Цыси

Цыси | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые монархи

Цыси
Цыси

     Женщины в Китае не имели права занимать престол, но они могли быть регентшами при несовершеннолетних императорах и от его имени править государством. Энергичные женщины умели иногда ловко пользоваться этой возможностью для достижения безграничной личной власти. Многовековая история императорского Китая знает несколько подобных случаев. Но, пожалуй, самый беспрецедентный из них имел место на закате империи Цин, когда почти пятьдесят лет — с 1861 по 1908 год — у кормила государства стояла вдовствующая императрица Цыси. Формально все эти годы она считалась регентшей (сначала при своём сыне Тунчжи, а потом при племяннике Гуансюе), но фактически распоряжалась всеми делами как полновластная государыня.

Будущая императрица появилась на свет в скромном домике на одной из улиц Внутреннего города в Пекине и получила при рождении имя Ниласы. Это произошло 29 ноября 1835 года. По отцу она происходила из очень знатной маньчжурской семьи, имевшей родственную связь с императорской фамилией. Мать её также принадлежала к маньчжурской знати. Но семья жила скромно. Отец Ниласы имел небольшой чин в знамённых войсках и получал весьма умеренное жалованье. Только в 1843 году он добился перевода в город Дэгчжоу, где сумел получить важную должность. Материальное положение семьи поправилось. Но во время восстания тайпинов отец Ниласы, воспользовавшись всеобщей неразберихой, бежал с вверенного ему поста, прихватив казённые деньги. Вскоре он был арестован и умер в тюрьме. Его вдова с пятью детьми вернулась в Пекин и вынуждена была вести жизнь, полную лишений.

Мать и две дочери зарабатывали на жизнь починкой и шитьём одежды. Кроме того, Ниласы и её сестра Дафэн часто нанимались плакальщицами на похоронах богатых покойников. В молодости она обладала редкостной красотой. Её отличали изящные очертания тела, большие проницательные глаза, сочные губы, высокий лоб и аккуратный красивый нос. Вместе с тем Ниласы обладала незаурядным умом, энергией и глубиной суждений, быстро ориентировалась в обстановке и легко находила нужное решение. Внешние данные наряду с безупречным маньчжурским происхождением позволили ей вскоре получить доступ во дворец.

В 1850 году умер император Даогуан. Его сын Ичжу в девятнадцатилетнем возрасте занял престол под девизом Сяньфэн. До восшествия на трон он был женат на девушке по имени Сакота, но она умерла за месяц до его коронации. По истечении срока траура по усопшему Даогуану был обнародован указ, повелевавший красивым девицам из знатных маньчжурских семейств явиться во дворец на смотрины. Наиболее достойные из них выбирались в императорский гарем в качестве наложниц. Вербовщики-евнухи сразу приметили Ниласы за её красивую внешность и занесли в свой список. 14 июня 1852 года шестьдесят маньчжурских красавиц предстали перед придирчивым взором вдовы покойного императора. Она отобрала из них 28 наиболее достойных. В их числе оказалась Ниласы.

Обладая недюжинными природными способностями, гармонировавшими с её красотой, стройным станом и пленительной свежестью, Ниласы быстро обратила на себя внимание императора и сделалась его любимой наложницей. Она обладала приятным голосом, умела играть на нескольких музыкальных инструментах, хорошо знала китайскую классическую литературу, была начитанна в истории, неплохо рисовала, увлекалась каллиграфией и театральными представлениями (она даже сама сочиняла пьесы). Благодаря своему уму и ловкости Ниласы обрела большое влияние на Сына Неба. Их отношения скреплялись также совместным курением опиума (Ниласы умела испускать опиумный дым таким замысловатым образом, что он принимал форму причудливых животных; Сяньфэн был в восторге: ничего подобного он ранее не видел).

