Братское кладбище Москвы

Братское кладбище Москвы | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые некрополи

Братское кладбище Москвы
Братское кладбище Москвы

     На «Соединенном совещании Городской Управы и Комиссии гласных по мероприятиям, вызванным войной 1914 г.» 6 сентября была зачитана телеграмма, поступившая от великой княгини Елизаветы Федоровны:

Не признаете ли возможным отвести на окраине Москвы участок земли под кладбище для умерших в московских лазаретах воинов настоящей войны; их родственникам и нам всем утешительно будет знать точное место упокоения павших при защите нашей дорогой родины героев и иметь возможность там помолиться.

Уже через 3 дня С.В. Пучков, главный врач одной из московских больниц и член Комиссии гласных, сообщал, что кладбище…должно быть во всех отношениях не только благоустроенным, но оно должно служить памятником великих событий, ныне нами переживаемых, а также памятником — дружной объединенной работы общественных сил в деле оказания помощи жертвам войны. Вот почему участок для кладбища должен быть значительного размера и на нем необходимо соорудить храм, по величине и архитектуре отвечающий указанной выше цели.

К тому же, помимо других требований, которые предъявлялись вообще ко всякому общественному кладбищу (расстояние от города, удобные пути сообщения, санитарное состояние и т. д.), в данном случае предъявлялось и особое требование — чтобы местность была красивой и живописной.

Вместе с тем С.В. Пучков заявлял, что на кладбище должно быть отведено место и для погребения умерших сестер милосердия московских общин, которые самоотверженно ухаживали за ранеными и в мирное, и в военное время и часто умирали на своем посту от заразной болезни и неприятельской пули. Перед входом на кладбище предполагалось начертать слова Спасителя: «Более сия любви никто же имать, да кто душу свою положит за други своя». С открытием кладбища следовало поторопиться, чтобы не упустить главную цель его создания — служить местом погребения воинов, скончавшихся от ран Первой мировой войны, которая к тому времени шла уже около месяца.

Территория кладбища должна была быть не менее 10 десятин, но свободных участков, удовлетворявших бы всем этим требованиям, поблизости от Москвы было очень мало. Поэтому для привлечения возможно большего числа предложений во всех московских газетах были помещены соответствующие объявления. В результате развернувшихся поисков от частных лиц было получено 16 предложений земельных угодий. Однако не все они оказались подходящими, и от большинства предложений пришлось отказаться.

К тому же Московская городская управа не располагала денежными средствами, и решено было организовать «однодневный кружечный сбор». С.В. Пучков надеялся, что «на это святое дело горячо откликнутся великодушные граждане нашей родины и прежде всего — население города Москвы». Благодаря его стараниям и усилиям в конце ноября 1914 года за 271 000 рублей был куплен земельный участок площадью в 11 десятин, принадлежавший А.Н. Голубицкой, владения которой представляли собой старинную дворянскую усадьбу под названием «Сад села Всехсвятского». Усадьба эта в старые времена принадлежала императорскому дому, потом императрица Анна Иоанновна пожаловала ее царям Грузинским, а впоследствии царевич Георгий Вахтангович вновь отдал ее в дар царскому дому России. В дальнейшем усадьба сменила еще несколько владельцев, пока хозяйкой ее не стала Анна Николаевна Голубицкая.

Владение «Сад села Всехсвятского» находилось в 5 верстах от Тверской заставы по Петроградскому шоссе — при селе Всехсвятском — и представляло собой вековой парк, преимущественно липовый, но с примесью берез и крупных пород сосны и ели. 10 декабря, во время пребывания Николая II, назначенный попечителем кладбища С.В. Пучков докладывал императору об идее создания Братского городского кладбища, и все предложения были приняты царем благосклонно.

Купив имение, Московская городская управа немедленно приступила к составлению детального плана приобретенного участка, на который наносились даже все древесные насаждения и производилась распланировка отдельных могил. Инженер С.С. Шестаков отнесся со всей ответственностью и любовью к порученному ему делу и даже ездил в Ригу, Петроград и Севастополь, чтобы познакомиться с братскими кладбищами этих городов.

С.В. Пучков наблюдал за благоустройством кладбища и всячески содействовал родственникам, желавшим именно здесь похоронить своих погибших близких.

Московское Братское кладбище должно было представлять собой один величественный всероссийский памятник — Пантеон самоотверженным героям. Кроме того, гласный комитета Р.И. Клейн предложил на кладбище, в отдельных музеях «по возможности собрать все, что относилось бы к событиям Первой мировой войны, переживаемым страной», и представляло бы исторический интерес для уяснения общего хода событий, отдельных эпизодов войны и характера лиц, в ней участвовавших. По его мнению, по обеим сторонам будущего храма галереями в виде крыльев можно было бы устроить здания двух музеев, из которых один предназначался для литературы, рассказывающей о событиях тех времен, а другой — для военных трофеев, взятие которых, может быть, было связано с подвигами погребенных на кладбище героев. Характер убранства самого кладбища тоже должен был отвечать тому, что его создало: вокруг памятников предполагалось поставить неприятельские орудия и устроить подобие фортов, а сами могилы сделать в форме окопов.

