» » » Последний из басмачей

Последний из басмачей

Последний из басмачей

     Одни называли его непримиримым врагом советской власти. Другие считали национальным героем киргизского народа. Советские киргизы хранили молчание. Только в конце 1990 года газета «Советтик Кыргызстан» поместила маленькую заметку на последней полосе, сообщая о смерти человека, ставшего известным во всём мире. Кроме СССР. Его имя Рахманкул-хан. До последних своих дней он был бельмом на глазу всей партийной верхушки Советского Союза, камнем преткновения в общении с Западом и исламскими странами для нескольких поколений советских дипломатов. Кто он, человек-тайна?

БАСМАЧ

Рахманкул-хан родился в 1904 или в 1905 году в Южной Киргизии. Род, к которому принадлежал Рахманкул-хан, был богат, знатен, уходил корнями в высокогорную Ошскую область. По происхождению Рахманкул-хан считался кем-то вроде местного удельного князя или царька: ему и его роду в Южной Киргизии принадлежало практически всё. Мальчик получил соответствовавшее его происхождению образование. Он метко стрелял и лихо скакал на коне по высокогорным кручам. Но никто не мог предположить, насколько сложной и противоречивой, полной опасных приключений, войн и дальних странствий станет его жизнь.

Первая мировая война и Февральская революция не отразились на жизни горных киргизов. В дореволюционной России на военную службу не призывались представители народностей, не являвшихся коренными в империи.

На границе в горах стояли заставы, на которых несли службу казаки, — с ними у киргизов никаких недоразумений не возникало. Торговые караваны издревле ходили в Китай и из Китая, таможня и пограничники-казаки исправно выполняли своё дело, а торговля приветствовалась царскими властями, и препятствий ей не чинили.

Большевиков уже взрослый Рахманкул-хан воспринял равнодушно, однако оказал им положенное по закону предков гостеприимство. Поначалу коммунисты не лезли в горы, не трогали молодого хана и не пытались что-либо изменить в вековом укладе жизни киргизов в горах. У большевиков ещё не хватало ни сил, ни времени наводить свои порядки там, где свободно парят горные орлы. К тому же молодой глава рода Рахманкул-хан пользовался среди сородичей большим авторитетом: он был справедлив, соблюдал законы предков и обычаи народа, поэтому никак не удалось бы представить его в глазах местного населения страшным врагом-феодалом.

Как оказалось, оборонной промышленности позарез нужны были полезные ископаемые, которыми богаты горы, где жил Рахманкул-хан.

— В Средней Азии необходимо срочно построить в горах дорогу Ош — Хорог. Без этого не добраться до месторождений, — доложили на одном из совещаний в Кремле.

— Этот край со всеми богатствами должен принадлежать нам, — кивнул Сталин. — Пусть наши органы обеспечат надёжную защиту границ и выполнение всех мероприятий советской власти.

«Обеспечение» шло по накатанному пути — с применением военной силы, арестами и насильственной деисламизацией населения: закрывали мечети, преследовали священнослужителей и представителей местной родовой аристократии. Естественно, многие подобные мероприятия население встретило откровенно враждебно. В отличие от жителей долин предводитель горных киргизов Рахманкул-хан поначалу принял нововведения большевиков либо равнодушно, либо благожелательно. Он не препятствовал открытию школ, медицинскому обслуживанию населения, прививкам и так далее. Киргизки никогда не носили паранджи, и у кочевников не существовало мечетей. Если бы руководители большевиков оказались умнее, они могли получить в лице хана могучего союзника, но… они видели в нём только врага.

Непродуманная, не учитывавшая традиций населения, основанная на грубой силе «пролетарского напора» политика коммунистов, жёстко начавших проводить земельно-водную реформу, коллективизацию и массовые репрессии, вызвала активное противодействие. Киргизы взялись за оружие. Сначала в долинах, а потом и в горах. Рахманкул-хан долго не выступал против новой власти, но он возглавил повстанческое движение в Южной Киргизии. Повстанцев Средней Азии в СССР было принято называть басмачами. Красные отряды стали терпеть одно серьёзное поражение за другим от воинов Рахманкул-хана. Он прекрасно знал местность, его люди были отлично подготовлены к ведению боевых действий в горных условиях, а коренное население полностью поддерживало их и верило хану.

«Басмачество уничтожить!» — летели приказы из Москвы.

Фильмы, книги, агитация, указания на помощь английской разведки — всё задействовали против повстанцев. Сами они об этом ничего не знали: не читали русских газет, не смотрели фильмов и не слушали радио. Однако исход борьбы был заранее предрешён: повстанцы не могли противостоять регулярным частям Красной армии, поднятым в помощь войскам НКВД и пограничникам.

МОДЖАХЕД

Рахманкул-хан понимал: дни повстанческих отрядов сочтены. Оставался один выход: прорываться с боями через позиции красных войск в Китай. Но в горах оставались семьи, его народ!

