Бородинское сражение

Бородинское сражение | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые битвы

Бородинское сражение
Бородинское сражение

     Отечественная война 1812 года явилась величайшим испытанием для русского народа и в то же время поворотным пунктом в духовной жизни всей страны. Вторжение неприятеля в пределы России, Бородинское сражение, пожар Москвы, напряженная борьба с армиями Наполеона вызвали могучий народный подъем.

Наполеон долго и тщательно готовился к войне с Россией. Были подготовлены два оперативных плана возможных военных действий. Первый предусматривал выманивание русских армий за границы Российской империи, на территорию зависимого от Наполеона герцогства Варшавского, окружение и разгром русских войск. Второй план предусматривал нанесение решительного удара по русским. Император намеревался перейти силами 610-тысячной армии через Неман и бить противника в одном генеральном сражении.

Русские избрали оборонительный план войны, Военным командованием была составлена диспозиция размещения трех западных армий. 1-я Западная армия, самая большая (главнокомандующий — военный министр М. Б. Барклай-де-Толли; более 120 тысяч при 550 пушках стояла на перекрестке дорог на Петербург и Москву, между г. Вильно (Вильнюсом) и верхним течением реки Неман, занимая линию обороны в 180–200 км. 2-я Западная армия Багратиона (около 45 тысяч при 180–200 пушках) обороняла линию в 100 км южнее 1-й армии. Предполагалось, что она будет закрывать дорогу на Москву и Киев, действуя во фланг армии Наполеона. 3-я Западная армия А. П. Тормасова (45 тысяч при 170 орудиях) стояла много южнее, в 200 км от Багратиона в районе Луцка на Волыни. Ее главной задачей защита Киева от возможного вторжения австрийских войск.

11-18 июня французская «Великая армия» перешла границу России. 13 июня был занят г. Ковно, а 16-го французы вошли в Вильно; 19 июня, выяснив обстановку, Наполеон решил не допускать соединения русских армий. Против армии Барклая-де-Толли он вывел кавалерию Мюрата, а против армии Багратиона Наполеон — 3 колонны войск, которые были подчинены маршалу Даву. Французский император рассчитывал этим маневром нанести удар во фланг двигающейся к северу войскам 2-й армии.

В сложившихся условиях обе русские армии были вынуждены начать отступление для соединения. К 29 июня 1-я армия сосредоточилась в Дрисском лагере, где она получила пополнение (10 тысяч человек) и отдых.

Действия 2-й армии проходили в сложной обстановке. К 21 пройдя 80 км, армия вышла к Николаеву и на другой день начала переправу через Неман. Но вскоре стало известно, что противник стремится перерезать ей все пути отхода. Тогда Багратион принял решение пробиваться с боем. 14 июля у дер. Салтановки, рвущийся из окружения Багратион нанес войскам Даву серьезный удар, а 13–14, когда силы Багратиона переправлялись через Днепр, 1-я армия провела несколько жарких арьергардных боев. 13 июля при Островщине генерал Остерман-Толстой приказал «стоять и умирать» своим войскам, сдерживая атаки Мюрата. На следующий день произошел бой Какувячине. Русские отступили к Витебску, куда 15 июля подошел Наполеон.

Однако навязать здесь генеральное сражение французам не удалось. 22 июля, оторвавшись от французов, 1-я и 2-я русские армии соединились под Смоленском. Начальный период войны завершился. Неприятельские войска отошли за рубеж Западная Двина-Днепр. Наполеон достиг крупного политического успеха. В его руках были Литва, Белоруссия и большая часть Курляндии.

От наступления на Петербург Наполеону пришлось отказаться. Овладев Ригой, нельзя было осуществить наступления вдоль побережья; Киевское направление потеряло смысл после того, как Даву отказалась выступить против России. Оставался единственно возможный вариант — наступление на Москву. Наполеон произвел перегруппировку своих войск, а также перестроил тыл. Новая операционная линия прошла от Варшавы на Минск, Оршу и далее на Смоленск.

Для русских основным операционным направлением стало Московское. Оказалось, что за линией Двины и Днепра русская армия не имела запасной базы. Снова встал вопрос о базировании, о новых операционных линиях. Но решать их пришлось уже не Барклаю-де-Толли, не Багратиону, а Кутузову.

