Прозрения и ошибки Жюля Верна

Прозрения и ошибки Жюля Верна | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые предсказания

Прозрения и ошибки Жюля Верна
Прозрения и ошибки Жюля Верна

     Литературоведы как-то подсчитали: из ста восьми фантастических идей знаменитого французского литератора Жюля Верна ошибочными или принципиально неосуществимыми оказалось только десять. «В девяноста восьми случаях предвидение состоялось», – говорят они. Но так ли это на самом деле? Давайте проследим, насколько велика была точность попадания в «яблочко» прославленного писателя?

Свой первый роман – «Пять недель на воздушном шаре» – один из «отцов жанра» научной фантастики опубликовал в 1863 году, последний – «Необыкновенные приключения экспедиции Барсака» – в 1910 году. За полвека литературной деятельности он много чего успел предсказать.

Подводная лодка с двойным корпусом, скафандры для пребывания под водой, автоматические ружья – все это уже стало обычным. «Фульгуратор» – боевой ракетный снаряд на твердом топливе – предстал затем в образе реактивного миномета, знаменитой «Катюши» и ее наследника, не менее известного «Града». Вертолеты, летающие со скоростью 200 км/час и поднимающиеся на высоту более 8 км, – есть теперь и такие. Электромобили тоже испытываются один за другим, «доводятся до кондиции». И летательный аппарат, получающий энергию на расстоянии с помощью микроволнового излучения, прошел первые испытания…

Кроме того, в произведениях Жюля Верна имеются упоминания о подруливающем устройстве для морских судов, о получении электроэнергии из океана за счет температурных перепадов в верхних и нижних слоях воды, о пробое материалов электрической искрой, о небьющемся стекле, о люминесцентных лампах холодного света, о хирургической трансплантации органов… Откуда он об этом узнал?

Некоторые исследователи утверждают, что в современной Жюлю Верну научной литературе нет и намеков на подобные идеи. Но это далеко не всегда так. Рассмотрим в качестве примера хотя бы воздушный шар «Виктория», на котором герои писателя-фантаста облетели почти всю Африку.

Прообразом его послужил воздушный шар «Гигант», который и в самом деле имел исполинские для того времени размеры. Его двойная оболочка, имевшая 90 м в окружности и вмещавшая 6098 кубометров светильного газа, должна была нести гондолу, построенную в виде шале – двухэтажного дачного домика с террасой, где с удобствами могли разместиться 12 пассажиров, не считая самого пилота.

А пилотом этим, между прочим, должен был стать приятель Жюля Верна, известный на весь Париж и его окрестности Феликс Турнашон, по прозвищу Надар.

Правда, «Гигант» Надара в небо так и не поднялся. Зато «Виктория» Жюля Верна благополучно облетела не только Африку, но и весь мир, поскольку роман по выходе в свет стал пользоваться таким шумным успехом, что вскоре был переведен на многие языки, в том числе и русский.

И уж если чему стоит в данном случае удивляться, так это географическому предсказанию Жюля Верна, указавшего в книге, что река Нил вытекает из озера Виктория, образуя по пути несколько водопадов, раньше, чем такое открытие было сделано на самом деле.

Самым знаменитым предсказанием Жюля Верна называют подводную лодку «Наутилус», описанную им в романе «20 000 лье под водой». Но знаете ли вы, что подобное предсказание было далеко не единственным?

В сентябре 1867 года, когда карандашный набросок романа о невиданном подводном корабле был наполовину обведен чернилами, что значило, что Жюль Верн приступил к завершающей фазе своей работы – сначала он писал черновик карандашом, потом исправлял написанное, и, наконец, обводил чернилами, – произошел своего рода скандал.

Издатель Пьер Жюль Этцель уже оповестил читателей, что в ближайшие месяцы Жюль Верн обещает закончить «Путешествие под водой», в котором его герои проведут «шесть месяцев в глубинах морей без всякого общения с внешним миром – такой сюжет дает автору благодарный материал для изображения драматических событий и введения красочных описаний»…

Однако тут выяснилось, что подводный корабль «Молния», движимый электрической энергией, уже описан пером другого литератора. Встревоженный Этцель сообщает Жюлю Верну, что в газете «Пти журналь» начата публикация романа о кругосветном подводном путешествии под названием «Необыкновенные приключения ученого Тринитуса». Автором сего произведения значился некий Аристид Роже. Позднее выяснилось, что под этим псевдонимом скрывался известный ученый того времени, профессор Жюль Рангад. И тут наука опередила литературу.

