Тайна «крылатого человека»

Тайна «крылатого человека» | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые тайны России XX века

Тайна «крылатого человека»
Тайна «крылатого человека»

Сейчас совсем не редкость увидеть в небе дельтаплан. Считается, что честь изобретения этого летательного средства принадлежит французу Жилю Деламару. Однако приоритет в изобретении принадлежит не французу, а нашему соотечественнику, слушателю Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского, воентехнику второго ранга Борису Владимировичу Павлову-Сильванскому. Это подтверждено официальными протоколами испытаний и публикациями в прессе середины 1930-х годов.
Какая тайна скрывалась за именем «крылатого человека» Павлова-Сильванского, почему изобретённый им аппарат не получил распространения и приоритет потихоньку притянули к себе французы спустя более чем 30 лет после создания аппарата нашим соотечественником?

МЕЧТА

Борис Владимирович Павлов-Сильванский родился в 1907 году в Санкт-Петербурге. Мальчик рано потерял родителей, и его воспитывали родственники, а детство Бориса пришлось на суровые годы революции, красного террора и Гражданской войны, когда голод брал за горло не хуже, чем в Ленинградскую блокаду. Школу Павлов-Сильванский закончил уже в переименованном в Ленинград городе. Тогда дорога к знаниям открывалась только людям пролетарского или крестьянского происхождения, и парень пошёл работать на Ленинградскую фабрику имени Белы Куна. Вскоре он перешёл на «Красный треугольник», играл там в заводском оркестре, активно занимался спортом, сделал ряд интересных рацпредложений. В те годы бурно развивалась авиация и стали появляться первые аэроклубы. Рассказывали, что ещё в середине 1920-х годов Борис поделился с одним из приятелей своей заветной мечтой:

— Здорово придумать летательный аппарат, чтобы человек мог на нём парить, как птица, без мотора. Неслышно и красиво!

Через год Бориса призвали в ряды Красной армии, а после службы направили на работу в сельскую местность — Павлов-Сильванский вступил в партию большевиков и подчинялся партийной дисциплине. Однако молодой человек жадно тянулся к знаниям, хотел продолжить учёбу и постоянно добивался этого. Наконец настойчивость Бориса была вознаграждена, и он получил направление на завод-втуз: Страна Советов нуждалась в собственных грамотных инженерах, способных наладить производство продукции, необходимой оборонной промышленности.

— Решено направить вас на учёбу в Военно-химическую академию, — сообщили Павлову-Сильванскому в соответствующем учреждении, — нужны подготовленные военные химики.

Борис стал слушателем Военно-химической академии, вновь надев военную форму. Мечта о небе не оставляла молодого человека, и он продолжал добиваться её осуществления. Высокому начальству надоел настырный слушатель, и в феврале 1934 года Борис Павлов-Сильванский стал слушателем Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского. Там и появились возможности для осуществления мечты Бориса о создании уникального летательного аппарата — крыльев, которые могли нести человека в воздухе свободно, далеко и бесшумно. Последнее имело особое значение в военных целях.

Павлов-Сильванский приступил к разработке дотоле невиданного суперлёгкого летательного аппарата. В работе над чертежами и разработке конструкции ему помогал приятель-сослуживец Алексей Быстров. Вскоре работа продвинулась настолько, что знаний молодых военных инженеров-авиаторов стало не хватать.

ВОПЛОЩЕНИЕ МЕЧТЫ

Поразмыслив, Борис Владимирович решил обратиться за консультацией к преподавателю аэродинамики Владимиру Сергеевичу Пышнову, впоследствии ставшему генерал-лейтенантом-инженером, заслуженным деятелем науки и техники РСФСР.

Идея слушателя поразила Пышнова и сначала показалась ему сумасбродной, но настойчивый Борис сумел доказать свою правоту и получил квалифицированную помощь. Изобретатель пришёл к выводу, что летательный аппарат будет иметь вид крыльев, которые закрепляются на лётчике. В этот же период некоторые изобретатели и парашютисты на Западе, в частности в Англии, США, Франции и Германии, серьёзно занимались вопросами разработки и создания летательных аппаратов, аналогичных задуманному Павловым-Сильванским. Это могло открыть новое, ранее не разработанное направление в развитии воздушного флота и только начавших создаваться воздушно-десантных войск и оказать пока непредсказуемое воздействие на ход будущих войн. Это прекрасно понимали и за рубежом, и передовые военные умы в нашей стране. К глубокому сожалению, передовых умов в военной области в СССР оказалось не так уж много.