Главным событием Отечественной войны 1812 года, несомненно, стало знаменитое сражение 26 августа (7 сентября) неподалеку от Можайска, у села Бородино.

Преследуя отступавшие русские войска, Наполеон все время стремился к генеральному сражению, надеясь уничтожить русскую армию и кончить войну одним ударом. В начале кампании он имел крупные шансы добиться победы, так как обладал значительным превосходством в силах. Углубившись же в бескрайние просторы России почти на 1000 км, Наполеон стал перед фактом постепенного выравнивания соотношения сил. Однако перед Бородинским сражением французская армия численно еще превосходила русскую, а, кроме того, Наполеон надеялся на качественное превосходство своих войск и командного состава. Поэтому он был твердо уверен в своей победе и ставил себе цель — в решительном сражении полностью разгромить русских и этим открыть себе дорогу на Москву, после захвата которой быстро заключить мир. Бородинское сражение наглядно показало провал стратегии Наполеона.

Кутузов, вступив 17 августа в командование армией, стоявшей в Царево-Займище, также считал необходимым дать французам генеральное сражение на путях к Москве. Ему было известно, что Наполеон имеет еще численное превосходство над русской армией. Он высоко оценивал военное дарование Наполеона и его маршалов, а также боеспособность французских войск. Но Кутузов рассчитывал компенсировать превосходство французов искусной организацией сражения на заранее избранной позиции. Целью сражения Кутузов ставил разгром атакующей армии Наполеона и защиту Москвы.

По прибытии в Царево-Займище Кутузов верхом на коне объехал намеченную позицию и убедился, что принять на ней сражение нельзя. Главнокомандующий решил до более благоприятной обстановки продолжать отступление.

22 августа Кутузов с главными силами подошел к селу Бородино. Командир русского арьергарда генерал П. П. Коновницын, выдержав с французским авангардом два жарких боя: у Гриднева, около 25 км от Бородина, и у Колоцкого монастыря, около 10 км от Бородина, присоединился в этот же день к главным силам.

Итак, утром 22 августа 1812 года главные силы русской армии начали сосредоточиваться в районе села Бородина. М. И. Кутузов внимательно осмотрел местность и приказал приступить к строительству фортификационных сооружений.

Местность в районе Бородина (расположенного в 12 км к западу от Можайска) сильно всхолмлена и пересечена значительным количеством речек и ручьев, образовавших глубокие овраги. Восточная часть Бородинского поля более возвышена, чем западная. Через село протекает р. Колоча. Она имеет высокий и обрывистый берег, хорошо прикрывавший правый фланг позиции русской армии. Левый же фланг подходил к мелкому лесу, сильно поросшему густым кустарником и местами заболоченному. Этот лес представлял серьезные трудности для движения значительных масс неприятельской пехоты и конницы, в случае попытки совершить фланговый обход. Большинство притоков Колочи — речка Война, ручьи Семеновский, Каменка, Огник и другие, берега которых густо поросли кустарником, пересекали Бородинское поле с юга на север и поэтому могли служить удобной позицией для стрелков. С запада на восток через дер. Валуево проходила Большая, или Новая, Смоленская дорога, имевшая важное стратегическое значение. Почти параллельно ей, примерно в 4 км южнее села Бородина, проходила Старая Смоленская дорога. Заняв позицию при Бородине, русская армия имела возможность прикрыть обе эти дороги, ведущие к Москве. В глубине позиции местность была также лесистой. Она позволяла удачно расположить и хорошо замаскировать резервы.