Возвышение Ниласы шло быстро: в 1852 году она получила звание наложницы пятого класса, в 1854 году — четвёртого, в 1856 году — третьего, а вскоре вслед за тем — второго класса. Выше подняться она пока не могла, так как официально императрицей считалась Нюхулу — сестра первой жены Сяньфэна. Но в апреле 1856 года Ниласы (единственная из всех его наложниц!) родила повелителю сына, наречённого Цзайчунем. Это сразу придало ей особенный статус.

Последние годы правления Сяньфэна оказались бурными и тревожными. В 1856 году началась вторая опиумная война. Уже в октябре английская эскадра подвергла бомбардировке Кантон (Гуанчжоу). В следующем году к англичанам присоединились американцы и французы. Совместными усилиями были захвачены Гуанчжоу и Тяньцзинь. Китайское правительство согласилось исполнить все требования западных держав. Однако конфликт этим не завершился. После того как английские и французские суда, вошедшие в Янцзы, подверглись обстрелу, боевые действия вспыхнули с новой силой. В июне 1860 года европейцы опять захватили Тяньцзинь. В сентябре маньчжурские войска потерпели поражение под Пекином. Армия интервентов овладела китайской столицей, разграбила и сожгла императорский дворец. При подходе вражеских войск император покинул Пекин. Обратно в столицу он уже не вернулся — в августе 1861 года Сяньфэн скончался в Жэхэ, провозгласив перед смертью наследником трона шестилетнего Цзайчуня. Высшие сановники, стараясь оттеснить Ниласы от власти, заставили умирающего императора подписать указы, передававшие управление государством в руки регентского совета. Был также подготовлен указ, принуждавший Ниласы к самоубийству (она должна была на том свете прислуживать душе умершего императора). Но для того чтобы все эти посмертные распоряжения имели силу закона, требовалось приложить к ним императорскую печать. Между тем печать бесследно исчезла и, как потом оказалось, находилась в руках Ниласы. Каким образом она попала к ней, доподлинно неизвестно. Кроме того, когда император умер, она выкрала из-под подушки опасные документы и немедленно сожгла их.

Заговорщикам не удалось осуществить свои планы. В ноябре 1861 года гроб с телом императора и весь двор вернулись в Пекин. Брат покойного великий князь Гун оказал Ниласы полную поддержку. Собрав регентов в одной из тронных комнат, он от имени молодого наследника зачитал указ, заверенный императорской печатью и повелевавший сместить заговорщиков с их постов и арестовать. Вслед за тем был обнародован указ, объявлявший, что наследник Цзайчунь намерен править под девизом Тунчжи. Второй указ даровал вдове покойного Сяньфэна Нюхулу звание «вдовствующей императрицы Цыань», а матери императора Ниласы — «вдовствующей императрицы Цыси». Две вдовствующие императрицы должны были делить между собой власть вплоть до совершеннолетия наследника трона.

Увлечённая государственными делами и будучи от природы человеком жёстким и бессердечным, Цыси совсем не занималась воспитанием сына. Она никогда не проявляла к нему материнской ласки, не вникала в его душевный мир и не уделяла ему должного внимания. В пятнадцатилетнем возрасте он перешёл на попечение евнухов, которые, потворствуя всем капризам юного императора, воспитали из него своенравного тирана. Евнухи развратили Тунчжи эротическими рассказами и порнографическими картинками. Он стал скрытно посещать увеселительные места за пределами Запретного города, пристрастился бывать в театрах, где ставили вульгарные пьесы с сексуальными сюжетами, посещал публичные дома и развлекался там с «цветочными девушками». Его часто можно было встретить в компании пьяных и распущенных молодых людей, проводивших время в оргиях и разврате.