Тогда Жюль Верн, по совету своего издателя, обратился с письмом к редактору в ту же газету. «Еще задолго до публикации "Необыкновенных приключений ученого Тринитуса” г-на Роже я приступил к работе над романом "Путешествие под водой”, о чем сообщалось в "Журнале воспитания и развлечения”, – пишет он. – Убедительно прошу Вас поместить в "Пти журналь” это письмо, чтобы предотвратить возможные нарекания читателей, если они обнаружат в сюжете моего нового романа некоторое сходство с "Необыкновенными приключениями ученого Тринитуса…”

Конечно, профессиональный мастер пера смог отделать сюжет лучше, чем ученый, взявшийся за перо. Он лучше выписал характеры главных героев, блестяще представил интерьеры корабля, придумал более захватывающий сюжет, но все это уже было своеобразным повторением пройденного.

Он также допустил и ряд фактических ошибок, вошел в противоречие с наукой. Вспомните, например, какие просторные помещения, огромные обзорные экраны описывает Жюль Верн. На настоящем же «Наутилусе», который вышел в море почти сто лет спустя, царила изрядная теснота, а иллюминаторов не было вообще.

И, наконец, главное. Рассказывают, что вскоре после того как роман «20 тысяч лье под водой» увидел свет, в книжных магазинах Парижа появился странный покупатель.

Необычность его поведения заключалась в том, что он просил продать ему все, какие только были в магазине, экземпляры книги о подводном плавании. Увы, книг в магазинах уже не было: то, что принадлежало перу Жюля Верна, на полках не залеживалось. И оптовый покупатель вынужден был уходить ни с чем.

Кто же был тот странный покупатель? Им оказался сам Жюль Верн.

А странная его просьба была обусловлена вот каким обстоятельством. Несмотря на то что по многим своим свойствам «Наутилус» остается кораблем завтрашнего дня и для нашего времени, была у него одна особенность, которая отбрасывала его далеко в прошлое.

Дело в том, что «Наутилус» капитана Немо оказался безоружным перед лицом врага. Фантазия Жюля Верна была бессильна найти для любимого детища писателя достойное его оружие. Допотопный таран – вот все, что мог противопоставить «Наутилус» противнику. А такое оружие могло произвести впечатление разве что на профессора Пьера Аронакса – случайного спутника Немо, человека весьма далекого от морских битв: «Скорость движения "Наутилуса” заметно возросла. Так он делал разбег. Весь его корпус содрогался. И вдруг я вскрикнул: "Наутилус” нанес удар…»

Между тем во времена Жюля Верна уже существовало грозное оружие, достойное легендарного корабля. В самом начале XIX века, задолго до капитана Немо, Фултон вооружил свой «Наутилус» № 1 двумя медными бочонками с порохом. Электрические взрыватели превратили бочонки в мины в самом современном смысле этого слова. Подводники должны были прикрепить мину к борту неприятельского корабля, а затем, разматывая провод, отойти на безопасное расстояние и взорвать мину током от электрической батареи.

Еще более интересное оружие находилось на борту металлической подводной лодки Карла Андреевича Шильдера. В ее носовой части помещался довольно толстый горизонтальный стержень длиной около двух метров. На конце стержня была укреплена гарпунная пушка наподобие тех, из которых и сейчас бьют китов. На гарпун подвешивалась пороховая мина весом шестнадцать килограммов. От мины шел провод к электробатарее.

А может быть, Верн искал для своего корабля такое оружие, которым можно было поражать любые корабли, не только стоявшие на месте, но и пребывавшие в движении?..

Такое оружие тоже уже существовало. И великий провидец просто его проморгал. Лишь когда книга о «Наутилусе» увидела свет, Жюль Верн узнал из печати о том, что еще несколько лет назад вначале русский механик Иван Федорович Александровский, а затем английский инженер Роберт Уайтхед независимо друг от друга создали самодвижущуюся мину – торпеду. Уже первые торпеды поражали неприятеля с расстояния более полукилометра.

Жюль Верн, конечно, не мог не осознать очевидных преимуществ самодвижущейся мины по сравнению с примитивным тараном. И он бросился в книжные магазины скупать свою книгу. И слава на этот раз подвела великого писателя: книга уже жила собственной жизнью. Так и пошел плавать на долгие годы по морям и океанам «Наутилус» капитана Немо с древним тараном.