На правом фланге, хорошо защищенном высокими берегами Колочи и, по существу, неприступном для неприятеля, а также в центре Кутузов решил расположить значительные силы: три пехотных, три кавалерийских корпуса и крупный казачий отряд генерала М. И. Платова. Размещая, таким образом, свои войска, полководец, стремился заставить французского императора вести фронтальное наступление главными силами в узком дефиле между Колочью и Утицким лесом, исключая возможность охвата флангов русской позиции. Войска правого фланга, занимая позицию вблизи Новой Смоленской дороги, представляли собой сильную группировку пехоты и кавалерии, создававшую серьезную угрозу для левого крыла наполеоновской армии. Эти войска вместе с тем могли быть использованы и как резерв. Кутузов приказал построить мосты, переходы через овраги и ручьи для того, чтобы в случае необходимости можно было перевести войска правого фланга на левый в тот момент, когда противник там предпримет наступление основными силами. Самым уязвимым участком бородинской позиции был ее левый фланг. Кутузов хорошо понимал это и принимал меры по усилению позиции инженерными сооружениями. На левом фланге, у дер. Семеновское, были построены три флеши (земляные укрепления), получившие впоследствии название «Багратионовых», так как во время Бородинского сражения их защищали войска Багратиона. Западнее флешей располагалось передовое укрепление — Шевардинский редут. На правом фланге, у дер. Маслово, русские возвели группу земляных укреплений-редутов и люнетов. В центре, на высоте Курганной, они соорудили 18-орудийную батарею, которая вошла в историю как батарея Раевского.

Армия Наполеона к моменту подхода ее к Бородино понесла очень большие потери (убитыми, больными, дезертирами). Значительные отряды были выделены для охраны растянувшихся коммуникаций обеспечения флангов основных сил, наступавших на Москву. До Бородино дошло только около 130 тысяч бойцов «Великой армии». (Кутузов М. И. Материалы юбилейной сессии военных академий Красной Армии, посвященной 200-летию со дня рождения М. И. Кутузова, — Воениздат, 1947. С. 88.) Но зато это были отборные солдаты, наиболее сильные, стойкие, закаленные в боях, уверенные в собственной непобедимости, в выдающихся качествах своих генералов и офицеров, блестящем военном таланте своего вождя. Они верили Наполеону, который говорил, что им предстоит последний сокрушительный; по русским, после чего их ждет богатая добыча в Москве, хор квартиры, щедрые награды и счастливое возвращение домой. Настроенная таким образом, хорошо обученная и организованная французская армия под Бородино была грозной силой. Она рвалась в бой, чтобы опрокинуть последнее препятствие — русскую армию, преграждавшую дорогу на Москву и к миру. Наполеон Бонапарт привел на Бородинское поле лучшую часть своей армии: 1-й, 3-й, 4-й и 6-й корпус, резервную кавалерию, а также элиту французских войск — Имперскую Гвардию, возглавляемую маршалами Мортье и Бессьером. Но не менее грозная сила противостояла французам на Бородинском поле. Русская армия, реорганизованная в период 1807–1813 годов, мало чем уступала французской. А мужеством, безграничной готовностью отстоять Родину от завоевателей русские превосходили армию Наполеона.

В отечественной войне 1812 года бессмертной славой покрыты имена Багратиона, Дохтурова, Барклая-де-Толли, Н. Н. Раевского, Коновницына, Милорадовича, Платова и многих других. Что касается солдат, то хотя в армии Кутузова и было много новобранцев, но и ветераны-герои суворовских и кутузовских походов, особенно унтер-офицеров. Многие из них уже дрались с французами в 1799,1805 и 1807 годах. Эти ветераны, не меньше чем Старая гвардия Наполеона имели право считать себя непобедимыми, и на них равнялись молодые солдаты русской армии.

Все воспоминания современников свидетельствуют о высоком патриотическом подъеме в рядах русских на Бородинском поле. Армия давно ждала решительного боя с врагом и роптала, жалуясь на постоянные отступления. Когда же всем стало ясно, что сражение действительно будет дано, что отступление кончено, русские войска стали готовиться к сражению. Они решили умереть, но не пропустить французов к Москве. Офицеры просили разрешения Кутузова одеться боя в парадные мундиры. Солдаты чистили и точили оружие, приводили в порядок обмундирование и снаряжение. Героическая русская армия готовилась к последнему грозному параду. Перед русской позицией располагался Шевардинский редут, имевший характер передового укрепления. За ним пролегал весь левый фланг русских, где у дер. Семеновское возводились укрепления. 24 августа состоялся бой войск генерала М. Д. Горчакова 2-го с основными силами Наполеона за Шевардино. До самой ночи русские сдерживали атаки французов, дав тем самым Багратиону время укрепить свои позиции.

