Курская битва

Курская битва | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые битвы

Курская битва
Курская битва

     В планах политического и военного руководства Германии на лето 1943 года советско-германский фронт по-прежнему занимал главное место. Поражения в Московской и Сталинградской битвах подорвали военную мощь третьего рейха и его престиж в глазах союзников, негативно сказались на настроении населения Германии. Чтобы улучшить внутриполитическое положение страны, предотвратить дальнейший распад фашистского блока, овладеть стратегической инициативой и повернуть ход войны на Востоке в свою пользу, немецкое командование решило провести крупное летнее наступление и разгромить основные силы Красной Армии на центральном участке советско-германского фронта.

Отсутствие второго фронта в Европе позволило командованию вермахта перебросить часть сил с Запада на советско-германский фронт. С лета 1942 года по июль 1943 года количество дивизий противника здесь выросло с 217 (из них немецких 178) до 232 (из них 196 немецких). В Германии вновь была проведена тотальная мобилизация людей и материальных ресурсов. Это дало возможность пополнить войска личным составом, а также боевой техникой, и в первую очередь новыми образцами танков и штурмовых орудий.

Танковые соединения получили значительное количество тяжелых танков Т-VI, средних танков Т-V («Пантера») и самоходных орудий «Фердинанд». На вооружение войск поступили истребитель «Фокке-Вульф-190А», штурмовик «Хенкель-129». Большая часть этих сил и средств была включена в состав армий «Юг» и «Центр», которые должны были решать основные задачи в предстоящей военной кампании. (Вторая мировая война. Актуальные проблемы. М., 1995. С. 267.)

Не имея сил и средств для наступления на широком фронте, немецкое командование решило сконцентрировать свои усилия на одном участке — в районе Курского выступа. 15 апреля 1943 года Гитлер утвердил Директиву № 6, в которой конкретизировались задачи войск в наступательной операции, получившей наименование «Цитадель». Учитывая выгодное положение немецких войск в районе Курского выступа, директива намечала двумя ударами по сходящимся направлениям по основанию этого клина — одним с севера из района южнее Орла, а другой с юга из района Белгорода — окружить и уничтожить советские войска, находящиеся в районе Курска. Этой операции придавалось особое значение. «Я решил, — заявил Гитлер в этом документе, — …осуществить первое в этом году наступление „Цитадель" Это наступление имеет решающее значение. Оно должно дать нам инициативу на весну и лето. Поэтому все приготовления должны быть осуществлены с большой осторожностью и большой энергией. На направлении главного удара должны использоваться лучшие соединения, лучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов… Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира… В случае планомерного развития операции начать незамедлительно с ходу наступление на юго-восток („Пантера") с тем, чтобы использовать замешательство в рядах противника». (Итоги второй мировой войны: Сб. статей. М., 1957. С. 82.)

Свидетельством того, что наступление преследовало далеко идущие цели, являются огромные силы, которые были выделены командованием вермахта для проведения операции. К началу операции «Цитадель» перед Курским выступом противник сосредоточил до 50 лучших дивизий, в том числе 14 танковых и две моторизованных, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, что составляло около 70 процентов танковых, до 30 процентов моторизованных и более 20 процентов пехотных дивизий, действовавших на советско-германском фронте. Немецкие войска, находившиеся на Курском направлении, насчитывали более 900 тысяч солдат и офицеров, около 10 тысяч орудий и минометов, до 2700 танков и штурмовых орудий. Сухопутные войска поддерживались крупными силами авиации — более чем 2 тысячами самолетов. (Ржешевский О. А. Война и история. М, 1984. С. 203.) Под Курск были направлены почти все произведенные в Германии к июлю 1943 года новые танки «Пантера» и «Тигр» и самоходные орудия «Фердинанд», практически неуязвимые для советских 76-миллиметровых дивизионных пушек.