— Кто готов к лишениям и хочет пойти с нами? — обратился хан к людям. — Мы идём в Китай!

С ханом согласились уйти в неизвестность несколько тысяч человек. Это кроме бойцов его отрядов. Рахманкул стал опытным командиром и стратегом, знатоком тактики красных и сумел отлично рассчитать время и место прорыва. Агентура НКВД донесла о готовящемся исходе киргизов за границу, советские воинские части успели принять необходимые меры, но хан ловко обманул их и нанёс удар в неожиданном месте. Изрядно потрепав красные части в жестоких боях, повстанцы сумели прорваться через границу и увели всех беженцев. Это стало серьёзным поражением НКВД в Южной Киргизии. Официальная историография ВЧК-КГБ предпочитала об этом умалчивать. Обычно говорится об успехах в разгроме басмаческих бандформирований. Об уходе Рахманкул-хана нет ни слова.

Хан провёл через заснеженные хребты Тянь-Шаня тысячи гражданских лиц и своих воинов в китайскую провинцию Синьцзян. Там они прожили десять лет до начала 1940-х годов, когда в Китае начались военные действия — японские части вплотную подошли к кочевьям хана, а тот не хотел вступать ни в какие отношения с представителями Страны восходящего солнца. Тем более воевать с японской императорской армией. Киргизы вынуждены были вновь подняться и спешно уходить через горы. На сей раз — в Афганистан.

Их встретили дружелюбно. В горах Памира эмигранты основали Киргизское ханство, единодушно избрали своим главой Рахманкул-хана и доверили ему бразды правления народом. В 1978 году Киргизское ханство всколыхнула весть об Апрельской революции. До того Рахманкул равнодушно взирал на дворцовые интриги и перевороты в Кабуле. Он чувствовал себя вполне уверенно в многонациональном Афганистане, ещё не расколотом гражданской войной. Но апрель 1978 года живо напомнил давние события на родине. Хан забеспокоился не зря.

Вскоре в Афганистан ввели «ограниченный контингент» советских войск. Представители КГБ не забыли «проклятого басмача», и воинам хана пришлось вступить в бой с частями «ограниченного контингента» и афганского царандоя. Вскоре к ним присоединились и части Афганской народной армии. Рахманкул-хана, которому уже перевалило за семьдесят, стали именовать моджахедом.

Здравый смысл не изменил старому воину и опытному повстанцу. Он понимал: и здесь долго не продержаться. У «шурави», советских солдат, кроме огромного численного превосходства и союзников из местных вооружённых сил, есть современная техника, авиация, ракеты и многое другое, чего никогда не могло быть у воинов хана. Поэтому он принял решение уходить.

— Мы уходим в Пакистан! — объявил хан.

В декабре 1979 года четыре тысячи киргизов-воинов вместе со своими семьями, скотом и пожитками с боями прорвались через границу в Пакистан. Об этом наши официальные источники хранили молчание. КГБ ни словом не обмолвился, что опять не сумел уничтожить давнего врага. Имея технику, авиацию, ракеты, танки, десятки тысяч солдат, союзный царандой и афганскую армию, чекисты не сумели победить четыре тысячи кочевников. В Афганистане хана считают национальным героем.

БЕЖЕНЕЦ

В Пакистане киргизам пришлось тяжело из-за жаркого климата. Представители США немедленно вышли на контакт со старым Рахманкул-ханом и сделали ему предложение:

— Правительство Соединённых Штатов готово предоставить киргизам территорию для переселения на севере страны, на границе с Канадой.

— Благодарю, но я не могу принять ваше предложение, — вежливо отказался старый хан, не объясняя причин.

Вскоре он провёл успешные переговоры с правительством Турции, которое охотно согласилось предоставить киргизским племенам участок территории в районе высокогорного озера Ван. Организация Объединённых Наций предоставила киргизам статус беженцев и оказала необходимую помощь. Правительство Турции также признало за киргизской общиной статус беженцев и оказало ей материальную помощь. Скитальцы обрели новую родину.

В 1990 году, на восемьдесят шестом году жизни, давний враг ВЧК-НКВД-КГБ, последний басмач, моджахед и хан киргизов Рахманкул скончался. Соболезнования выразили киргизские общины Афганистана, Иордании, Германии, Пакистана, США, Австралии и ряда других стран. Но на родине мятежного Рахманкул-хана как всегда промолчали.

У хана было несколько жён и семь детей. Некоторые из его сыновей учились за границей и стали известными скульпторами и художниками. Зарубежные киргизы свято чтят память Рахманкул-хана, считая его национальным героем. Зато в нашей стране, с историей которой хан связан кровью, о нём никому, кроме людей из спецслужб, ничего не известно…

Онлайн гадание Египетский Оракул
Онлайн гадание Бамбуковые палочки
Гадание по цвету глаз
Онлайн гадание на кофейной гуще
Карты Таро. Гадание Тота
Рождественское гадание по воску
Категория: Знаменитые тайны России XX века
Просмотров: 1634