Маноэл Франсиско дос Сантос (Гарринча)

Маноэл Франсиско дос Сантос (Гарринча) | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые футболисты

Маноэл Франсиско дос Сантос (Гарринча)
Маноэл Франсиско дос Сантос (Гарринча)

     Настоящее имя Гарринчи — Маноэл Франсиско дос Сантос. В архивах Бразильской конфедерации спорта хранится такая запись: «Гарринча родился 18 октября 1933 года в Пау-Гранде. Мальчика зарегистрировали лишь десять дней спустя. Пьяный писарь поставил дату рождения 28 октября. Он же забыл записать и обязательное второе имя, что обнаружилось только спустя пятнадцать лет, когда Маноэл стал работать на фабрике "Америка фабрил" помощником прядильщика. Чтобы отличаться от остальных Маноэлов дос Сантос, Гарринча сам присвоил себе имя Франсиско».

Не так уж много в истории футбола игроков, ставших футбольными звездами первой величины, вопреки своим физическим недостаткам. А Гарринча в детстве перенес болезнь, которая жестоко искривила его ноги. Вдобавок после этого одна нога росла медленнее, и к юности была на несколько сантиметров короче другой.

Крошечный поселок Пау-Гранде, где родился Гарринча, расположен близ города Петрополиса, от которого не больше сотни километров до Рио-де-Жанейро. Семья Маноэла была нищей, и до того как наняться на текстильную фабрику помощником прядильщика, будущий великий футболист помогал родителям, чем мог, — скажем, собирал в лесу дикие фрукты, которые в конце недели отвозил на рынок. Само собой разумеется, как все мальчишки Бразилии, он чуть ли не с пеленок играл в футбол, несмотря на то, что при ходьбе из-за увечья ему приходилось особым образом подгибать более длинную ногу, приспосабливая ее к короткой. Но судьба, наградившая его увечьем, подарила Маноэлу и огромный футбольный талант, проявившийся очень быстро и очень ярко.

При текстильной фабрике был стадион. По воскресеньям здесь в очередь играли все команды Пау-Гранде, в том числе и детская, где Гарринча блистал в нападении. Уже тогда к восторгу зрителей он умел на большой скорости неподражаемыми финтами обыграть сразу нескольких защитников, чтобы потом точно выложить пас под удар партнеру или забить гол самому. В конце концов он сам определил для себя наиболее подходящее амплуа на футбольном поле — правый крайний нападающий.

Кстати, уже в детстве Маноэл получил прозвище, которому суждено было стать знаменитым, — Гарринча. Так называется птичка, в изобилии населяющая окрестные леса Пау-Гранде. Маноэл столь ловко научился воспроизводить ее щебет, что в конце концов и его самого прозвали Гарринчей.

Уже к 13 годам Маноэл Гарринча слыл лучшим футболистом всего округа. В 16 лет он стал выступать за основную мужскую команду любительского клуба «Пау-Гранде». Зрители ходили на стадион специально для того, чтобы посмотреть, как хрупкий подросток легко «накручивает» высокорослых взрослых защитников.

В это же время Гарринчу стали приглашать и в Петрополис — играть за самые знаменитые команды этого города «Крузейро-ду-Сул» и «Серрано». Игры проходили в воскресные дни, по утрам, а вернувшись домой в Пау-Гранде, Маноэл успевал сыграть и в команде своего родного города.

Однако в Бразилии буквально тысячи ребятишек к юности становятся непревзойденными мастерами, настоящими виртуозами в обращении с мячом. А попасть в профессиональные футбольные клубы удается считанным единицам. Для этого, помимо таланта, необходимо исключительное везение, какой-то счастливый случай.

Для Гарринчи таким счастливым случаем стал приезд в Пау-Гранде бывшего вратаря запасного состава столичного футбольного клуба «Ботафого» Арати. Тот навещал своих друзей, а заодно был приглашен судить воскресный матч, в котором принимал участие Гарринча. Увидев, как играет Маноэл, Арати немедленно повез того в Рио-де-Жанейро. Не случись этого, возможно, Гарринча так и работал бы на текстильной фабрике, оставаясь футболистом-любителем, звездой местного масштаба. Арати же купил подростку первые в его жизни настоящие футбольные трусы и бутсы.

