Гробница, саркофаг и маска из Паленке

Гробница, саркофаг и маска из Паленке | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые некрополи

Гробница, саркофаг и маска из Паленке
Гробница, саркофаг и маска из Паленке

     Город Паленке — один из центров цивилизации майя — располагался на Юкатане, у подножия невысоких холмов, покрытых непроходимой сельвой. Среди других городов, построенных майя (Чичен-Ица, Ушмаль и т. д.), Паленке был самым прекрасным, «самым утонченным городом» индейской Америки, название которого на языке племени цельталь звучит как «Гхо-Гхан» — «Змеиный город». Здесь в 1952 году американский археолог Альберто Рус раскопал «Храм надписей» — самую знаменитую пирамиду города, окутанную множеством тайн и легенд.

В Паленке профессор бывал и раньше, так как его давно привлекала высокая пирамида, но ни удивительная надпись, ни знаменитые рельефы на колоннах, увиденные им прежде, ничего не говорили о подлинном назначении «Храма надписей». И тогда А. Рус заинтересовался полом помещения, который (в отличие от полов в других храмах города) был покрыт искусно обработанными каменными плитами. Преодолев множество препятствий (заваленную камнями и глиной лестницу, коридор, стену из зацементированных камней), экспедиция А. Руса нашла сначала небольшой каменный ящик с останками шестерых человек — пятерых мужчин и одной женщины. Кости погребенных (как потом установили — человеческих жертвоприношений) были первоначально переломаны, чтобы их можно было уложить в маленький ящик.

Устранив последнее препятствие — огромную каменную плиту, А. Рус и рабочие вступили в просторную крипту (9 х 4 х 7 м), лежавшую на глубине 25 метров ниже уровня пирамиды. Сам А. Рус впоследствии писал:

«Из густого мрака неожиданно возникла сказочная картина фантастического, неземного мира. Казалось, что это волшебный грот, высеченный во льду. Стены его сверкали и переливались, словно снежные кристаллы в лучах солнца. Как бахрома огромного занавеса, висели изящные фестоны сталактитов. А сталагмиты на полу выглядели словно капли воды на гигантской оплывшей свече. Гробница напоминала заброшенный храм. По ее стенам шествовали скульптурные фигуры из алебастра. Потом мой взор упал на пол: его почти полностью закрывала огромная, прекрасно сохранившаяся каменная плита с рельефными изображениями. Глядя на все это с благоговейным изумлением, я пытался описать красоту зрелища моим коллегам. Но они не верили до тех пор, пока, оттолкнув меня, не увидели эту великолепную картину своими собственными глазами.»

Архитектура этой подземной гробницы была столь совершенна, что она и до наших дней сохранилась почти в идеальном состоянии. Камни стен и сводов были вытесаны и подогнаны друг к другу с таким искусством, что ни один из них не упал со своего места. «Скульптурные фигуры из алебастра», проступавшие сквозь причудливую завесу сталактитов и сталагмитов и покрывавшие одну из стен этого подземного склепа, изображали девятерых Властителей ночи — богов девяти преисподних майя. Все они празднично «разодеты» в пышные костюмы: их головной убор украшают длинные перья птицы кецаль, плащи выполнены из перьев и нефритовых пластинок, на поясах набедренной повязки (или юбочки) помещены изображения трех человеческих черепов, на ногах надеты сандалии из кожаных ремешков. Шея, грудь, кисти рук и ноги этих персонажей унизаны драгоценными украшениями, и они горделиво выставляют напоказ символы своего высокого положения — скипетры с рукоятью в виде змеиной головы, маски бога дождя Чака и круглые щиты с ликом солнечного божества.

В крипте лежала монолитная плита, закрывавшая большую часть пола гробницы: на полу и на плите лежали богатые жертвенные предметы, среди которых — прекрасно сделанная мужская голова. Лицо этого человека (жреца или аристократа) не просто передавало портретное сходство, оно выражало все, что надлежало соединять в себе правителям майя: возвышенность духа, напряженную внутреннюю жизнь и покорность всепоглощающему времени.

Первое время археолог не мог даже понять, что же он откопал: подземный храм или уникальную гробницу? Большую часть помещения занимал огромный каменный ящик, накрытый резной каменной плитой. Но алтарь это или крышка саркофага? На боковых гранях плиты виднелась полоса иероглифов, среди которых ученые увидели и несколько календарных дат, относящихся по времяисчислению майя к VII веку.

На плоской поверхности плиты А. Рус обнаружил символическую сцену, вырезанную резцом древнего мастера. В нижней ее части была изображена страшная маска, всем своим видом напоминавшая о разрушении и смерти: лишенные тканей и мышц челюсти и нос, большие клыки, огромные пустые глазницы… У большинства индейских народов доколум-бовой Америки это было страшное божество-чудовище, питавшееся живыми существами. Поскольку все живое, умирая, возвращается в землю, страшная маска представляла собой стилизованное божество земли. Голову его увенчивали четыре предмета, два из которых (раковина и знак, напоминающий %) у народа майя являлись символом смерти; два других, наоборот, ассоциировались с рождением и жизнью — зерно маиса и цветок (или маисовый початок).