С романом «Плавающий город» Жюлю Верну повезло больше. Но и его сюжет подсказала писателю сама жизнь. В 1858 году со стапеля сошел океанский пароход-гигант «Грейт Истерн». Именно он и послужил отправным толчком для написания Жюлем Верном его произведения. Ведь именно на этом колоссе писатель совершил путешествие в Америку вместе со своим братом Полем весной 1867 года.

И в самом деле, длина колосса составляла два футбольных поля – 207,25 м, а ширина – 25,21 м. В движение он приводился паровой машиной мощностью 4000 л. с., которая вращала четырехлопастный винт диаметром 7,2 м. Помимо могучего винта на судне имелся еще дополнительный движитель – два колеса диаметром по 16,8 м. На каждом из них было по 30 жестко закрепленных лопастей-плиц, размерами 3,9 м в ширину и 1 м в высоту. Колеса вращались специальной паровой машиной мощностью 3410 л. с. Включив сразу оба двигателя, гигант развивал скорость до 14 узлов.

Впрочем, и тут Жюль Верн, оттолкнувшись от реальности, несколько приукрасил ее. На деле судьба «Грейт Истерн» сложилась вовсе не так, как в романе.

Уже во время строительства гиганта случилась череда несчастий, не обещавшая кораблю легкой судьбы. Не закончив начатое, скончался его первый кораблестроитель. Затем взбунтовавшаяся паровая лебедка погубила несколько рабочих. Во время отделочных работ на рейде волны штормового прилива ударили в открытые окна салона и попортили его дорогостоящую обстановку. А назначенный на судно капитан утонул, пытаясь в шторм добраться до судна на шлюпке…

Когда же работы наконец были закончены, билеты на рейс до Нью-Йорка удалось продать всего лишь 35 пассажирам – большинство не захотело раскошеливаться на чересчур дорогие билеты.

Но судно все-таки вышло в море, надеясь, что реклама со временем сделает свое дело и все убытки будут покрыты. Действительно, американцы в Нью-Йорке встретили корабль овацией. Гигант оказался вполне во вкусе американцев. И когда был организован двухдневный круиз стоимостью по 10 долларов с персоны, новый капитан впал в соблазн пополнить кассу и принял на борт 2000 гостей, хотя пассажирских кают было всего лишь 300. Часть пассажиров вынуждена была провести ночь на палубе, где к сырости добавилась копоть пароходных труб. Вдобавок ко всему им пришлось еще и поголодать, поскольку выяснилось, что пароходный ресторан никак не рассчитан на такое количество гостей. Разозленные таким приемом, американцы учинили на судне погром.

Снова пришлось заниматься ремонтом… А когда «Грейт Истерн» все-таки вышел в нормальный рейс, внезапно налетел ураган. Шторм поломал 16-метровые гребные колеса. Огромные волны разносили вдребезги стекла каютных иллюминаторов. У врача не хватало гипса для накладки шин поломавшим ноги и руки пассажирам. Под шумок в винный погреб забрались кочегары и не захотели выходить оттуда, пока не прикончили все запасы…

В общем, это коптящее «чудо техники» на пассажирские линии больше не вышло. И с 1865 по 1873 год использовалось лишь для прокладки через Атлантический океан телеграфных и телефонных кабелей. А в 1888 году было продано на слом всего за 20 000 фунтов стерлингов.

Тем не менее Жюль Верн все же предугадал мечту кораблестроителей и финансистов – они хотели видеть на морях и океанах суда-города, которые бы приносили максимум прибыли. А потому в начале следующего века, вслед за злополучным «Титаником», в рейсы стали выходить все новые корабли-гиганты.

Так, лайнер «Иль де Франс» за 32 года эксплуатации – с 1927 по 1959 год – 620 раз совершал рейсы по маршруту Гавр – Нью-Йорк и обратно. И его владельцы с гордостью писали, что ни разу не случалось, чтобы хотя бы одно место из 1345 пустовало.

Во второй половине ХХ века огромной известностью пользовался так же британский лайнер «Куин Мери», не раз с успехом пересекавший Атлантику. Снискал себе славу и французский пассажирский гигант «Франс», на котором был даже свой парк. За ним последовал американский суперлайнер «Юнайтед Стейтс», вмещающий сразу 3000 человек и имевший, как гласила реклама, «всего два деревянных предмета на борту – рояль в концертном зале да колоду для рубки мяса на кухне». Все остальное изготовлено из негорючих материалов, включая гардины, мягкие кресла и постельное белье.

