Петер Линдстрем получает от нее письмо из Италии. Она пишет, что влюблена в Роберто и счастлива. Петер искренне не понимает ее. «Такая связь не для честной и доброй хозяйки…»

За четыре месяца Бергман потеряла статус «Первой Леди Голливуда», чувствовала себя несчастной и удрученной. Она считала, что предала своих друзей и всех, кто принимал участие в финансировании и создании ее картин. Ингрид оставила мужа и десятилетнюю дочь и к тому же… была беременна от человека, который еще не разошелся с женой.

Фильм «Стромболи, земля божья» либо запрещали для показа, либо подвергали остракизму. Вернуться в Америку Ингрид не могла и в течение шести лет снималась у своего мужа. Вскоре после окончания съемок «Стромболи» Ингрид родила сына Роберто и развелась с Петером Линдстремом, дочь Пиа осталась с отцом. Многих американцев поведение звезды повергло в шок.

14 марта 1950 года на заседании сената США Эдвин С. Джонсон из штата Колорадо выступил с резкой речью: «По нашим законам ни один иностранный гражданин, ведущий себя столь низко, не может ступить вновь на американскую землю». Несмотря на скандал, актриса чувствовала себя в Италии вполне счастливо и вскоре родила близнецов Изотту-Ингрид и Изабеллу.

К сожалению, последующие работы тандема Росселлини – Бергман: «Европа» (1951), «Мы, женщины» (1953), «Путешествие в Италию» (1954), «Страх» (1954) были не столь удачны из-за различия творческих индивидуальностей режиссера и актрисы.

Росселлини поставил для Бергман ораторию Онеггера «Жанна д'Арк на костре» (1954). С этим спектаклем, вскоре экранизированным, они объехали всю Европу. Во время гастрольного турне творческие разногласия супругов углубились. Росселлини не позволял Ингрид играть у других режиссеров. Но были счастливые исключения: она с большим успехом снимается у Жана Ренуара («Елена и мужчина») и Анатоля Литвака («Анастасия»). За исполнение роли Анастасии в фильме о жизни дочери последнего русского царя актриса получила второго «Оскара» (1956).

«Жизнь с Роберто никогда не была скучной». Ингрид Бергман произнесет эти слова уже перед самым разводом: Росселлини влюбился в жену своего продюсера, а у Ингрид появились поклонники, среди которых выделялся элегантный Ларс Шмидт – швед, занимающийся театральной антрепризой на Бродвее. Бергман начала выступать в спектакле «Чай и симпатия», связав свою судьбу с театром: непосредственный контакт со зрителем возбуждал ее, заставляя играть все лучше и лучше.

Развод с Росселлини состоялся с унизительной борьбой за детей. Бергман обретает счастье лишь в Америке, где ее не забыли, а, напротив, встречают с плакатами: «Счастливого возвращения!»…

Ларс Шмидт искал для жены пьесы, находил режиссеров. Почти каждый год в течение двадцати лет появлялся новый спектакль с участием Ингрид. Некоторые из них стали телефильмами: «Поворот винта» (1959), «24 часа из жизни женщины» (1961), «Гедда Габлер» (1963), «Человеческий голос» (1967) и др. За роль в «Повороте винта» Бергман получила свою первую телевизионную премию – «Эмми».

В инсценировке пьесы Генрика Ибсена «Гедда Габлер» партнерами Ингрид были замечательные актеры Майкл Редгрейв, Ралф Ричардсон и Тревор Хоуард. «Мне всегда хотелось сыграть Гедду, – признавалась Бергман. – Интересная роль; и такой странный характер. Пьеса была классическая, а я хотела попробовать себя в классике».

В кино она снималась редко. Картина «Любите ли вы Брамса» (1960) показала, что Бергман по-прежнему хороша, обаятельна и привлекательна. Хотя в Америке этот фильм ругали за безнравственность с такой же горячностью, с какой в Европе хвалили за серьезное исследование проблемы одиночества. Зато веселая комедия «Цветок кактуса» (1969), в которой актриса с блеском сыграла старую деву, сумевшую женить на себе своего шефа, пользовалась в США необыкновенным успехом.

В 1970-х Бергман снимается в американских фильмах: «Прогулка под весенним дождем» (1970), «Из перепутанных досье миссис Бэзил Фрэнкуэйлер» (1973), детективе «Убийство в Восточном экспрессе» (1974). В последнем она сыграла няню-шведку Грету Ольсен. В скромно одетой малопривлекательной героине дишь с трудом можно было узнать веселую темпераментную даму, блиставшую в «Цветке кактуса». Бергман получила премию «Оскар» за роль второго плана.

Во время съемок знаменитого детектива Ингрид была уже тяжело больна – она перенесла операцию по поводу рака груди и прошла курс химиотерапии. Несмотря на это Бергман удалось создать самый глубокий из образов, воплощенных ею на экране («Осенняя соната», режиссер Ингмар Бергман).

Партнерша Бергман, актриса Лив Ульман, вспоминала: «Мне казалось, что, испытав так много в жизни, она имела право затаить обиду, а будучи голливудской звездой, могла стать капризной и сентиментальной. Вместо этого я узнала самую несгибаемую женщину из всех, кого встречала в жизни».

Режиссер Ингмар Бергман отмечал: «Кто-то сказал о ней: „Ингрид состоит в браке с камерой, и камера любит Ингрид". Это правда. Камера любит настоящих актеров. <…> Ингрид всегда получает радость от своего исполнения. В ней живет неутомимая страсть к игре, она настоящая актриса. У нее огромный багаж опыта, техники, воображения, эмоций, фантазии и даже „черного" юмора. Мне очень жаль, что мы с ней не работали раньше, потому что в ней есть то удивительное свойство, которое стимулирует написание ролей специально на актера».

Критики были в восторге. В США Стэнли Кауфман писал: «Игра Ингрид Бергман потрясает. Все прошедшие десятилетия мы обожали ее. Но не многие из нас считали ее выдающейся актрисой. В руках мастера она поднялась до истинных высот». Все были единодушны в мнении, что полуночный драматический диалог Лив и Ингрид войдет в разряд классических эпизодов в истории кино. Актрисы завоевали призы нью-йоркской критики и самую престижную итальянскую премию «Донателло».

Вскоре после «Осенней сонаты» Ингрид Бергман перенесла третью операцию. Она еще нашла в себе силы сняться в «Женщине по имени Голда», но это была ее последняя работа в кино (посмертно отмеченная «Золотым глобусом»). История женщины, не сломленной смертельным недугом… Ей очень хотелось сыграть эту роль…

Работа над фильмом была завершена в самом начале 1982 года. А несколько месяцев спустя, 29 августа, Ингрид Бергман скончалась в Лондоне в день своего 67-летия. Она оставила после себя 45 фильмов, благодарную память о десятках ролей, созданных в театре…
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о студенческих традициях
Интересное про ассасинов
Интересное про апельсин
Интересное о приметах и суевериях
Голда Меир
Анри Жюльен Феликс Руссо
Каджурахо – «Храм любви»
Дмитрий Вишневецкий
Категория: Знаменитые актеры | (18.05.2013)
Просмотров: 1079 | Теги: знаменитые актеры | Рейтинг: 5.0/1