Рогожское старообрядческое кладбище

Рогожское старообрядческое кладбище | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые некрополи

Рогожское старообрядческое кладбище
Рогожское старообрядческое кладбище

     Практически сразу после реформ патриарха Никона московские старообрядцы стали погребать своих умерших на отдельных погостах, обособленно от «никоникан». Первоначально они имели небольшие кладбища и молельни близ Донского монастыря и за Тверской заставой. Но во время эпидемии чумы 1771 года, когда запрещено было хоронить внутри Камер-Коллежского вала, граф Г.Г. Орлов, присланный в Москву для борьбы с чумой, отвел места за Рогожской заставой и за Преображенским валом.

После раскола в Русской православной церкви старообрядцы разделились на несколько толков и направлений, которые либо признавали священничество и священников, либо не признавали их. Во время чумы московские власти разрешили энергичному купцу-старообрядцу Илье Ковылину устроить карантин в районе села Преображенское, где привыкшие к критическим ситуациям старообрядцы стали ухаживать за чумными и утешать здоровых. Да так ухаживали, что многие православные в специальных медных тазах перекрещивались в старую веру. Таким образом, Преображенское кладбище, где вначале хоронили умерших от чумы, стало важнейшей частью старообрядческого центра беспоповцев. Селившиеся вокруг него староверы даже основали целый пригород, но после смерти Ильи Ковылина Преображенская община стала постепенно приходить в упадок.

Рогожское кладбище тоже было основано во время чумы 1771 года. Место за Рогожской заставой было выбрано не случайно, так как там издавна находилась старообрядческая деревня Новоандроновка, и вполне вероятно, что неподалеку от нее имелось уже кладбище. Состоятельные московские старообрядцы постоянно делали щедрые пожертвования Рогожской общине, в результате чего со временем здесь вырос целый городок. Кроме храмов, в нем были «палаты» для священнослужителей, частные дома, приюты, богадельни, гостиницы для паломников, детские училища. Так возник еще один крупный центр старообрядчества, но уже приемлющего священничество, получивший свое название по находившейся здесь Рогожской ямской слободе, обслуживавшей сообщение по тракту на село Рогожь[56] и дальше на Нижний Новгород.

На Рогожском кладбище умерших от чумы хоронили в братской могиле, на которой вскоре был поставлен каменный обелиск, украшенный головой Адама и высеченным стихотворным описанием ужасов эпидемии. Рядом с ним стояла деревянная колокольня, в которой хранились старообрядческие реликвии — древние рукописи, полотняные церкви, ценная утварь. На кладбище была сооружена погребальная, неподалеку от нее возвели богадельню и лечебницы. Потом здесь разбили большой фруктовый сад, а два проточных пруда, большой и малый, наполнялись водой из четырех родников через специальный канал. На берегах прудов росли липы и ветлы, через водопроводный канал был переброшен деревянный мостик, а через главный пруд устроен большой крестообразный мост на пяти арках. На мосту соорудили деревянный, крытый железом балдахин для водоосвящения, называемый «Иорданом». К этому источнику в день Богоявления, несмотря на сильные морозы, целыми обозами тянулись старообрядцы за святой водой. Виталий Лебедев, священник единоверческой церкви Рогожского кладбища, отмечал, что территория кладбища имела вид зажиточного помещичьего имения, устроенного с собственным хозяйством — скотным двором, сторожами, экономом, старостой, конторой.

Сначала на кладбище существовала лишь небольшая деревянная часовня, но уже в 1776 году на ее месте на средства московских купцов-старообрядцев был сооружен храм во имя Николая Чудотворца. Старообрядцы никогда и ничего не жалели для благоукрашения своих храмов и потому часто добавляли в отливаемые колокола немало серебра. А по рассказам, некоторые колокола и вовсе отливались из чистого золота, потому таким звучным и был их перезвон. Между холодной и теплой часовнями был устроен выстланный кирпичами помост, называвшийся «поприщами часовенного пути».

В 1791 году старообрядцы Рогожской общины, руководимые Никитой Павловым, добились разрешения на строительство большого храма Община, в которую входили московские купцы Рахмановы, Солдатенковы, Оловянниковы и другие, была богатой и потому пригласила для возведения храма знаменитого архитектора М Ф. Казакова. Через два года огромный Покровский собор был готов, а 35-летие основания кладбища было отмечено возведением величественного храма во имя Рождества Пресвятой Богородицы.