К концу ХХ века, впрочем, ажиотаж вокруг этих судов спал – большинство пассажиров пересекает теперь Атлантику по воздуху, на борту авиалайнеров. И все же, похоже, лайнеры-гиганты не забыты окончательно. В последние годы построено несколько круизных лайнеров, ставших своего рода плавучими курортами, где есть все, что только может пожелать душа отдыхающего.

Хотите ли сходить в театр или посетить ледовое шоу, отточить удар на гольф-поле или просто погонять футбольный мяч?.. Все это вы может проделывать во время рейса, скажем, на борту лайнера «Liberty of the Seas», по сравнению с которым даже знаменитый «Титаник», кажется прогулочным катером.

Расстояние от ватерлинии до верхней оконечности трубы примерно такое, как у двух статуй Свободы, поставленных одна на другую. Если лайнер установить на корму вертикально, он будет выше парижской Эйфелевой башни, поскольку длина его 350 м!

На корабле водоизмещением 160 тыс. тонн размещается 4300 пассажиров и 1500 членов команды – фактически это небольшой город на плаву. На пятнадцати палубах-этажах гиганта нашлось место всему, что только может пожелать человек. Тут есть и театр, и каток, и казино, и торговый центр, и собственная поликлиника…

И данный лайнер – еще не последнее слово современной техники. Как и предсказывал Жюль Верн, вскоре в море появятся настоящие плавучие острова.

Скажем, инженер Норм Никсон, владелец фирмы «Инженеринг Солюшенс», располагающейся в городе Сарасота, штат Флорида, вот уже 10 лет с лишним лет работает над проектом плавучего города, который он назвал «Фридом» – «Свобода».

Размеры будущего города-острова должны в 30 раз превысить размеры самого крупного пассажирского судна. По предварительным расчетам, строительство «Фридома» обойдется в 6 млрд долларов. Город вместит 85 тыс. постоянных жителей и их возможных гостей.

– Я вовсе не намерен создавать на этом острове некое утопическое государство, – говорит Никсон. – У меня и моих коллег чисто практические планы: мы хотим создать город, в котором было бы приятно жить и работать. У нас уже более 400 заявок от людей, которые не прочь поселиться в нашем плавучем поселке…

А французский строитель Жан Маршан, известный своей смелостью, намерен поставить такой остров на якорь поблизости от известного курорта Ницца. Здесь вырастет жилой микрорайон с населением в 10 тыс. человек. Жители смогут пользоваться всеми привычными благами современного города. А кроме того, к их услугам будет чистое море. Ведь вдали от берега оно, несомненно, менее загрязнено.

У плавучего города-острова есть и еще одно преимущество. Разладилась погода – ничто не мешает поднять якоря и отправиться на поиски солнца.

Так что, как видите, Жюль Верн все-таки был прав, сказав однажды: «Все, что один человек способен представить в своем воображении, – другие сумеют претворить в жизнь». Рудники и плантации на морском дне, поиски затонувших городов, аккумулирование летнего тепла, использование блуждающих токов земной коры, управление погодой – это все у человечества впереди.

Конечно, у писателя можно найти и проекты, которым никогда не суждено осуществиться. Почитайте, к примеру, последний роман Жюля Верна «Париж 100 лет спустя», обнаруженный среди рукописей писателя лишь в конце прошлого столетия и впервые опубликованный в 1994 году. В нем писатель попытался дать прогноз социальной жизни общества спустя век и во многих случаях попал, что называется, пальцем в небо. Единственное, в чем можно согласиться с литератором: люди в наши дни действительно стали намного прагматичнее, оставляя романтике все меньше места…

Но, впрочем, быть может, великий фантаст и тут слишком забежал вперед. И описанный им мир станет ближе к реальности не через 100, а, скажем, через 200 лет после того, как великий фантазер поставил последнюю точку в своем последнем романе?..
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про грызунов
Интересное о налогах
Интересное про паспорт
Говорящая бабочка
Платон
Ангкор
Антони ван Левенгук
Карл Павлович Брюллов
Категория: Знаменитые предсказания | (19.08.2013)
Просмотров: 728 | Теги: знаменитые предсказания | Рейтинг: 5.0/1