То, что произошло при первом появлении юного Гарринчи на тренировке «Ботафого», давно уже стало одной из самых замечательных футбольных легенд мира. На тренировках бразильских клубов не возбраняется присутствовать и болельщикам, которые разразились дружным смехом, когда на поле вышел Маноэл. Сам же тренер Жентил Кардоза, едва взглянув на 19-летнего мулата с кривыми ногами, одна из которых к тому же была заметно короче другой, изрек: «Меньше всего он пригоден для футбола». Тем не менее тренер не мог не уважить Арати.

Маноэл встал на привычном ему правом краю. Не в силах сдержать улыбку, тренер попросил показать, сможет ли он обыграть защитника. Этим защитником был не кто иной, как знаменитый Нилтон Сантос, один из ведущих игроков не только «Ботафого», но и сборной Бразилии. Но Гарринча, ничуть не смущаясь, сделал пару неожиданных финтов и вдруг легко прокинул мяч между ног опешившего Сантоса. Сам же Маноэл легко обошел защитника и догнал мяч. Неловко развернувшись, знаменитый защитник попытался было догнать дерзкого новичка, но потерял равновесие и упал. На трибунах болельщики вновь разразились смехом, но теперь уже по другой причине.

Раздосадованный Сантос потребовал повторения. И Гарринча еще дважды с легкостью обыграл защитника сборной Бразилии. Как выяснилось после тренировки, Маноэл даже не подозревал, что имеет дело с прославленным Нилтоном Сантосом. По счастью, тот оказался не из обидчивых и первым потребовал, чтобы Гарринчу тут же зачислили в клуб.

Это случилось 29 июня 1953 года. С тех пор Маноэл больше не ходил на текстильную фабрику. Через несколько дней он уже провел первый матч за команду дублеров «Ботафого» и забил три гола. 19 июля он первый раз вышел на поле с основной командой. После первого же матча болельщики воспылали к худенькому кривоногому пареньку пламенной любовью. Игра закончилась со счетом 6:3 в пользу «Ботафого», и Маноэл забил три гола, в том числе один с пенальти. Но дело было даже не в голах — новобранец клуба демонстрировал такие неожиданные финты, каких не умел делать никто другой.

Вскоре Гарринча стал самым популярным футболистом «Ботафого». Именно Гарринчей его и стали все называть. Настоящего имени своего кумира многие и не знали.

Заключая с Гарринчей контракт, хозяева «Ботафого» были не слишком щедры, да и вообще о нынешних баснословных футбольных гонорарах тогдашние игроки и мечтать не могли. Владельцы клуба прекрасно понимали, что для паренька из нищей семьи даже регулярное питание и возможность купить себе брюки и рубашку уже были счастьем, не говоря о том, что он стал игроком знаменитого профессионального клуба.

И Гарринча в самом деле чувствовал себя на вершине счастья. Маститые игроки основного состава не слишком утруждали себя тренировками, а Гарринча себя не щадил, правда, внешне это было не слишком заметно. Он буквально купался в футболе: без устали, играючи обводил не только противостоящих игроков, но и своих собственных, бил по воротам из любых положений. Все действия Гарринчи были настолько яркими и зрелищными, что на тренировки с его участием, словно в театр, стало приходить великое множество народа.

На поле же в официальных матчах он блистал все ярче и ярче. Казалось, он имеет абсолютную власть над мячом. Не раз ему случалось забивать голы, которых просто быть не могло. Так, например, однажды он послал мяч в сетку почти с линии ворот.

В 1955 году Гарринча впервые вышел на поле в составе сборной команды Бразилии против сборной Чили. Матч закончился вничью — 1:1. Два года спустя команда «Ботафого» впервые с 1948 года стала чемпионом своего штата, победив в финале команду «Флуминенсе». Но истинный звездный час Гарринчи пробил в 1958 году, когда сборная Бразилии отправилась в Швецию, на VI чемпионат мира.

Чемпионами мира до этого по два раза становились уругвайцы (на I и IV чемпионатах) и итальянцы (II и III). V чемпионат, проходивший в 1954 году в Швейцарии, выиграла сборная ФРГ, одолевшая в финальном матче блиставшую в те годы великолепную команду Венгрии.