В 1872 году Тунчжи женился на девушке по имени Алутэ, обладавшей независимым и решительным характером. В 1873 году Цыси внешне устранилась от государственных дел. Она увлеклась разведением цветов и шелковичных червей, забавлялась с собаками и кошками. Однако император не решался ничего предпринимать, не испросив прежде её согласия. Фактически он выполнял только формальные обязанности. Все нити управления по-прежнему находились в руках его матери. С сыном у Цыси не было проблем, но невестка вызывала у неё всё больше беспокойства. Алутэ считала себя полноправной императрицей и смело бросила вызов свекрови, которая медлила расставаться с верховной властью. Между ними то и дело происходили ссоры. Чтобы расстроить союз сына с невесткой Цыси молчаливо поощряла его разгульный образ жизни. Результаты этого не заставили себя ждать. Вскоре на теле Тунчжи обнаружили страшные сифилитические язвы. Он был смертельно болен. Алутэ дни и ночи проводила у постели больного. Незадолго до своей кончины Тунчжи собственноручно написал указ, заверенный императорской печатью, в котором объявлял Алутэ регентшей. Вездесущие евнухи тотчас донесли об этом Цыси. Она явилась в комнату умирающего, отобрала у него указ и тут же сожгла его. После этого Цыси с силой ударила Алутэ по лицу. С этой минуты её судьба была предрешена.

В январе 1875 года, в возрасте 19 лет, Тунчжи умер. Он не оставил наследника, и Цыси объявила его преемником племянника Сяньфэна — четырёхлетнего князя Цзайтяня (он был сыном великого князя Чуня и младшей сестры Цыси Дафэн). Этот ребёнок и стал императором Гуансюем. Тотчас от его имени был обнародован указ, вручавший регентство вдовствующим императрицам Цыань и Цыси. Что касается Алутэ, то ей был отправлен приказ покончить жизнь самоубийством. Молодая женщина умерла в страшных мучениях в марте 1876 года, приняв большую дозу ртути. Официально было объявлено, что она скончалась от печали по безвременно ушедшему супругу.

Гуансюй оказался худеньким, болезненным, капризным и балованным мальчиком. В 1889 году он официально принял бразды правления, но продолжал относиться к Цыси с подобострастием. Укоренившееся в нём с детства чувство боязливой робости по отношению к тётке сохранилось и в дальнейшем. Хотя Цыси официально отстранилась от дел, это ничего не изменило в сложившемся положении вещей, и она продолжала оставаться полноправной правительницей Китая. По каждому делу император запрашивал мнение Цыси и делал всё в соответствии с её указаниями.

Частная жизнь Цыси тщательно скрывалась от подданных, но с течением времени её подробности стали широко известны. В описании современников образ императрицы выглядит достаточно неприглядно. Сообщают, что Цыси была неразборчива в средствах, пренебрегала всякой пристойностью и часто давала волю страстям. Её обвиняют в том, что она вела разгульный и даже распутный образ жизни. Спустя несколько месяцев после смерти императора Сяньфэна главный евнух Ли Ляньин, внимательно наблюдавший за поведением своей повелительницы, обнаружил, что её стали интересовать эротические книги и непристойные театральные представления. Ли Ляньин сделал вывод, что Цыси нужна интимная жизнь и решил помочь ей в этом. Он пригласил во дворец красивого юношу Яо Баошэна, который зарабатывал на жизнь пением и рассказами в дешёвых ресторанах. Его научили хорошим манерам и под видом врача приблизили к императрице. Яо Баошэн «лечил» государыню тем, что читал ей книжки с любовными историями и рассказывал о случавшихся в пекинских ресторанах эротических сценках. Это возбуждало горячую натуру Цыси. Кончилось всё тем, что вдовствующая императрица забеременела. Когда стало неудобным показываться на виду у любопытных глаз, Цыси уединилась в личных покоях. Вскоре она родила мальчика, которого поспешили незаметно удалить из дворца. Ведь если бы раскрылось, что Цыси смешала свою благородную маньчжурскую кровь с простонародной китайской, ей бы этого не простили. Яо Баошэна снабдили большой суммой денег, отправили в родную провинцию и пригрозили, чтобы он держал язык за зубами.