После жесткого боя 24 августа русские заняли линию Маслово, Бородино, Семеновское, Утица. Французы начали развертывание для атаки на фронте западнее Бородино, Алексинки, Шевардино и южнее. 25 августа обе стороны готовились к сражению, заканчивалась рекогносцировка и отдавались окончательные распоряжения. Французы провели ряд боевых действий (разведок) севернее Бородино и южнее Утицы, которые подтвердили уже сделанную Наполеоном оценку местности на этих направлениях: она была непригодна для действия крупных масс войск. Судя по имеющимся данным, 25 августа оба полководца — Наполеон и Кутузов — в результате боя за Шевардинский редут и рекогносцировок приняли следующие планы боя.

ПЛАН НАПОЛЕОНА. Массированным ударом пехоты и конницы при поддержке мощного огня артиллерии прорвать боевое расположение русских на участке семеновские флеши, Курганная батарея. Вслед за этим ввести в прорыв резервы, направить удар на север во фланг группировки русских, прикрывшей Новую Смоленскую дорогу, прижать ее к реке Москве и уничтожить. Одновременно на флангах против Бородино и Утицы нанести вспомогательные удары, из которых особенно важное значение должен был иметь удар на Утицу, содействовавший с юга прорыву у семеновских флешей.

ПЛАН КУТУЗОВА. К вечеру 24 августа Кутузов достаточно точно определил направление главного удара французов. В связи с этим он произвел 25 августа частичную перегруппировку, усилив свой левый фланг. В окончательном виде план Кутузова сводился к тому, чтобы упорным сопротивлением ограниченных сил нанести противнику возможно большие потери на направлении его главного удара и расстроить его. В то же время сохранить полную свободу маневра своих резервов, расположив их во время сражения вне досягаемости противника. Соответственно этому Кутузов расположил большой контингент войск, надежно прикрыв Новую Смоленскую дорогу.

26 августа в 5 часов 30 минут выглянуло солнце. Войскам был зачитан приказ Наполеона. В нем говорилось: «Воины! Вот сражение, которого вы так желали. Победа зависит от вас. Она необходима для вас, она доставит нам все нужное: удобные квартиры и скорое возвращение в отечество. Действуйте так, как вы действовали при Аустерлице, Фридлянде, Витебске, Смоленске. Пусть позднейшее потомство с гордостью вспоминает о ваших подвигах в сей день. Да скажут о каждом из вас: он был в великой битве под Москвою!» (Растунов И. И. Отечественная война 1812 г. М., 1987. С. 22.)

Заря занялась, туман рассеялся, блеснул первый луч солнца. «Это солнце Аустерлица!» — воскликнул Наполеон. Со стороны русских позиций грохнуло тяжелое орудие, так как показалось, что французы приближаются. Но движения еще не было.

Около шести часов утра началась атака против правого фланга русских на село Бородино. Солдаты лейб-гвардии егерского полка вступили в перестрелку с врагом, а после и в рукопашный бой. В своем донесении Александру I о сражении при Бородино Кутузов напишет, лейб-гвардии егерского полка остановило неприятеля и что более часа на виду у всей армии сдерживали натиск французов.

Тем не менее, русским пришлось отступить за р. Колоча. Французы на плечах отступающих ворвались в их расположения. Но в этот момент на помощь лейб-гвардии егерскому полку подоспел 1-й егерский полк. Соединившись с отступающими, он бросился на врага. С криком «Ура!», русские не только прогнали неприятеля со своих позиций, но и сами, перейдя р. Колоча, ворвались на французские позиции. Однако оставаться там было очень рискованно, и русские солдаты двинулись обратно, а последние отходившие подожгли мост через реку. В течение всего бородинского сражения на этом участке французы и русские ограничились перестрелкой. Атака деревни Бородино закончилась. Однако это наступление противника носило демонстративный характер. Главные события развернулись у Багратионовых флешей 1 батареи Раевского.