Успехи бразильцев были пока скромнее. Бразильские футболисты участвовали во всех предыдущих чемпионатах, но лишь однажды, в 1950 году, были близки к успеху. Тот чемпионат проходил в самой Бразилии, но сборная хозяев уступила в решающем матче сборной Уругвая. А на следующем первенстве мира, в Швейцарии, бразильцы в четвертьфинале проиграли венграм.

Главным недостатком сборной Бразилии считалось слабое командное взаимодействие. Каждый из игроков владел великолепной техникой и в первую очередь старался играть сам, показывая чудеса обращения с мячом и вызывая восторг зрителей. Бразильские поклонники футбола издавна любили именно такую игру, но во встречах с сильными соперниками, отличавшимися сыгранностью и взаимопониманием, она не приносила успеха. В 1958 году выдающийся бразильский тренер Висенте Феола сумел, образно говоря, «впрячь всех в одну упряжку». Однако Гарринче он поначалу не очень доверял именно из-за его ярчайшей индивидуальности, и первые два матча тот провел на скамейке запасных.

Впервые Гарринча вышел на поле в третьей игре против сборной команды СССР. На первой же минуте, пройдя по своему правому краю, он обыграл троих игроков защиты, но мяч после его мощного удара попал в штангу. Тут же после навеса Гарринчи с правого фланга в штангу угодил Пеле. На третьей минуте игры опять же после подачи Гарринчи центральный нападающий бразильцев Вава открыл счет. В середине тайма он же забил второй гол. И снова мяч ему точно выложил под удар Гарринча, серией завораживающих финтов обыгравший сразу нескольких защитников сборной СССР.

Команда Бразилии продолжала победный путь. В полуфинале была обыграна команда Франции 5:2. В финальном матче бразильцам противостояли хозяева чемпионата — шведы. Уже на четвертой минуте они открыли счет, но через шесть минут Гарринча прошел по правому краю и сделал точную передачу на Вава, который забил ответный гол. В том матче Вава забил еще один гол, два гола забил юный, семнадцатилетний Пеле и еще один — Загало. И почти все атаки начинались с правого края, на котором творил чудеса Гарринча. Лишь в самом конце матча шведы смогли забить еще один гол.

Сборная Бразилии впервые увозила на родину «Золотую богиню», высшую футбольную награду. А Гарринча был признан лучшим правым крайним нападающим.

В 1962 году, на следующем чемпионате мира, проходившем в Чили, сборная Бразилии повторила свой успех. Признанный лидер команды Пеле в одном из матчей группового турнира получил травму и больше не играл, но Гарринча достойно его заменил, став героем бразильской сборной Он творил чудеса в четвертьфинальном матче со сборной Англии, выигранном со счетом 3:1, и в полуфинале со сборной Чили — 4:2.

В финале бразильцы встретились с сильной командой Чехословакии. Повторялся «шведский сценарий» — сборная Бразилии первой пропустила мяч. Но затем забила три и стала чемпионом мира во второй раз. На этом чемпионате 28-летний Гарринча был не только организатором атак, но и сам забивал голы. С четырьмя мячами он вошел в шестерку лучших бомбардиров чемпионата. Столько же было на счету его партнера по сборной Вава, а также четырех футболистов других стран.

Главным же качеством Гарринчи была, как единодушно отмечали журналисты и специалисты футбола, его неповторимая индивидуальность и непредсказуемость. Игра великого мастера не укладывалась в обычные футбольные рамки, он был способен на любые сюрпризы. Тренер Висенте Феола, когда-то державший его на скамейке запасных, теперь утверждал: решения Гарринчи «всегда неожиданны, ошеломляющи и потрясающе результативны». А один из журналистов восхищенно написал, что мяч после его ударов летит по линиям, «неизвестным геометрии».

После чилийского чемпионата мира Гарринчу стали приглашать лучшие европейские клубы, обещая очень высокие гонорары. Но великий футболист был собственностью «Ботафого», и владельцы клуба не желали отпускать игрока, который приносил им немало доходов. Самому же Гарринче платили лишь малую часть того, что он стоил. Увы, став прославленным футболистом, он по-прежнему был полуграмотным пареньком из нищей семьи, довольствовавшимся малым и начисто лишенным практической деловой сметки. Он подписывал контракты, не особо вникая в их суть и не требуя увеличения своих гонораров.