В дальнейшем подобные истории повторялись ещё несколько раз. Впрочем, Цыси никогда не позволяла любви овладеть её сердцем. Фавориты были ей милы лишь в минуты необузданной оргии, и потому они разделяли с ней только ложе, но не власть. Некоторые из них поплатились за эту высокую честь жизнью. Так, в 1881 году любовником Цыси был необычайно красивый молодой актёр Ян Юэлоу. Он часто проводил ночи в покоях вдовствующей императрицы, но знали об этом только особо доверенные евнухи. Однажды сорегентша Цыань неожиданно появилась в спальне Цыси с намерением о чём-то с ней посоветоваться. Она не застала там Цыси, но увидела на её ложе спокойно лежащего Ян Юэлоу и быстро удалилась. Вернувшись, Цыси узнала о посещении Цыань. Это могло кончиться скандалом, ведь её, правительницу Китая, застали с любовником, что означало грубое нарушение заветов предков. Она решила, как всегда в подобных случаях, действовать незамедлительно. Цыси приказала Ян Юэлоу встать с постели, заметив при этом, что Цыань может скоро вернуться. «Поэтому, — продолжала императрица, — тебе лучше всего скорее удалиться. Здесь, на моём столе, находится прекрасный сок. Выпей его и отправляйся домой». Послушный фаворит сделал так, как она велела. Вернувшись домой, он умер в страшных муках. Оказывается, в чашке с соком, который ему предложила Цыси, находился разведённый мышьяк.

Этот случай был далеко не единственным. Цыси часто избавлялась от неугодных людей с помощью яда. В 1891 году в возрасте 45 лет неожиданно умерла императрица Цыань. Современники были уверены, что она отравилась сладкими лепёшками из отварного риса, которые ей прислала Цыси. С этого времени та сделалась единственной регентшей. В мае 1898 года скончался председатель Верховного императорского совета великий князь Гун. Новым председателем императрица провозгласила своего ближайшего фаворита Жун Лу (по некоторым источникам, он находился с Цыси в интимной связи). Жун Лу был верным слугой императрицы во все годы её правления и не раз приходил к ней на помощь. В том же году Цыси потребовала у безвольного Гуансюя, чтобы он вновь провозгласил её регентшей, и отобрала у него императорскую печать. Сделавшись и де-факто, и де-юре полноправной правительницей Китая, она уже не просила совета у сановников, а приказывала в резких, повелительных выражениях.

Привычки и манеры Цыси были воистину царскими и в них никогда не было даже намёка на вульгарность. Всю жизнь она питала страсть к изысканным блюдам, изысканным нарядам и украшениям. В особых комнатах дворца хранились 6 тысяч коробок с её драгоценностями. Наряд Цыси подчёркивал её несравненное богатство, знатность, блеск и тонкий вкус. Она любила одеваться в дорогостоящий халат и носила накидки, расшитые жемчугом. Голову её украшала причудливая причёска с обилием наколок. Жёлтый цвет (являвшийся, как известно, символом императорской власти) ей определённо не нравился (она считала, что её лицо сливается с жёлтым фоном), и она надевала жёлтый халат только во время официальных церемоний. Для повседневной носки императрица имела более 300 платьев-халатов. Каждый из них был отделан жемчугом и нефритом.

Цыси обожала цветы, особенно белый жасмин. Её личные апартаменты, тронные залы, театральная ложа были щедро украшены всевозможными цветами. На её причёске в любое время года красовались живые цветы. Настоящей страстью Цыси являлся театр. Она знала всех знаменитых актёров Пекина и не пропускала ни одного популярного театрального зрелища. Артисты должны были по несколько раз играть в императорском театре полюбившиеся ей пьесы. Ещё одним постоянным развлечением императрицы было плавание по озеру Куньминху. Белоснежная, словно лебедь, императорская джонка всегда стояла наготове у мраморной балюстрады дворца. Цыси любила рано утром кататься на джонке по тихой глади озёр и наблюдать, как распускаются при восходе солнца лотосы. Причудливые рыбки стаями резвились вокруг. Они были такими ручными, что брали хлеб прямо из рук человека.

