Иоахим Мюрат

Иоахим Мюрат | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые герои

Иоахим Мюрат
Иоахим Мюрат

     Слова "бесстрашный" и "наш герой" стали созвучны имени Иоахима Мюрата в первый же год его пребывания в рядах французской революционной армии. Это созвучие стало более ярким тогда, когда он, облаченный в маршальский мундир, начал командовать кавалерией армии императора Наполеона Бонапарта. Бесстрашие и героизм Мюрат проявил и тогда, когда совершил последнюю попытку вернуть себе корону Неаполитанского королевства, что стоило ему жизни.

…Сын простого конюха (или трактирщика из города Кагор — версий достаточно много) начал военную службу в двадцать лет рядовым солдатом в королевской кавалерии: он бросил учебу в духовной семинарии (по другим сведениям, он был из нее исключен) и записался рядовым в проходивший через город 12-й Арденнский конно-егерский полк. Иоахим, вопреки отцовской воле, решил надеть красивую форму королевских конных егерей, да и к тому же он с детства имел пристрастие к лошадям.

Физически крепкий, энергичный и представительный новобранец отличался решительным характером и порой безрассудной храбростью. Однако и с такими качествами он вряд ли мог рассчитывать на офицерскую карьеру в королевской армии, не будучи дворянином. Гасконец, хотя и арестовывался за свой бунтарский нрав, хотя и участвовал в шести дуэлях, все же довольно быстро (всего за пять лет) дослужился до чина вахмистра.

Великая французская революция поставила все в стране, в том числе и в бывшей королевской армии, с ног на голову. Лихой кавалерист оказался в рядах революционной Северной армии, и полное отсутствие военного образования с лихвой компенсировал решительностью и энергией. Помогло и то, что армия из-за массовой эмиграции офицеров-дворян испытывала огромный недостаток в командных кадрах. В 1792 году Мюрат производится в первый офицерский чин суб-лейтенанта, а уже через полмесяца становится лейтенантом. С этого времени началось его стремительное восхождение по служебной лестнице.

Его возвышение началось с 4 октября 1795 года, когда капитан Иоахим Мюрат, будучи командиром эскадрона конных егерей, сумел доставить в распоряжение командующего войсками Конвента генерала Бонапарта пушки из Саблонского военного лагеря. Отряду из 200 кавалеристов пришлось пробиваться через толпы мятежников-роялистов. Получив в свое распоряжение артиллерию, Бонапарт хладнокровно расстрелял мятежников картечью и подавил сопротивление врагов Республики в Париже.

Действия капитана конных егерей в тех парижских событиях были столь решительны, а помыслы столь уничтожающи для врагов, что Мюрат сразу же оказался своим человеком среди бонапартистов. В награду за содеянное получает назначение адъютантом Наполеона, а вскоре стал и близким к нему человеком. Только одно это уже гарантировало успешную военную карьеру. К тому же безумная храбрость и самоотверженность, готовность жертвовать собой ради спасения товарищей быстро принесли прирожденному кавалеристу заслуженную боевую славу и сделали его кумиром подчиненных.

Во время Итальянской кампании Наполеона Иоахим Мюрат всегда был рядом со своим генералом. Во главе французской кавалерии он смело ходил в атаки на австрийцев, настойчиво преследовал их, беря при этом много пленных и богатые трофеи. Так было в делах при Роверето, Сан-Джорджио, Риволи, Тальяменто и Градиске. Вскоре одно только имя пока еще полковника Мюрата стало устрашать противника. В одном из сражений он во главе трех полков кавалерии сбил с занимаемой позиции войска Пьемонта и преследовал их по пятам в течение нескольких часов.

После этой победы первый адъютант главнокомандующего Итальянской армией Франции был командирован в Париж с трофейными австрийскими и сардинскими знаменами. Награда не заставила себя долго ждать: в 1796 году Мюрат производится в бригадные генералы, что стало достойным признанием его боевых заслуг в войне на итальянской земле. Главнокомандующий теперь видел в своем верном адъютанте авангардного начальника, порывистого и кипучего, на редкость бесстрашного человека, которого сама судьба записала в герои.