По окончательному варианту плана операции с севера в направлении на Курск должна была наступать 9-я армия генерал-полковник В. Моделя группы армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Г. Клюге). Эта ударная группировка имела в своем составе 6 танковых, одну моторизованную и 15 пехотных дивизий: 460 тысяч человек, около 6 тысяч орудий и минометов и до 1200 танков и штурмовых орудий. Для обеспечения левого фланга ударной группировки планировался вспомогательный удар на Малоархангельск.

В полосе группы армий «Юг» намечалось нанести два удара: один силами 4-й танковой армии генерал-полковника Г. Гота вдоль шоссе Обоянь-Курск; другой — оперативной группой «Кемпф» — из района Белгорода на Корочу. Всего в ударной группировке группы армий «Юг» насчитывалось 24 дивизии, в том числе 15 пехотных, 8 танков и одна моторизованная, которые насчитывали 440 тысяч человек, 4 тысяч орудий и минометов, до 1,5 тысяч танков и штурмовых орудий. (Вторая мировая война. Актуальные проблемы. С. 268.)

Советское командование имело сведения о подготовке немецких войск к наступлению. Было принято решение преднамеренно перейти к обороне на Курском выступе в условиях превосходства в силах. В ходе оборонительного сражения обескровить ударные группировки противника и этим создать благоприятные условия для перехода советских войск в контрнаступление. На Курском направлении были сосредоточены крупные силы. В составе Центрального фронта (командующий генерал армии К. К. Рокоссовский), оборонявшего северный фасад Курского выступа, и Воронежского фронта (командующий генерал армии Н. Ф. Ватутин) на южном фасаде была развернута мощная группировка войск, насчитывавшая 1336 тысяч человек, 3306 танков и САУ, 19,3 тысячи орудий и минометов, 2650 боевых самолетов. Общее соотношение сил было на стороне советских войск. Кроме того, на Курском направлении были развернуты крупные стратегические резервы, находившиеся в распоряжении Ставки, ВГК и объединенные в Степной военный округ (с 10 июля 1943 года — Степной фронт, командующий генерал-полковник И. С. Конев). В общей сложности они насчитывали более полумиллиона человек, более 1,5 тысяч танков и САУ, около 7,5 тысяч орудий и минометов (там же, с. 269.)

Была создана сильная, глубоко эшелонированная оборона на глубину 250–300 км, состоящая из восьми оборонительных полос и рубежей.

Советскому командованию стал известен не только день, но и час начала наступления немецких войск. 5 июля, перед рассветом, на районы сосредоточения ударных группировок противника в полосах обоих фронтов советская артиллерия провела мощную артиллерийскую контрподготовку, впервые осуществленную во фронтовом масштабе по заранее разработанному плану. Немецкие соединения понесли потери, хотя огонь, ведущийся по площадям, а не по конкретным целям в известной мере снизил ее эффективность. Фактор внезапности противником был утерян.

В 5 часов 30 минут и в 6 часов утра немецкие соединения из группы армий «Центр» и «Юг» перешли в наступление. На орловском направлении противник ценой больших потерь прорвал главную оборонительную полосу на Ольховатском направлении и вклинился на 6–8 км. Вспомогательный удар немцев на Малоархангельск не имело успеха. Отбивая контратаки советских войск, противник медленно продвигался вперед, но к исходу 9 июля был остановлен, его наступательный порыв полностью истощился, и он перешел к обороне. За 7 дней немецкие войска вклинились в оборону частей фронта на 10–12 км. Окружить советские соединения на четвертый день сражения, как это намечалось планом операции «Цитадель», немецкому командованию не удалось.

Командование Центрального фронта доложило в Ставку ВГК, что «войска Центрального фронта измотали в непрерывных ожесточенных восьмидневных боях врага и остановили его натиск. Первый эта сражения закончился». (Цит. по Истории второй мировой войны 1939–1945. Т.7. М., 1976. С. 149.)