В разработке нового лёгкого летательного аппарата Запад терпел одну неудачу за другой. Там были созданы опытные устройства и проводились пробные испытания, но практически все они закончились трагедиями — испытатели погибали. Одной из роковых ошибок было закрепление крыльев на руках пилота — в момент их раскрытия при прыжке с борта самолёта возникали перегрузки, которые человеческое тело и скелет вынести не могли. Это неизбежно приводило к летальному исходу. Продувая свои «крылья» в аэродинамической трубе, Павлов-Сильванский нашёл уникальное решение в виде ранцевого крепления. Совершенно новым словом в конструкции аппарата стал специальный полотняный стабилизатор, помогавший погасить вращение при падении и перейти в плавный горизонтальный полёт. В то время среди авиационных материалов широко применялась парусина, поэтому изготовление стабилизатора из прочной материи не вызвало недоумения.

— Аппарат будет ранцевого типа, — докладывал руководству академии изобретатель. — Крылья, сделанные на каркасе, обтянутым полотном, складываются за спиной пилота-испытателя, которого я назвал «летателем». После прыжка с борта самолёта летатель открывает специальный стабилизатор в форме треугольника: он предотвращает вращение и значительно облегчает управление полётом. Прошу разрешения лично испытать новый летательный аппарат.

Испытания принципиально нового летательного аппарата начались в 1936 году. На аэроплане марки Р-5, который называли в обиходе «этажеркой», Павлов-Сильванский поднялся вместе с пилотом на высоту трёх тысяч метров. Из задней кабины аэроплана Борис Владимирович вывалился за борти, широко раскинув руки, как парашютист, устремился вниз. Вместо парашюта у него сзади между ног натянулся полотняный стабилизатор, а за спиной неожиданно раскрылись широкие, прямоугольной формы крылья. Падение немедленно прекратилось, и испытатель… полетел. Человек впервые в мире полетел, как птица, на глазах изумлённо наблюдавшего за ним с земли начальства. Это было фантастическое зрелище! Летатель делал горки, виражи, разворачивался в разные стороны, пока не спланировал до высоты 800 метров. На этой высоте он расстегнул пряжку ранца, державшего крылья, и раскрыл парашют. Вскоре испытатель приземлился, а рядом мягко упали на землю опустившиеся на грузовом парашюте крылья. Наблюдатели потрясённо молчали, а потом бросились качать слушателя Военно-воздушной академии. Об успешном испытании доложили в аппарат наркома, и там глубокомысленно заметили:

— Одна ласточка весны не делает!

Павлов-Сильванский продолжил испытания, внося необходимые изменения и постоянно совершенствуя изобретённый им летательный аппарат, который неизменно показывал себя в воздухе с лучших сторон. Главное — летатель оставался жив и здоров после каждого испытательного полёта. Тут руководством советских Вооружённых сил и в особенности органами госбезопасности и военной контрразведки были допущены серьёзные ошибки и роковые просчёты. Ворошилов не мог по достоинству оценить уникальное изобретение Павлова-Сильванского. Не имевший в мире аналогов лёгкий безмоторный летательный аппарат не был засекречен, как и его создатель и чертежи, — важнее считались самолёты-истребители и бомбардировщики. А «крылышки» — детское баловство: никто не видел перспективы их военного использования. Последовало разрешение на публикацию материалов о новом летательном аппарате в открытой прессе. Аппарат назвали «парапланом» — такое имя ему дал сам изобретатель. Об успешных испытаниях и о Павлове-Сильванском написали «Красная звезда», «Авиационная газета» и следом зарубежная пресса, перепечатавшая сообщения из наших газет. К маю 1937 года Борис Владимирович совершил уже шесть испытательных прыжков-полётов. Естественно, изобретением заинтересовались военные атташе иностранных государств и чужие спецслужбы, в первую очередь немецкая, жадно перенимавшая всё суперновое во всём мире. Нацисты открыто охотились за новыми техническими идеями и их генераторами.

Командование ВВС РККА предложило провести показательный полёт на шести парапланах во время парада в День Воздушного флота 18 августа 1937 года. Но в мае 1937 года Борис Павлов-Сильванский неожиданно трагически погиб. На земле, а не в воздухе. Случившееся посчитали тогда несчастным случаем. Сейчас большинство экспертов сходятся на том, что имело место тщательно спланированное убийство изобретателя.

Тайна гибели создателя параплана осталась нераскрытой, о его изобретении прочно забыли, спустя много лет в небо Франции поднялся дельтаплан. Но первой была Россия!
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о борьбе со взятками
Интересное про имена и фамилии
Интересное о покере
Интересное про налоги
Семен Гамалия
Христофор Колумб
Мечеть Кувват уль-Ислам и минарет Кутб Минар в Дели
Тайна Египетских иероглифов
Категория: Знаменитые тайны России XX века | (16.01.2014)
Просмотров: 571 | Теги: российские тайны | Рейтинг: 5.0/1