В 6 часов войска маршала Даву начали атаку флешей. Флеши оборонялись сводной гренадерской дивизией М. С. Воронцова и 27-й пехотной дивизией Д. Н. Неверовского. Несмотря на тройное превосходство неприятеля, русские дрались мужественно и были неустрашимы. Они встретили атакующие колонны французов мощным артиллерийским огнем, а после сближения бросились на врага в штыки. Неприятель не выдержал и, оставляя груды убитых и раненых, беспорядочно отступил. Первая атака французов на флеши захлебнулась.

В это время на крайнем левом фланге, у деревни Утица, французы атаковали русских. Вернее, атаковали поляки, так как корпус И. А. Понятовского, которому был поручен этот участок фронта, в основном состоял из поляков. Понятовскому удалось захватить деревню Утица. Командующий русскими войсками на этом участке Тучков перешел на Утицкий курган и закрепился там.

В 7 часов противник возобновил наступление на флеши. Целью больших потерь ему удалось захватить левую флешь семеновских укреплений. По приказу Багратиона несколько батальонов контратаковали противника во фланг. Опешившие французы были отброшены зад, понеся новые тяжелые потери в людях. Вторая атака также окончилась кровавой неудачей французов. Наполеон был поражен упорным сопротивлением русских. Усилив войска Даву корпусами Нея и кавалерией Мюрата, он отдал приказ возобновить натиск. В свою очередь Багратион принял необходимые меры по усилению обороны. Он выдвинул на передовую из резерва 1-ю гренадерскую и 3-ю кирасирскую дивизии. Сюда же он направил 8 батальонов из 7-го корпуса Раевского, который оборонялся севернее флешей и, кроме того, поставил у деревни Семеновское 3-ю пехотную дивизию Коновницына. Кутузов, внимательно следивший за ходом боя, отправил на усиление войск Багратиона крупные резервы. Однако переброска этих сил могла быть осуществлена не ранее, чем через 1,5–2 часа. Отсюда следует, что при отражении очередной атаки французов Багратиону приходилось рассчитывать только на свои силы.

В 8 часов после артиллерийской подготовки в 160 орудий противник начал третью атаку. Выйдя из леса, французы построились в несколько густых колонн и двинулись на Багратионовы флеши. Русские артиллеристы, выждав неприятеля на ближайший картечный выстрел, открыли по нему смертоносный огонь. Одновременно и пехота дала несколько залпов. Французы валились десятками. Но нужно отметить храбрость неприятеля. Под картечным огнем французы невозмутимо продолжали двигаться к флешам, куда им ценой невероятных усилий удалось ворваться. Но в этот момент граф Воронцов со своими гренадерскими батальонами ударил в штыки. Сильный натиск смешал ряды наполеоновских солдат и заставил его отойти назад в замешательстве. Тогда французы попытались лихим наскоком кавалерии захватить только что отбитые у них флеши. Стремительно бросившаяся на русских французская конница была встречена лейб-гвардии Измайловским, Литовским и Финляндским полками, которые, построившись в каре, ощетинившись штыками, ждали неприятеля. Подпустив врага на ружейный выстрел, они открыли огонь, чем и заставили врага ретироваться. Отступившая конница французов и подоспевшие кирасиры, развернувшись, вновь бросились на русских. И опять наши солдаты, подпустив врага поближе, открыли по нему ружейный огонь. Тех, кто смог прорваться к шеренгам, закололи штыками.

В это время Понятовский пытался несколько раз взять Утицкий курган. Окружив курган со всех сторон, неприятель вел атаки на 1-ю гренадерскую дивизию. В своем донесении Кутузов написал позже: «Храбрые гренадеры, выждав неприятеля, открыли по нему наижесточайший огонь и, не медля нимало, бросились на него в штыки. Неприятель не мог выдержать столь стремительного нападения, оставил с уроном место битвы и скрылся в близлежащие леса. Генерал-лейтенант Тучков был ранен пулею в грудь, и генерал-лейтенант Алсуфьев принял по нему команду». (Там же, с. 141.)

Таким образом, первый этап сражения окончился незначительными успехами французов на направлениях вспомогательных ударов и решительной неудачей на направлении главного удара. Сюда оба полководца начинают подтягивать свежие силы.