На белгородско-курском направлении Э. Манштейн уже в первый день ввел в сражение большую часть имеющихся у него сил. В них участвовало до 700 танков противника. В первый день боев немецкие соединения вклинились в оборону советских войск на двух участках на глубину 8-10 км, а за два дня им удалось прорвать главную полосу обороны. 7–8 июля ожесточенные бои снова вспыхнули на обоянсксом и корочанском направлениях. Противник на узком участке 7 июля прорвал вторую полосу обороны и вклинился на обоянском направлении на 10–18 км. 8 июля немецкие соединения подверглись контрударам силами резерва Воронежского фронта. 9 июля противник добился некоторого продвижения, но в дальнейшем вынужден был отказаться здесь от продолжения атак. Одновременно несколько продвинулись войска оперативной группы «Кемпф» от Белгорода в направлении Корочи.

9 июля немецкое командование приняло решение перебросить в район Курска еще несколько дивизий и добиться перелома в ходе битвы. Манштейн решил направить удар 4-й танковой армии в район д. Прохоровки, чтобы здесь совершить прорыв к Курску. На этом правлении были сосредоточены основные силы группировки противника. В этот напряженный момент сражения Ставка ВГК приказала командующему Степного фронта выдвинуть на курско-белгородское направление 4-ю гвардейскую, 27-ю и 53-ю армии. 5-я гвардейская танковая и 5-я гвардейская армии, которыми командовали генералы П. А. Ротмистров и А. С. Жадов, были переданы Воронежскому фронту.

10 июля союзные войска высадились в Сицилии, что, несомненно, ухудшило стратегические позиции Германии. Однако высадка союзников не оказала заметного влияния на ход сражения под Курском. 10 июля, когда в ставке вермахта стало известно об этом, последовал приказ Гитлера: операция «Цитадель» будет продолжаться. По свидетельству бывшего начальника генерального штаба сухопутных войск Германии К. Цейтцлера, Гитлер требовал продолжать наступление на Курск даже после 12 июля, когда уже многим генералам вермахта было очевидно, что летнее наступление немецких войск потерпело крах.

На курском направлении продолжались ожесточенные сражения. 10 и 11 июля соединения 4-й танковой армии и оперативной группы «Кемпф» предприняли наступление в направлении Прохоровки. 12 июля в районе Прохоровки развернулось крупнейшее встречное танковое сражение, в котором с обеих сторон участвовало около 1200 танков и самоходных орудий. Две мощные лавины танков устремились навстречу друг другу. Над полем боя шли ожесточенные воздушные бои. «Более 1 200 танков и самоходных орудий, — пишет американский историк М. Кэйндин, — смешались в гигантском водовороте, окутанном пеленой дыма и пыли, озаренном вспышками танковых орудий… Атака „тридцать четверок" была проведена столь стремительно, что тщательно разработанные немецкие планы сражения оказались сорванными и немцы так и не получили возможность наладить управление своими частями и подразделениями и дать бой по всем правилам». (От Мюнхена до Токийского залива. Взгляд с Запада. М., 1992. С. 339.) К исходу дня сражение под Прохоровкой закончилось поражением главной группировки противника, который потерял 400 танков, 300 автомашин, свыше 3500 солдат и офицеров. (Самсонов А. М. Вторая мировая война. М., 1985. С. 301.) По образному выражению М. Кэйдина, на узкой полоске земли между рекой Псел и железнодорожной насыпью юго-западнее Прохоровки погребальный звон колоколов оповестил о гибели немецких танковых сил. 12 июля стало днем крушения немецкого наступления на Курск с юга. Попытки немецких войск продолжать наступление носили локальный характер, их наступательный порыв иссяк, 19 июля командование вермахта пришло к выводу, что операция «Цитадель» потерпела крах. В журнале военных действий верховного командования вермахта в этот день сделана запись: «Из-за сильного наступления противника дальнейшее продолжение „Цитадели" не представляется возможным». (Орлов А., Новоселов Б. Факты против мифов. М., 1986. С. 79–80.)