В кавалерийском бою с австрийцами у Боргетто генерал Мюрат захватил у противника 9 орудий, 2 знамени и 2 тысячи пленных. Затем он во главе авангарда французской армии занял порт Ливорно, однако захватить стоявшие в гавани 100 английских торговых судов ему не удалось — они сумели уйти подальше в море. Имя лихого кавалерийского военачальника блистало в полях войны в Северной Италии. Теперь ему приходилось заниматься не только одной войной: он стал членом сената Генуи.

В самом начале наполеоновской Египетской экспедиции 1798-1801 годов Мюрат получил следующий воинский чин, став дивизионным генералом (за Абукир). Во время наступления французской Восточной армии на Каир, столицу государства мамлюков, он командовал армейским резервом и двумя бригадами спешенной кавалерии. Французская конница под его командованием не раз демонстрировала свое превосходство над конными египетскими мамлюками прежде всего благодаря своей дисциплинированности и боевой выучке.

Во время завоевания Палестины, когда Наполеон сформировал так называемую Сирийскую армию, генерал Иоахим Мюрат оказался в ее рядах. При взятии города Газы три его головных эскадрона были опрокинуты мамлюками, но после сильного удара во фланг конники Ибрагим-бея отступили. Затем генерал Мюрат, имея всего одну тысячу человек, разгромил походный лагерь войска паши Дамаска и захватил город Тиверию. Там нашлись огромные запасы продовольствия, равные шестимесячной потребности французской армии.

Вскоре Мюрат отличился при штурме крепости Сен-Жан-д'Акр и под Абукиром, где был разгромлен турецкий десант. В том сражении он был ранен в лицо (пуля прошла под нижней челюстью) выстрелом из пистолета во время рукопашной схватки с Мустафой-пашой и его телохранителями. Тогда французский генерал лично пленил султанского пашу, командовавшего десантом.

Когда Наполеон Бонапарт покидал Египет, оставляя в этой стране свою Восточную армию, среди его немногочисленной свиты лично преданных людей оказался и дивизионный генерал Иоахим Мюрат. Он возвращался во Францию вместе с будущим императором на корабле "Каррэре", счастливо избежав встречи с английской эскадрой адмирала Горацио Нельсона…

В Париже кавалерийский генерал стал одним из главных действующих лиц государственного переворота, приведшего к власти Наполеона Бонапарта. Когда тот в критические минуты парламентских событий пал духом, именно Мюрат подтолкнул его к решительным действиям. Хотя верным ему войскам не пришлось тогда применять оружие против противников Бонапарта, дивизионный генерал был настроен на самые решительные меры. И это французские парламентарии поняли сразу, не решившись законодательным словом сразиться с военными: генерал Мюрат под гулкий грохот барабанов во главе небольшого отряда гренадеров с ружьями наперевес вступил в зал заседаний Совета пятисот (нижней палаты парламента Франции) и там скомандовал: "Вышвырните-ка мне всю эту свору вон!"

Эти исторические события еще больше сблизили первого консула Наполеона с Иоахимом Мюратом, который стал командующим консульской гвардией. Вскоре они породнились — Мюрат женился на младшей сестре Наполеона Каролине. После этого генерал был назначен губернатором Парижа и почти одновременно стал членом законодательного корпуса.

Готовясь стать императором французов, Наполеон Бонапарт начал завоевывать Европу. Естественно, что здесь не обошлось без Иоахима Мюрата, который в апреле 1800 года назначается командующим кавалерией Резервной армии. Он принимает самое деятельное участие в наполеоновском Итальянском походе: он взял Милан и овладел Пьяченцей, отличился в сражении при Маренго и изгнал неаполитанцев из Папской области.