15 февраля 1915 года состоялось открытие Братского городского кладбища и временной часовни, и было совершено первое погребение. В этот день в церкви Сергиево-Елизаветинского убежища преосвященный Димитрий, епископ Можайский, отслужил литургию с хором воспитанников, одетых в солдатскую форму. Когда богослужение окончилось, великая княгиня Елизавета Федоровна и другие лица вместе с духовенством проследовали на новое кладбище. К этому времени на средней площадке были уже вырыты могилы и квадратом расположены войска Московского гарнизона — от всех воинских частей по одному взводу, а также юнкера с оркестром. В средней части кладбища располагалась и временная часовня, в которой находились Распятие и иконы, пожертвованные великой княгиней Елизаветой Федоровной. Перед Распятием на катафалке помещались 5 гробов с прахом погибших на поле брани воинов:

— сотника В.И. Прянишникова, бывшего воспитанника Московского Алексеевского военного училища, убитого в сражении под Сарыкамышем;

— Ф.И. Папкова;

— старшего унтер-офицера А.И. Анохина;

— ефрейтора Е.И. Гутенко;

— рядового Я.Д. Салова.

Все гробы были обиты белым глазетом и покрыты ценными покровами, колонны часовни были перевиты черной материей. В часовне тоже был совершен молебен с водоосвящением, а потом и кладбище окропили святой водой.

Первый гроб несли к могиле Георгиевские кавалеры, второй — консулы союзных государств, третий и четвертый — городские гласные, а гроб сотника В.И. Прянишникова — командующий войсками А.Г. Сандецкий, граф Н.Л. Муравьев и другие. В могилы гробы были опущены при троекратном оружейном залпе и пушечной пальбе. На могильных холмиках поставили временные памятники с именами погребенных.

При устройстве кладбища решено было возвести и церковь, в которой родственники и друзья погибших героев могли бы помолиться за упокой их души, но средств на сооружение храма не было, и строительство его отодвигалось на неопределенные сроки. Тогда отозвались «два великодушных гражданина» — A.M. и М.В. Катковы, потерявшие на этой войне своих сыновей. Они взяли на себя изыскание средств на возведение храма во имя Преображения Господня с приделами во имя архангела Михаила и апостола Андрея Первозванного. Закладка храма, по их просьбе, должна была состояться 6 августа 1915 года — в годовщину смерти их сыновей Михаила и Андрея.

В этот же день был открыт и участок для погребения сестер милосердия. Первой похоронена была умершая от тифа А.П. Нагибина, над гробом которой в присутствии великой княгини Елизаветы Федоровны и начальствующих лиц панихида была отслужена тем же епископом Можайским Димитрием. На этом участке находится и могила сестры милосердия 1-го Сибирского передового отряда Всероссийского союза городов Ольги Иннокентьевны Шишмаревой, убитой на передовых позициях. На ее похороны к началу панихиды на Братское кладбище прибыла великая княгиня Елизавета Федоровна. После панихиды гроб с телом покойной вынесли из часовни на руках, впереди траурной процессии несли венки, среди которых были — лавровый крест с белыми живыми цветами от великой княгини Елизаветы Федоровны, венок от Всероссийского союза городов — «безвременно погибшей сестре», от главного комитета городского совета — «юной жертве долга милосердия и мужества» и от многих других организаций.

С наступлением весны все могильные холмики обложили дерном, окружили живописной изгородью из сирени и жасмина, посадили цветы.

Погребали на Братском кладбище всех воинов — от рядового до генерала, и места под могилы отводились бесплатно. Здесь был похоронен генерал В.Н. Токарев, отличившийся во многих боях. Он ходил в штыковые атаки вместе со своими солдатами, все время был под огнем и не получил ни одного ранения. Его повысили в звании, генерал сдал свой полк и готовился уезжать на новое место службы, причем более опасное. Но в последний день, когда он был еще со своим полком, напали немцы, и генерал захотел в последний раз сам повести в бой своих испытанных воинов. Для него самого этот бой действительно стал последним, так как в самом начале стычки он был убит.

При устройстве кладбища не были забыты и воины других вероисповеданий: для них были выделены отдельные участки. Разделенные верой, все погребенные были объединены одной родиной и тем, что отдали за нее жизнь.

На Братском кладбище хоронили, видимо, и умерших в лазаретах красноармейцев и командиров времен Гражданской войны. Но после Октябрьской революции это первое и единственное Братское кладбище, как и многие другие в Москве, исчезло. Оно хирело и угасало постепенно и незаметно: в 1930-е годы его территорию сначала значительно сократили, а через десятилетие, в связи с застройкой Песчаных улиц кладбище вообще ликвидировали. Только чудом сохранилась могила поручика Шлихтера — сына старого большевика, друга В.И. Ленина. На могильной плите усопшего написано: «Жертва империалистической войны». Сохранилась и могила Я.С. Макеева — заведующего городским Братским кладбищем со дня его открытия до 1919 года.

В настоящее время создан Общественный совет по возведению часовни на месте бывшего Братского кладбища. На этой часовне будут написаны имена воинов, «положивших души свои за други своя». А прах предков, который здесь обнаружится, обретет вечное упокоение в подклети новой часовни.
Не забудьте поделиться с друзьями
Самые нервные профессии
Интересное о фитнесе
Самый большой мост
Интересное про лимон
Княгиня Ольга
Кельты
Маунды
Альбрехт Дюрер
Категория: Знаменитые некрополи | (01.09.2013)
Просмотров: 655 | Теги: знаменитые некрополи | Рейтинг: 5.0/1