Главными хозяевами Рогожского кладбища были поповцы, последователи поповщинского согласия. Их еще называли часовенниками, так как они не имели права открыто иметь свои церкви и потому собирались для молитвы в часовнях Рогожского кладбища и в других. Мужчины приходили на богослужения в длинных кафтанах с крючками на левой стороне, сборками вокруг талии и с прямыми рукавами Замужние женщины под платком должны были иметь еще и косынку, а под ней — повойник. Во время молитв все крестились двумя перстами, а творить крестное знамение следовало вперед поклона. В левой руке все должны были держать лестовку, похожую на четки, но отличающуюся от них своей плоской формой и искусно переплетенными, продолговатыми в ремнях бумажными валиками Валиков в лестовке должно быть 109: они соответствуют числу 9 чинов апостольских, числу лет земной жизни Иисуса Христа (33), числу недель пребывания младенца Иисуса во чреве Пресвятой Богородицы (38), числу апостолов (12) и числу пророческих книг (17).

С православной церковью старообрядцы общаться не хотели и отвергали даже отколовшихся от себя прежних единоверцев. Если часовенным порой и приходилось сталкиваться в часовнях с единоверцами, то они выжидали, пока те помолятся. Если же случалось молиться вместе, то часовенные считали своим долгом обязательно очиститься от этого невольного греха.

Сопровождая своих усопших к могилам, старообрядцы избирали не тот путь, который удобнее и короче, а тот, который дальше отстоял от единоверческой церкви, под сводами которой следовало бы проходить из часовни. И чего только они не делали, чтобы изжить на своем кладбище единоверие!

Император Александр I благоволил рогожским промышленникам и передал во владение общины большие земельные наделы, но вот царствование императора Николая I тяжело сказалось на старообрядцах обоего толка. С их молитвенных часовен были сняты кресты, запрещен всякий ремонт, а указом 1827 года император запретил принимать беглых попов, и вскоре в Рогожской общине на 100 000 верующих осталось всего три священника. Одно время даже запрещалось отмечать старообрядцев наградами и записывать их в купеческое сословие. В 1830-х годах некогда процветавшая Рогожская община была приравнена к простому богадельному дому.

В 1855 году новый император Александр II повелел опечатать алтари рогожских храмов, а вскоре правительство и церковь, чтобы ослабить влияние старообрядцев, открыли в Рогожской и Преображенской слободах единоверческие храмы. При сохранении внешних староверческих обрядов в храмах стали служить священники, подчинявшиеся епархиальному начальству. От таких притеснений сильно пострадала Федосеевская община Преображенского кладбища, рогожцам же в который уже раз удалось сохранить свои обычаи.

В августе 1854 года группа рогожских старообрядцев подала прошение на имя московского митрополита Филарета о принятии их в лоно апостольской церкви и о преобразовании Никольской часовни в единоверческий храм. По благословению Святейшего синода 23 сентября того же года было совершено освящение часовни. В 1866 году по инициативе и на средства купца Никандра Матвеевича Аласина к старой деревянной церкви архитектор Н В. Карнеев пристроил каменное здание наподобие колокольни высотой около трех и шириной около двух метров с иконой Спасителя, беседующего с самаритянкой.

Возрождение старообрядчества, особенно Рогожской общины, началось с указа о свободе вероисповедания, подписанного императором Николаем II в апреле 1905 года. Освобожденное от более чем 200-летних преследований старообрядчество сразу же стало делать колоссальные успехи. В 1912–1913 годы, в память распечатывания алтарей своих храмов, старообрядцы под руководством архитектора Ф. Горностаева приступили к возведению громадного храма-колокольни, который строился в стилизованных формах древнерусской архитектуры.

На старообрядческих кладбищах не встретишь, как на большинстве других, рельефных саркофагов, классических надгробий, скульптур и медальонов. В конце XIX — начале XX века здесь господствовала основная форма надгробия — восьмиконечный деревянный крест-голубец, зачастую с двускатным покрытием. Более богатые могли себе позволить каменные восьмиконечные кресты или массивные полированные саркофаги из черного камня, без украшений.