19 мая 1804 года Мюрат получает звание маршала Франции. В списке 14 генералов, удостоенных тогда этого высшего воинского звания, имя Мюрата стояло вторым (после Л. Бертье). Он был также награжден командорским крестом ордена Почетного Легиона и назначен сенатором. В качестве резиденции император выделил мужу своей сестры Елисейский дворец в Париже. Семейство Мюратов было включено в список принцев императорского дома.

Маршал Иоахим Мюрат становится фактически главнокомандующим многочисленной наполеоновской кавалерией, которую составляли не только французы. Французская кавалерия в начале XIX столетия претерпела значительные изменения. Теперь она организационно и тактически подразделялась на тяжелую и легкую. Тяжелую кавалерию составляли кирасиры и карабинеры, легкую — драгуны, конные егеря (конные стрелки) и гусары. Были созданы не только кавалерийские дивизии, но и целые корпуса. Такой многочисленной и мощной кавалерией кроме Франции в Европе обладала только Российская империя, но большую часть ее конницы составляла легкая, преимущественно казачья.

Кавалерия маршала Мюрата участвовала во всех крупных сражениях военных кампаний 1805, 1806 и 1807 годов, действуя в авангарде главных сил наполеоновской армии против войск Австрии, Пруссии и России. Полководцу от кавалерии не раз удавалось взламывать лобовыми ударами своей конницы боевые порядки противника, совершать фланговые обходы и удачно вести преследование отступавших. Особо он отличился в сражении под Ульмом, в котором австрийская армия оказалась наголову разгромленной.

Затем Мюрат принудил к капитуляции 16-тысячный корпус австрийского генерала Вернека. Развернув стремительное наступление на Вену, он прославился вместе с маршалом Ж. Ланном захватом Таборского моста через Дунай. Это был беспримерный в военной истории подвиг. После этого, перейдя Дунай, французская кавалерия без боя заняла столицу Австрии.

Но были у главнокомандующего наполеоновскими конными войсками и неудачи. Такой неудачей, например, было сражение при Холлабрунне. Там его авангардный 40-тысячный корпус не смог сломить сопротивления русского 7-тысячного арьергарда под командованием генерала П.И. Багратиона, прикрывавшего отход кутузовской армии.

Во время боевых действий против Пруссии маршал Мюрат отличился при взятии ряда неприятельских крепостей. Гарнизон крепости Штеттин капитулировал при виде появившегося перед городом одного-единственного полка французской кавалерии. Получив от маршала такое донесение, Наполеон не без иронии написал Иоахиму Мюрату:

"Так как вы берете крепости кавалерией, мне придется распустить своих инженеров и отдать на переплавку осадную артиллерию".

В сражении при Гейльсберге (29 мая 1807 года) Мюрат был окружен русскими всадниками и рубился с ними наравне с рядовыми кавалеристами. Его тогда спас пробившийся к маршалу генерал Лассаль, которому принадлежали знаменитые слова: "Гусар, который не убит в тридцать лет, — не гусар, а дрянь!" А через несколько минут уже Мюрат спас от гибели в конной схватке Лассаля, вырвав его их рук русских драгун.

В 1808 году Иоахим Мюрат стал главнокомандующим французской армией в Испании. Завоевать эту страну за Пиренеями Наполеону так и не удалось: здесь он впервые столкнулся с пламенем народной войны. Французы воевали здесь не только с испанцами, но и с английскими экспедиционными войсками, высадившимися в соседней с Испанией Португалии. На Пиренейском полуострове главнокомандующий наполеоновской армией отличился тем, что жестоко подавил антифранцузское восстание в Мадриде.