По приказу Наполеона около 9 часов атаки на Багратионовы флеши были возобновлены.

Во время 4, 5, 6 и 7 атак местность вокруг Багратионовых флешей была завалена трупами русских и французов. Французы атаковали Багратионовы флеши беспрерывно. Пехоту, которую русские откидывали штыковыми ударами, сменяла конница, по которой вели огонь несколько уцелевших русских пушек. В то время, когда неприятельские конница и пехота перестраивались и запасались боеприпасами, по русским позициям беспрестанно била французская артиллерия.

Около 10 часов французы начали большую атаку флешей. На этот раз против 18 тысяч солдат Багратиона и 300 орудий на фронте 1,5 км Наполеон двинул 45 тысяч своих солдат и 400 орудий. Русские встретили врага сокрушающим штыковым ударом. Завязался встречный рукопашный бой. Участник Бородинского сражения русский офицер Ф. И. Глинка писал: «…Ужасная была картина той части поля Бородинского около деревни Семеновское, где сражение кипело, как в котле. Густой дым и пар кровавый затмили полудневное солнце. Какие-то блёклые, неверные сумерки лежали над полем ужасов, над нивой смерти. В этих сумерках ничего не было видно, кроме грозных колонн, наступающих и разбитых, эскадронов бегущих… Даль представляет вид совершенного хаоса: разорванные, изломанные французские эскадры крушатся, волнуются и исчезают в дыму, уступая место пехоте, выступающей стройно!.. Постигнув намерение маршалов и видя грозное движение французских сил, князь Багратион замыслил великое дело. Приказания отданы, и все левое крыло наше, во всей длине свое двинулось с места и пошло скорым шагом в штыки. Сошлись!.. У „нет языка, чтобы описать эту свалку, этот сшиб, этот протяжный треск, это последнее борение тысячей! Всякий хватался за чашу роковых весов, чтобы перетянуть их на свою сторону… И русские не уступили ни на вершок места"». (Растунов И. И. Отечественная война 1812 г. — Знание, 1987. С. 23.)

В этом бою Багратион был ранен, осколок французской гранаты попал ему в ногу. Флеши были захвачены. Тотчас же корпус Нея и конница М.-В.-Н. Латур-Мобура и Э.-А.-М. Нансути бросились в образовавшийся прорыв. Русские под натиском врага должны были отойти. Командование семеновскими флешами временно принял Коновницын. На его долю выпала весьма нелегкая задача: пока на место раненного Багратиона не назначили нового генерала, пока выделенные командованием из резерва силы двигались на помощь 2-й армии, ему нужно было любой ценой удержать рвавшегося вперёд неприятеля.

Вскоре прибывший на левый фланг Дохтуров, назначенный на место Багратиона, нашел 2-ю армию, истекающую кровью, но готов был драться до конца.

В то же самое время в центре русской позиции французы упорно штурмовали батарею Раевского, примерно в середине 7-й атаки французов на Багратионовы флеши Барклай-де-Толли заметил движение неприятеля к центру русской позиции. Чтобы подкрепить центр русских, командующий 1-й армии приказал 4-му корпусу примкнуть правому крылу Преображенского полка, который с Семеновским и Финляндским полками оставались в резерве. За этими войсками расположил 2-й и 3-й кавалерийские корпуса, за ними же были расположены полки кавалергардской и конной гвардии. Как только русские расположились па новых позициях, они подверглись жестокому артиллерийскому огню, после чего противник густыми колоннами пошел на батарею Раевского и опрокинул 26-ю дивизию, которая могла противостоять его превосходящим силам. Сложилась трудная ситуация.

Кутузов приказал генералу Ермолову идти к артиллерии левого фланга и привести ее в порядок. Начальник главного штаба 2-й армии граф Э. Ф. Сен-При был ранен, и Ермолов должен был принять командование. Ермолов взял с собой три роты конной артиллерии.