В ночь на 19 июля в сражение был введен Степной фронт. К исходу 23 июля советские войска своими главными силами вышли на рубеж, который они занимали до начала оборонительного сражения и начали подготовку к контрнаступлению.

К началу наступления на орловском направлении (операция «Кутузов») в составе левого крыла Западного (командующий генерал-полковник В. Д. Соколовский), Брянского (командующий генерал-полковник М. М. Попов) и Центрального фронтов имелось 1 286 тысяч человек, более 21 тысячи орудий и минометов, 2 400 танков и самоходно-артиллерийских установок. Их действия поддерживались более чем 3 тысячами боевых самолетов. Противостоящая им 2-я танковая и 9-я армии группы «Центр» насчитывали до 600 тысяч человек, более 7 тысяч орудий и минометов, около 1 250 танков и штурмовых орудий, свыше 1 100 боевых самолетов.

12 июля войска левого крыла Западного и Брянского фронтов нанесли удар по противнику. Армии правого крыла Центрального фронта перешли в контрнаступление 15 июля. Немецкие войска оказывали упорное сопротивление. Стремясь удержать орловский плацдарм, командование вермахта перебрасывало сюда подкрепление с других участков советско-германского фронта. Но эти меры оказались недостаточными.

3 августа после мощной артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление войска Воронежского и Степного фронта на белгородско-харьковском направлении (операция «Полковник Румянцев»). В составе обоих фронтов насчитывалось 980,5 тысяч человек, более 12 тысяч орудий и минометов, 2 400 танков и самоход артиллерийских установок и 1 300 самолетов. Общая численность противника в районе Харькова и Белгорода (4-я танковая армия и оперативная группа «Кемпф») с учетом частей усиления и тыла составляла до 300 тысяч человек, свыше 3 тысяч орудий и минометов, до 600 танков и штурмовых орудий и более 1 тысячи самолетов.

Пять советских фронтов, преодолевая сопротивление противника, развивали наступление в 600-километровой полосе. Утром 3 августа соединения Брянского фронта прорвали оборону немцев реке Оптухе и устремились к Орлу. 5 августа Орел был освобожден. В этот же день воинами Степного фронта был освобожден Белгород. Вечером 5 августа Москва салютовала артиллерийскими залпами в честь доблестных войск, освободивших Орел и Белгород. Это был первый за время Великой Отечественной войны салют, отмечавший победу советских войск. Красная Армия продолжала наступление. К 18 августа войска Западного, Брянского и Центрального фронтов очистили от противника орловский выступ, и подошли к немецкому оборонительному рубежу «Хаген» восточнее Брянска. На этом Орловская наступательная операция завершилась.

За 37 дней наступления на орловском направлении советские войска разгромили до 15 немецких дивизий, другие дивизии оказались значительно ослабленными. Советские войска овладели важным орловским плацдармом противника, прикрывавшим брянское направление.

Войска Воронежского фронта к 11 августа завершили рассечение харьковской группировки немцев и охватили ее с трех сторон, создав угрозу ее полного уничтожения. Немецкое командование, чтобы не допустить ее окружения, решило контратаковать советские войска в богодуховском и ахтырском направлениях, сосредоточив западнее Ахтырки и южнее Богодухова крупные резервы — 4 пехотные и 7 танковых и моторизованных дивизий (в том числе три танковые дивизии СО «Райх», «Мертвая голова» и «Викинг»), имевших до 600 танков. Но все попытки врага нанести поражение советским войскам контрударами района южнее Богодухова (11–17 августа), а затем Ахтырки (18-20августа) не удались. Ожесточенные бои в этих районах закончились разгромом группировки противника.

22 августа немецкое командование начало отводить свои войска из района Харькова. 23 августа войска Степного фронта при содействии войск Воронежского и Юго-Западного фронтов освободили Харьков. Москва салютовала освободителям Харькова 20 залпами из 224 орудий.