В июле 1808 года император Наполеон сделал мужа своей сестры неаполитанским королем. Тот вступил на престол под именем Иоахима-Наполеона. Но поскольку венценосец постоянно отсутствовал, находясь на войне, Неаполитанским королевством правила его жена Каролина: она на полном серьезе считала себя подлинной хозяйкой государства, которое ее брат "подарил" супругу…

Во время похода в Россию в 1812 году маршал Мюрат командовал 28-тысячным кавалерийским резервом Великой армии (4 корпуса). Действовать ему пришлось в составе авангардных сил. Уже в первых столкновениях с отходящими от линии государственной границы русскими войсками наполеоновскую кавалерию стали преследовать неудачи. Так, у деревни Островно произошло 2-дневное сражение между корпусом генерала А.И. Остермана-Толстого и двумя французскими — армейским Евгения Богарнэ и кавалерийским Иоахима Мюрата. В том сражении русская пехота успешно отразила все конные атаки неприятеля.

Маршал Мюрат под Островно лично участвовал в конных рубках с казаками, среди которых он (по воспоминаниям участников Отечественной войны 1812 года) пользовался большим уважением за свое рыцарское благородство и отвагу. Неаполитанский король в те два дня не раз лично водил в атаки свою кавалерию.

В ходе Смоленского сражения французская резервная кавалерия так и не смогла нанести фланговые удары по оборонявшейся русской 27-й пехотной дивизии, которой командовал генерал Д.П. Неверовский, хотя наполеоновцы имели трехкратное численное превосходство. Корпус Мюрата, принявший участие в битве за Смоленск, боевой славы тогда так и не добился.

После этого французская кавалерия участвовала в преследовании 1-й и 2-й русских Западных армий, отступавших по Московской дороге. Однако до самого Царева-Займища Мюрату, королю Неаполитанскому так и не удалось отсечь арьергард противника от главных сил и нанести ему поражение.

На Бородинском поле маршал Мюрат вместе со своей резервной кавалерией оказался в самом пекле генерального сражения. Его дивизии участвовали почти во всех атаках на центр кутузовской позиции — Семеновские (Багратионовы) флеши. Укрепления переходили из рук в руки. Хотя французы атаковали без устали, русская пехота и кавалерия не раз их контратаковывала. Именно в этом месте противники понесли наиболее значительные потери.

В одной из таких схваток маршалу пришлось дважды спасать свою жизнь. Во время кавалерийского боя под ним была убита лошадь, но ему посчастливилось укрыться от русских конников в каре 33-го легкого (пехотного) полка. Так он в том эпизоде Бородинской битвы избежал плена или гибели.

Кавалерия Мюрата приняла участие и в штурме Курганной высоты. В ходе массированных атак особо серьезные потери понесли французские кирасиры. В бою за Большой редут (или батарею Раевского) погиб командующий одного из кавалерийских корпусов генерал Коленкур, которого маршал в своем рапорте императору назвал одним из героев битвы на Москве-реке (так французы называют Бородинское сражение).

День Бородина, столь славный для русского оружия, обернулся настоящей трагедией для французской кавалерии, которая лишилась в день 26 августа 1812 года больше половины своего личного и конского состава. Думается, что и полководец Наполеон Бонапарт, и маршал Иоахим Мюрат так и не осознали тогда той истины, что время кавалерийских атак на полевые земляные укрепления, защищенные артиллерийскими батареями, уже прошло. В противном случае Мюрат не бросал бы раз за разом на штурм Семеновских флешей и Курганной высоты свои конные корпуса, дивизии и полки, пытаясь в полном смысле этого слова задавить русских массой тяжелой кавалерии.

Почти опустевшая Москва стала настоящей западней для французов. Наполеон стал искать пути выхода из России, сохраняя еще полностью боеспособной свою Великую армию. Однако перед этим он потерпел поражение на реке Чернишня, которое вошло в военную историю как Тарутинское сражение. Здесь, на берегах реки, располагался походный лагерь авангарда наполеоновской армии, корпус маршала Мюрата. А всего в 8 километрах от него находился русский Тарутинский лагерь.