Проезжая мимо батареи Раевского, Ермолов увидел, что позиция захвачена французами, а русские бегут. Понимая опасность создавшегося положения, смелый генерал немедленно начал действовать. Он бросился к 6-му корпусу, самому ближайшему к высоте, приказал 9-му батальону Уфимского пехотного полка идти быстро вперед и остановить бегущие и отступающие 18-й, 19-й и 40-й егерские полки. Неприятель не мог воспользоваться орудиями захваченной батареи, но, подтянув свою легкую артиллерию, начал с флангов осыпать русские войска. Три конные роты, сопровождавшие Ермолова, остановились на левом фланге его маленькой позиции и, отвлекая огонь на себя, дали возможность захватить потерянную батарею. Ермолов вспоминал позднее: «Телами неприятеля покрылась батарея и отлогость холма до вершины. Все сопротивлявшиеся заплатили жизнью, один только взят в плен бригадный генерал Бонами, получивший двенадцать ран штыками. Потерянные наши орудия все возвращены, но урон со стороны моей по части людей был ужасный» (Бородино. Документы, письма, воспоминания. С. 358.)

В это время на Утицком кургане шел ожесточенный бой за овладение высотой. Понятовский сперва занял этот курган, но вскоре был выбит оттуда.

Таким образом, 3-й этап сражения закончился крупным успехом французов на главном направлении. Фронт русских был прорван, причем прорыв был лишь слабо закрыт восточнее Семеновского. На подход новых подкреплений, направленных сюда Кутузовым, требовалось время. Положение русских было тяжелым. Но французам также требовались резервы и свежие силы. Наполеон неохотно согласился на использование Молодой гвардии для увеличения прорыва на Семеновских флешах.

Но тут Кутузов делает блестящий ход. Он посылает конницу Платова и Ф. П. Уварова в тыл французам. Конница Уварова захватила Беззубово, но здесь была задержана французами (точнее, итальянскими частями Французской армии). Казаки же, ворвавшись в тыл французов, произвели там панику. Наполеон остановил 3-ю атаку французских войск на батарею Раевского и движение Молодой гвардии, а сам поехал на левый фланг выяснять обстановку. На это он потратил около 2-х часов, в течение которых Кутузов закончил перегруппировку войск и прочно обеспечил свой левый фланг. Таким образом, время для успеха было упущено.

Около 14 часов французы 3-й раз атаковали батарею Раевского. В результате этой атаки к 17 часам по полудню защитники батареи были Уничтожены почти полностью, и французы овладели ею. Русские без паники, по приказу командования, отошли. Далее французы пытались атаковать русских на их новой позиции, но безуспешно. В конце дня Понятовскому удалось захватить Утицкий курган.

К 18 часам русские прочно укрепились на позиции Горки — Старая Смоленская дорога. Видя бесплодность дальнейших атак, Наполеон приказал прекратить их и отвести войска к р. Колоча на ночь. Бородинский бой закончился.

Противники разошлись, оставив на поле боя горы трупов и раненых. В этой битве потери русских были не меньше, чем потери французов. Различные источники называют совершенно разные цифры потерь обеих сторон. Однако официально известно, что после бегства наполеоновской армии из России на Бородинском поле было найдено 58 520 человеческих трупов и 35 478 конских трупов. Недаром Бородино было названо современниками «могилой французской кавалерии». (Левицкий Н. Война 1812 года. М., 1938. С. 26.)

Так же трудно определить и победителя этого кровопролитие сражения. Можно долго спорить, кто одержал верх в этот страшный день. Но, несмотря на кажущийся многим «бесспорным» разгром русских, в Бородинском сражении Наполеон потерпел сокрушительное моральное поражение. После 26 августа стала неукоснительно падать боевая энергия французской армии. Удар, нанесенный ей русскими под Бородино, в конечном итоге оказался смертельным.

Бородинское сражение вошло в историю освободительной борьбе народов нашей страны как одна из наиболее ярких ее страниц. Легендарный подвиг героев Бородина явился для последующих поколений русских людей вдохновляющим примером патриотического выполнения долга перед Родиной.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про растения
Интересное про подземные туннели Вьетнама
Интересное о приметах и суевериях
Интересное о завещаниях
Иван Равич
Магомет
Архангельский собор в Москве
Мариацкий костел в Кракове
Категория: Знаменитые битвы | (17.04.2013)
Просмотров: 1267 | Теги: знаменитые битвы | Рейтинг: 5.0/1