До Октябрьской революции на Рогожском кладбище хоронили только старообрядцев, но и потом, когда погребение перестало быть религиозным обрядом, на этом кладбище все так же появлялись могучие кресты-голубцы. Их и сейчас здесь еще довольно много, хотя после революции старообрядческие некрополи пережили тяжелые времена. Богатейший архив Рогожского кладбища, насчитывавший сотни ценнейших рукописей, отвезли в центральный архив, а богатейшую библиотеку, хранившуюся в специальном помещении под колокольней, переправили в библиотеку им В.И. Ленина. Рогожско-Симоновский райсовет Москвы, отличавшийся особой ненавистью к культовым сооружениям, в 1929 году принял решение снести Рогожское, Андроньевское, Симоновское и Всехсвятское кладбища. Старообрядческая община выступила категорически против такого решения, чем и спасла свой некрополь. Но сегодняшнее состояние старообрядческих кладбищ несет на себе отпечаток варварской чистки прошедших десятилетий. Старые надгробия являются на них лишь вкраплениями среди новых могил, сделанных на месте убранных памятников. Саркофагов дореволюционного времени на Рогожском кладбище осталось очень мало. В советское время у «капиталистов-эксплуататоров» часто экспроприировались и надгробия с могил, и в годы первых пятилеток Рогожское кладбище исправно «поставляло» гранит на стройки социализма, в том числе и для Московского метро. Исчезли надгробия, забыты или даже заняты места могил многих людей, имевших великие заслуги перед всей Россией. Нет надгробий у известных купцов Оловянниковых и прославившегося своей благотворительной деятельностью издателя К. Солдатенкова, владевшего одним из крупнейших состояний России. Он столько средств вложил в благотворительность, что даже трудно перечислить все больницы, богадельни и дома призрения, которые он финансировал или которые целиком были учреждены на его счет. В частности, ведь благодаря огромным пожертвованиям этого купца-миллионера была построена городская клиническая больница (ныне Боткинская). По его завещанию Румянцевский музей получил в дар великолепную картинную галерею и богатейшую библиотеку.

На Рогожском кладбище был похоронен «фарфоровый король» М.С. Кузнецов, на могиле которого в настоящее время планируется установить памятную стелу.

Однако и то, что уцелело на Рогожском кладбище, может многое рассказать нашим современникам. Например, слева от центральной аллеи виднеется темный каменный обелиск, вокруг которого расположилось несколько каменных саркофагов. Это семейные захоронения известных купцов Рахмановых. Во многом благодаря Дмитрию Рахманову началась в 1859 году деятельность старообрядческих архиепископов Москвы и всея Руси.

На Рогожском кладбище под сенью обширного, недавно отреставрированного узорчатого балдахина стоит кованая часовня — семейный склеп славных представителей известной купеческой семьи Морозовых. Трудно найти в старой Москве другую такую семью быстро разбогатевших крепостных, вокруг которых было бы сплетено так много различных легенд.

На могиле промышленника С.Т. Морозова стоит памятник работы Н.А. Андреева — беломраморный крест с рельефным распятием и оригинальным мраморным саркофагом, выполненным в виде декоративной резной ограды. На памятнике сделана короткая надпись: «Здесь погребено тело Саввы Тимофеевича Морозова. 1861–1905». Но до сих пор остается загадкой его неожиданная смерть в Канне — то ли он покончил с собой, как гласит официальная версия, то ли кто-то от него избавился…

На центральной дорожке Рогожского кладбища находится место захоронения старообрядческого духовенства. Участок здесь чуть приподнят над кладбищем и обнесен оградой на высоком гранитном цоколе. Белые кресты здесь стоят стеной, поэтому их видно еще издали. Под крестами — два ряда черных блестящих саркофагов, на которых золотым полууставом написаны сведения о погребенных, но прочитать это сейчас почти невозможно.

Для старообрядцев на кладбище сакральное значение имеет могила монахини Севостьяны (в миру Ольга Иосифовна Лещева). Когда-то она была регентом Никольского храма — единственного православного храма в Рогожской слободе. Однажды в дни революции, когда шел молебен, в храм явились комиссары и арестовали батюшку. Но матушка Севостьяна продолжила службу, а те места в молебне, которые должен был пропеть иерей, она вдруг стала петь густым мужским голосом. Сейчас на ее могилу приходит множество паломников, и матушка Севостьяна по молитвам верующих помогает им.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про душу
Интересное о змеях
Интересное о Древнем Китае
Интересное об Италии
Виктор Глушков
Ганс Гольбейн Младший
Успенский собор во Владимире
Феодосий Печерский
Категория: Знаменитые некрополи | (01.09.2013)
Просмотров: 809 | Теги: знаменитые некрополи | Рейтинг: 5.0/1