Воспользовавшись тем, что неприятельский корпус расположился далеко от главных сил французской армии, русский главнокомандующий генерал-фельдмаршал М.И. Голенищев-Кутузов решил атаковать его и разбить. Тарутинское сражение предрешило оставление Наполеоном древней русской столицы. Русские войска атаковали врага тремя колоннами. Атака началась на рассвете, и вскоре колонна под командованием генерала В.В. Орлова-Денисова (10 казачьих и 4 кавалерийских полка с конной артиллерией) разгромила противостоящих ей французов и вышла в тыл корпусу Мюрата. Сам Мюрат, едва успевший вскочить на коня при внезапном налете казаков на его штаб, был ранен пикой в бедро. Чтобы не попасть в кольцо окружения наполеоновцы бежали с берегов Чернишни к Москве.

Тарутинское сражение в истории Отечественной войны 1812 года примечательно еще и тем, что маршал Франции Мюрат так и не сумел проложить здесь путь для готовой к отступлению Великой армии по Новой Смоленской дороге. Армии императора пришлось уходить из России по Старой Смоленской дороге, окрестности которой были разорены еще в начале французского нашествия.

Вскоре началось контрнаступление русской армии, вылившееся в параллельное преследование главных сил Великой армии, которая в условиях зимы стала таять с каждым днем. Кавалерийский корпус неаполитанского короля, или, вернее, то, что от него осталось, превратился в пеший. Коней набиралось только для императорской свиты и личного конвоя Наполеона Бонапарта.

23 ноября император тайно покинул остатки своей армии и уехал в Париж, чтобы там собрать новые силы для продолжения войны. Вместо себя он оставил маршала Мюрата, дав ему все права главнокомандующего. Единственное, что тот сумел сделать, так это попытаться организовать оборону города Вильно (Вильнюса). Но наступавшие русские войска стали его обходить, и французы вновь в большом беспорядке устремились к Ковно, стоявшему на государственной границе, на берегах реки Неман.

Почти полное уничтожение Великой армии на полях и в лесах России надломило веру Иоахима Мюрата в счастливую судьбу Наполеона. В январе 1813 года он передал командование над остатками французских войск Евгению Богарнэ и, не испросив на то разрешения у императора, уехал в Неаполь, столицу своего королевства. Там он попытался было вести секретные сепаратные переговоры с Австрией, но неудачно: европейские монархи не желали признавать таких королей, как он.

В военной кампании 1813 года маршал Мюрат сражался на стороне Наполеона Бонапарта, вновь командуя французской кавалерией, которая после Бородина и численно, и по выучке была уже не та. Он участвовал в сражениях под Лейпцигом и Дрезденом. В последнем Мюрат немало способствовал успеху наполеоновской армии, которую союзные — прусская, австрийская и русская — превосходили почти вдвое.

Под Дрезденом Наполеон направил главный удар по левому флангу союзников, где стояли австрийские войска под командованием императорского полководца Шварценберга, бывшего еще совсем недавно командиром корпуса в наполеоновской армии. Позиция австрийцев была неудобна тем, что от центра расположения союзных армий их отделял глубокий Планенский овраг.

Атаковать левый неприятельский фланг император французов поручил маршалу Мюрату. Его атакующие действия увенчались полным успехом: австрийцы под натиском противника, прежде всего кавалерии, были сброшены в овраг, где их полки и батальоны перемешались, неся к тому же большие потери от ружейного и пушечного огня французов. Хотя русские и пруссаки устояли под вражеским натиском, полный разгром австрийских войск заставил их в конечном итоге отступить.

Дрезденское сражение 26-27 августа 1813 года стало последней победной строкой в полководческой биографии маршала Франции Иоахима Мюрата. Итоги битвы были впечатляющи: союзники потеряли 16 тысяч человек убитыми и ранеными, 15 тысяч — пленными и 40 орудий (главные потери оказались австрийскими). Победители же потеряли всего около 10 тысяч человек. Мюрата чествовали как главного героя сражения, но он уже понимал, что в недалеком будущем наполеоновской империи придет конец.