На этом завершилось контрнаступление советских войск на белгородско-харьковском направлении, в ходе которого армии Воронежского и Степного фронтов продвинулись на 140–150 км и разгромили 15 дивизий противника, из них 4 танковые. Были созданы благоприятные условия для освобождения Левобережной Украины и выхода на Днепр.

Победа советских войск в Курской битве имела большое политическое и военное значение. Сражение под Курском развертывалось на фронте от 400 до 500 километров. В ней участвовали с обеих сторон громадные силы — до 300 дивизий, более 4 млн. человек, свыше 69 тысяч орудий и минометов, более 13 тысяч танков и самоходных орудий, до 12 тысяч боевых самолетов. (Золотарев В. А. Курская битва: взгляд через полвека // Вторая мировая война. Актуальные проблемы. С. 279–280.) По количеству участвующих эта битва превышала самые знаменитые предыдущие сражения. В ходе ожесточенных боев советские войска разгромили 30 отборных дивизий противника, в том числе 7 танковых. Потери танковых войск противника составили 1 300 танков. Главный инспектор бронетанковых войск Германии генерал Г. Гудериан признавал, что «в результате провала наступления „Цитадель" мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя». Потери противника в личном составе составили 245 тысяч человек, в том числе 57,7 тысячи безвозвратные. (Там же, с. 281.)

Поражение немцев под Курском развеяло легенду о том, что советские войска могут наступать только зимой, привело к изменению соотношения сил на советско-германском фронте. Ряд немецких генералов считают ее «катастрофой неописуемых размеров» из-за ее влияния на последующий ход событий. (От Мюнхена до Токийского залива. С. 305.) Наступательная стратегия вермахта потерпела полный крах. С этого момента немецкое командование вынуждено было перейти к стратегической обороне. До конца войны немецкие войска не смогли предпринять ни одного крупного наступления оперативно-стратегического замысла. Стратегическая инициатива окончательно перешла в руки советского командования. Глубину поражения вермахта в Курской битве и всю серьезность ее последствий понимали в ставке Гитлера. «Инициатива полностью перешла к русским, — считали там, _ а немецкая армия потеряла возможность восстановить свои потерянные кадры!». («Совершенно секретно! Только для командования!» Стратегия фашистской Германии в войне против СССР. Документы и материалы. М., 1967. С. 637.) Победа под Курском создала благоприятные условия для общего наступления советских войск.

Эта победа Красной Армии была достигнута дорогой-ценой. Потери советских войск значительно превышали немецкие и составил тысячи человек, в том числе 254 тысячи безвозвратные, 6 тысяч танков и 1 600 самолетов. (Золотарев В. А. Указ. соч. С. 280.) Советские воины мужественно сражались как в оборонительных, так и в наступательных операциях. 132 соединения и части получили гвардейские звания, 26 удостоены наименования «Орловские», «Белгородские», «Харьковские» и «Карачаевские».

Значение победы советских войск на Курской дуге выходит далеко за пределы советско-германского фронта. Она оказала огромное воздействие на дальнейший ход второй мировой войны. В результате разгрома значительных сил вермахта и переброски все новых соединений на советско-германский фронт создались благоприятные условия для высадки англо-американских войск в Италии и их продвижения до центральных районов. В результате победы под Курском и выхода советских войск к Днепру завершился коренной перелом не только Великой Отечественной войне, но и во всей второй мировой войне в пользу стран антигитлеровской коалиции.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про косметику
Интересное о происхождении названия денег
Интересное о шортах
Интересное про налоги
Собор Дома инвалидов в Париже
Открытие Генри Лэйярда
Павел Тычина
Базилика Рождества Христова в Вифлееме
Категория: Знаменитые битвы | (17.04.2013)
Просмотров: 1539 | Теги: знаменитые битвы | Рейтинг: 5.0/1