На маске чудовища сидит, слегка откинувшись назад, красивый юноша в богатой одежде и драгоценных украшениях. Тело его обвито фантастическим растением, которое выходит из пасти чудовища. Юноша пристально смотрит вверх на крестообразный предмет — стилизованный росток маиса, олицетворявший у древних майя «древо жизни», или, точнее сказать, «источник жизни». На перекладине «креста» причудливо извивается гибкое тело двухголовой змеи, а из пастей этих голов выглядывают маленькие смешные человечки в масках бога дождя. На самой верхушке «креста» сидит священная птица кецаль, длинные изумрудные перья которой служили украшением парадных головных уборов царей и верховных жрецов майя. Кецаль тоже облачена в маску бога дождя, а чуть ниже птицы видны знаки, символизирующие воду, и два небольших щита с изображением солнечного бога. Вот такой сложный ребус из резных картин был запечатлен на крышке саркофага. После тщательного изучения всех имевшихся в его распоряжении источников А. Рус дал следующее его истолкование:

Юноша, сидящий на маске чудовища земли, вероятно, одновременно олицетворяет собой и человека, которому суждено в один прекрасный день вернуться в лоно земли, и маис, зерно которого (чтобы прорасти) прежде должно быть погребено в землю. «Крест», на который так пристально смотрит человек, опять-таки символизирует маис — растение, появляющееся на земле с помощью человека и природы, чтобы служить затем… пищей для людей. С идеей ежегодного воскресения маиса у майя была тесно связана идея собственного воскресения человека.

Массивные каменные «ножки» саркофага тоже были украшены рельефными изображениями. Мифические персонажи в богатых одеждах словно «вырастали» из земли, изображенной чисто символически, — полосой и особым иероглифическим знаком. А рядом с ними видны побеги уже настоящих растений, увешанных плодами какао, тыквы и гуайявы.

От саркофага поднималась вверх длинная каменная труба, сделанная в виде змеиного туловища и заканчивающаяся в центре склепа. Эту трубу А.Рус назвал «каналом для души», предназначенным для духовного общения жрецов и здравствующих членов царствующей семьи с их умершими предками. Лестница после совершения погребального обряда засыпалась обломками камней, и между гробницей и храмом наверху только через этот «канал» существовала магическая связь.

Размеры каменного саркофага и огромный (20 тонн) вес исключали его доставку вниз — по узкой внутренней лестнице — уже после строительства пирамиды. Храм и пирамида, скорее всего, строились уже над готовой гробницей, чтобы защитить ее от разрушения и скрыть от непрошеных взоров. Гробница правителя, похороненного с несметными сокровищами, несомненно, была заманчивой добычей для грабителей, поэтому она и была так тщательно спрятана в недрах пирамиды, а ход к ней был плотно забит землей, щебнем и каменными глыбами.

В каменном саркофаге покоился усопший довольно высокого роста (1,73 м) и относительно статный. Значительная влажность повредила скелет, особенно верхнюю часть его, поэтому нельзя было установить, подвергался ли череп искусственной деформации, как это было принято при захоронении знатных майя. На зубах усопшего не было инкрустаций, привычных для аристократии майя и украшавших, например, челюсти тех покойников в преддверии святилища, которые были принесены в жертву перед входом в гробницу, чтобы охраняли душу покойного и прислуживали ей.

Губительный влажный воздух испортил праздничное облачение покойного, но драгоценности сохранились хорошо, например, ожерелье из более чем 1000 зерен нефрита, нанизанных в 9 рядов. На обеих руках покойного — браслеты, на каждом пальце — нефритовый перстень, в ногах — маленькая каменная статуэтка бога Солнца. Но самые изумительные драгоценности украшали голову покойного. К огромной диадеме было подвешено изображение бога — летучей мыши, пластинки серег были исписаны иероглифами, а во рту лежала раковина, которой покойный должен был «заплатить» за свое загробное пропитание. Лицо усопшего покрывала мозаичная посмертная маска, сложенная из более чем 240 кусочков нефрита, только для глаз были использованы обсидиан и кусочки перламутровых раковин.

На месте захоронения было найдено и много украшений из жадеита (зеленоватого минерала), а также великолепные изображения двух юношеских голов Ученые предположили, что, может быть, их «срубили» с храмовых статуй и принесли в жертву?[12] Впоследствии было установлено, что А. Рус открыл гробницу правителя Пакаля, который пришел к власти в 12-летнем возрасте, а умер в 80 лет. «Мы были поражены его ростом, более высоким, чем у среднего индейца-майя, и тем, что его зубы не были подпилены или инкрустированы пиритом и нефритом, как это свойственно всем знатным майя, — писал А Рус. — В конце концов мы пришли к выводу, что этот человек мог быть немайякского происхождения, хотя и ясно, что он закончил жизнь в ранге одного из правителей Паленке».

Открытие А. Руса и так поставило перед учеными всего мира множество вопросов, а последняя его фраза породила поистине огромное количество самых различных версий и гипотез. Вновь стала обсуждаться давняя проблема: а не находится ли прародина майя в Египте, где стоят подобные же пирамиды, которые тоже служили гробницами? Некоторые исследователи даже предположили, будто какой-то европеец пересек Атлантический океан задолго до X. Колумба, принес на землю майя свет новой культуры и управлял в Паленке в качестве обожествленного монарха.

…У самой дороги, в каких-нибудь 50 метрах от парадной лестницы дворца Паленке, видна невысокая железная ограда. Внутри нее — скромный памятник из белого камня, сделанный в виде уменьшенной копии древнемайякского храма. Четкая надпись на одной из сторон монумента гласит: «Альберто Рус Луилье. 1906–1979». Он умер в далекой Канаде внезапно, от сердечного приступа, во время подготовки очередного Международного конгресса ученых-американистов. И похоронили главного исследователя Паленке там, где он провел столько трудных, но счастливых лет.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про Леонардо да Винчи
Интересное про одноразовые вещи
Интересное о студенческих традициях
Интересное о кукле Барби
Максим Березовский
Василь Стус
Ликург I
Саграда Фамилия
Категория: Знаменитые некрополи | (25.08.2013)
Просмотров: 880 | Теги: знаменитые некрополи | Рейтинг: 5.0/1