Мюрат оставляет Наполеона и опять уезжает в Неаполь. Там он заключает договор с Австрией и Англией против наполеоновской Франции. За эту измену союзные державы обещали сохранить за Мюратом неаполитанскую корону. 30-тысячная мюратовская армия заняла центральную часть Италии, нанеся удар в тыл французским войскам Евгения Богарнэ. Наполеон Бонапарт, получив такое известие, просто отказался в него поверить.

В 1814 году союзные армии вошли в поверженный Париж. Наполеон под давлением своих маршалов отрекся от власти и по милости победителей стал главой небольшого государства на острове Эльба. Мюрат возвратился в Неаполь. Однако удержать королевскую корону ему не удалось. На Венском конгрессе 1814-1815 годов притязания безродного наполеоновского маршала на Неаполь не получили поддержки у монархов Европы. Они просто не пожелали видеть в своем кругу выскочку из простонародья.

Решения Венского конгресса предопределили дальнейшую судьбу неаполитанского короля. Он понял, что сохранить корону и престол можно только с оружием в руках. Во время "Ста дней" маршал Иоахим Мюрат вновь сражался на стороне Наполеона Бонапарта против австрийцев. Чтобы привлечь на свою сторону итальянцев, король Неаполя провозглашает себя освободителем итальянского народа и обещает ему конституцию. Мюрат начал наступление на австрийцев и овладел Моденой. После этого неаполитанцы взяли город Феррару, но штурм ее цитадели закончился неудачей.

Австрия довела численность своих войск в Италии до 100 тысяч и перешла в наступление. У берегов Италии появился британский флот. Неаполитанская армия отступала, терпя одни поражения. Не получив от итальянцев ожидаемой поддержки, Мюрат бежал сперва во Францию, а затем на остров Корсику. Однако желание вернуть себе подаренное ему (и жене Каролине) Наполеоном королевство не покидало его. И он решил действовать со всей присущей ему энергией.

В сентябре 1815 года Иоахим Мюрат во главе небольшого отряда своих приверженцев (он сумел набрать около 200 солдат-корсиканцев) высадился на юге Италии, в области Калабрия. Однако задуманного победного похода на Неаполь не получилось. Бывший наполеоновский маршал был схвачен жителями городка Пиццо, арестован австрийцами и судим военным судом. Тот приговорил Мюрата к расстрелу, и через 15 минут после вынесения приговора он был казнен, сам подав команду "Пли!".

Наполеон Бонапарт, находясь в ссылке на острове Святой Елены, затерявшемся в Южной Атлантике, в своих мемуарах оставил для потомков такую характеристику своему боевому сподвижнику. Характеристика, как считают историки, отличалась яркостью и была исчерпывающей для образа Иоахима Мюрата:

"Он обязан был мне всем, чем был впоследствии. Он любил, могу даже сказать, обожал меня. В моем присутствии он благоговел и всегда готов был пасть к моим ногам. Мне не следовало бы удалять его от себя: без меня он ничего не значил, а находясь при мне, был моей правой рукой. Стоило мне только приказать, и Мюрат вмиг опрокидывал 4 или 5 тысяч человек…

Но представленный самому себе, он терял всю энергию и рассудительность. Не понимаю, как такой храбрец мог иногда трусить. Мюрат был храбрым только в виду неприятеля, и тогда он мог превосходить храбростью всех на свете…

В поле он был настоящим рыцарем, а в кабинете — хвастуном без ума и решительности…

Я никогда не видел человека храбрее, решительнее и блистательнее его во время кавалерийской атаки".
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о допинге
Интересное про штопор
Интересное о законах
Интересное про электрический стул
Камиль Жакоб Писсарро
Орест Адамович Кипренский
Моисей
Открытия Огюста Мариетта
Категория: Знаменитые герои | (11.05.2013)
Просмотров: 947 | Теги: знаменитые герои | Рейтинг: 5.0/1