Только в 1963 году, уже будучи дважды чемпионом мира, Гарринча впервые заговорил о новом контракте с более высокой ставкой — по совету своей жены Элзы Суарес, модной певицы, исполнительницы бразильской самбы. С этого и начались все его дальнейшие злоключения.

Переговоры с прижимистым руководством клуба «Ботафого» затянулись на четыре месяца. Новый контракт был подписан лишь после того, как в тяжбу вмешался влиятельный банкир Жозе Линс, восхищавшийся талантом Гарринчи.

В следующем году Гарринча получил тяжелую травму колена. Однако «Ботафого» предстояло выгодное коммерческое турне по Европе. Руководство клуба поставило своему лучшему игроку условие: если он не поедет в турне, то будет изгнан из команды. Гарринча поехал, играл на обезболивающих уколах, но вскоре перестали помогать и они. Пришлось делать операцию и долго лечиться.

В то время бразильские газеты писали, что Гарринча, сделав операцию без ведома руководства клуба, осложнил турнирное положение «Ботафого», и без того очень шаткое. Вся вина за поражения команды была возложена на него. В следующем, 1965 году тридцатидвухлетний Гарринча был практически отстранен от игр. К тому же это был уже не прежний мастер с взрывной скоростью и непредсказуемыми финтами, тяжелая травма сделала свое дело.

В 1966 году «Ботафого» продал Гарринчу клубу «Коринтианс». В новом клубе надеялись, что великий футболист поможет ему выиграть чемпионат своего штата, но дела у Гарринчи тут не заладились. Однако в том же году он еще поехал на чемпионат мира в Англию вместе со сборной Бразилии.

Увы, бразильцам пришлось возвращаться домой досрочно, сразу же после группового турнира. Они одержали только одну победу над сборной Болгарии — 2:0. и с одинаковым счетом 1:3 проиграли командам Венгрии и Португалии.

В матче с Венгрией Гарринча сыграл за сборную Бразилии в последний раз.

Вскоре он ушел и из «Коринтианса» и с тех пор играл во второразрядных бразильских командах. Начались личные невзгоды — так, например, в 1969 году, находясь за рулем автомобиля, Гарринча попал в аварию, в которой погибла мать его жены. Поскольку он был не совсем трезв, его признали виновным и приговорили к двум годам тюремного заключения условно.

Житейские невзгоды ожесточили Гарринчу, он всерьез пристрастился к спиртному. Начались нелады в семье, постепенно о нем забыли все его бывшие горячие поклонники. И все-таки в 1973 году, когда ему исполнилось сорок лет, на стадионе «Маракана» был устроен прощальный матч Гарринчи, где вместе с ним на поле вышли Пеле, Жаирзиньо, Ривелино, Клодоалдо. За три года до этого эти футболисты выиграли для Бразилии третий титул чемпионов мира. Уже без Гарринчи…

Последние десять лет жизни великого правого крайнего нападающего были очень невеселыми. Он развелся с женой Элзой Суарес, частенько оказывался в больницах, просто бедствовал. 20 января 1983 года он умер в возрасте пятидесяти лет. Врач установил, что причина смерти — расстройство нервной системы и алкоголизм.

Только после смерти Гарринчи Бразилия вспомнила о своем кумире. Весть о его кончине потрясла страну. Гроб с телом великого футболиста стоял в центральном вестибюле стадиона «Маракана» в течение суток, и все это время к нему шли и шли люди — сотни тысяч тех, кого он так радовал своей необычной, непредсказуемой игрой. Похоронили его в родном Пау-Гранде.

Ровно через год старому стадиону «Ботафого» было присвоено имя Гарринчи. А на знаменитом стадионе «Маракана», главной футбольной арене Бразилии, в том же 1984 году установили бюст Маноэла Франсиско дос Сантоса, которого весь мир знал под именем Гарринчи.

Международная федерация футбольной истории и статистики (IFFHS) включила Гарринчу в десятку лучших полевых игроков XX столетия.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про пиво - 2
Интересное про SIM-карты
Интересное о Солнце
Интересное про чай
Мангазея
Кушан
Семен Гамалия
Сокровища Монте-Альбана
Категория: Знаменитые футболисты | (05.05.2013)
Просмотров: 740 | Теги: знаменитые футболисты | Рейтинг: 5.0/1