Спокойная размеренная жизнь двора была нарушена в конце столетия бурными внешними и внутренними событиями. Китай всё больше попадал в зависимость от западных держав, и это грозило в будущем мощным социальным взрывом. В 1898–1899 годах сильное брожение охватило провинцию Шаньдун, где Германия фактически установила свой оккупационный режим. Строительство железных дорог привело к перемещению традиционных транспортных путей. Города на Великом канале стали приходить в запустение. Изделия местных ремесленников не выдерживали конкуренции с дешёвой западной продукцией. В результате разорилось и лишилось работы несколько миллионов человек. Вскоре антиимпериалистические силы возглавило общество «Ихэтуань» («Отряды мира и справедливости»). Первоначально его главной целью было изгнание миссионеров и запугивание китайцев-христиан. «Ихэтуани» совершали нападение на церкви и вступали в бой с правительственными войсками, которые пытались им противодействовать. В городах шло истребление иностранцев и связанных с ними китайских чиновников. Отряды «ихэтуаней» вошли в столицу, сожгли лавки иностранных купцов и осадили посольский квартал. Поскольку китайские власти ничего не делали для освобождения европейских дипломатов, западные страны перешли к прямой агрессии. 6 июня 1900 года большой отряд интервентов высадился в Дагу. 10 июня он попытался пробиться к Пекину, но был отражён повстанцами. Державы стали наращивать силы. Вскоре в Таньцзине насчитывалось уже 40 тысяч солдат союзников — японцев, англичан, немцев, американцев, русских, французов, австрийцев, венгров и итальянцев. 2 августа началось новое наступление на Пекин, который пал 14 августа и был подвергнут страшному разгрому и ограблению.

Цыси бежала из столицы и вернулась обратно только в январе 1902 года. Последний переезд от станции Чжэндин она впервые в истории династии совершила на поезде. Пекин повсюду хранил следы разрушений и нашествия иностранных пришельцев. Шесть восточных и шесть западных дворцов, императорская библиотека и священные храмы подверглись разграблению, их сокровища исчезли. На полу императорских дворцов всюду валялись осколки фарфора, нефрита, мрамора, слоновой кости, бронзы, клочки шёлковой материи. Цыси остановилась в наспех восстановленном пекинском дворце. Душа её скорбела об утрате былого величия империи, но она хорошо понимала — возвращение к прежнему уже невозможно! Требовались кардинальные реформы. Несмотря на весь свой консерватизм и прямую реакционность, несмотря на преклонный возраст, императрица сумела подняться над частными интересами и открыла дорогу новому. Она заинтересовалась проектами сторонников реформаторского движения, стала читать их доклады. В 1905 году был издан целый ряд важных указов о реорганизации армии по европейскому образцу, об отмене государственных экзаменов при занятии чиновничьих должностей, о преподавании, наряду с конфуцианским каноном, естественных наук. Стали создаваться школы для учащихся всех возрастов, поощрялось развитие торговли и промышленности, намечалось строительство железных дорог. Цыси живо заинтересовалась европейской техникой. В 1905 году ей прислали трёхколесный велосипед, на котором императрица несколько раз каталась по двору. В следующий раз ей прислали автомобиль, вызвавший у Цыси неподдельный восторг. Однако воспользоваться им не пришлось: никто из евнухов не умел водить машину. Дело дошло до того, что в 1905 году Цыси объявила о твёрдом намерении ввести в стране конституцию. В европейские страны и США были отправлены комиссии для изучения конституционного строя этих стран. В 1907 году Цыси обнародовала указ с обещанием дать Китаю конституцию и заявила, что сама будет председательствовать на заседаниях первого китайского парламента. В дальнейшем предполагалось установить в Поднебесной конституционно-монархическую форму правления. Но исполнить задуманное Цыси не успела — в 1908 году она умерла.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о Скандинавии
Сколько на Земле видов растений, животных, птиц, рыб
Интересное про гипноз
Самые опасные насекомые
Александр Великий
Дмитрий Бортнянский
Павел Скоропадский
Этци
Категория: Знаменитые монархи | (11.04.2013)
Просмотров: 803 | Теги: знаменитые монархи | Рейтинг: 5.0/1