Александр Безбородко

Александр Безбородко | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые украинцы

Александр Безбородко
Александр Безбородко

     Среди многих украинцев, достигших высокого положения на российской службе в XVIII веке, Александр Безбородко занимает особое место. Выше него, и не только по титулам, званиям и пожалованным имениям, но и по реальным делам, влиянию на российскую и мировую политику, не поднялся никто. Достаточно сказать, что в блестящее для России правление Екатерины II он почти все время определял внешнюю политику империи, а при Павле I даже стал государственным канцлером. И своим стремительным ростом на международной арене империя была во многом обязана именно А. Безбородко.

Его род имел старинные казачьи корни и известен с середины XVII века, точнее — с 1649 года, когда его основатель прославился в боях полков Б. Хмельницкого с поляками. Яков Иванович Безбородко, дед А. Безбородко, был значковым товарищем Переяславского полка и участвовал в Гилянском (Южный Прикаспий) походе российских войск в 1726 году. Его сын, Андрей Яковлевич, дослужился до звания генерального писаря (что-то вроде государственного секретаря) Левобережной Украины и входил в число лиц, близких к гетману Кириллу Разумовскому. После отставки гетмана он, утвержденный в звании предводителя Черниговского дворянства, несмотря на сыпавшиеся на него обвинения во взяточничестве, сумел сохранить влиятельное положение; участвовал в работе созданной Екатериной II комиссии по украинским делам и обеспечил своему сыну хорошие позиции для дальнейшей карьеры.

Александр Андреевич Безбородко родился 14 (25) марта 1747 года (по другим данным — 1746 г.) в одной из гетманских резиденций Левобережья, в городе Глухове. Получив обычное для детей казачьей старшины начальное образование, по достижении соответствующего возраста отправился в Киев учиться в Киево-Могилянской академии. В то время это учебное заведение было несколько архаичным по сравнению с некоторыми передовыми университетами, ориентированными на развитие естественных и математических наук, к примеру, университетами Запада. Однако академия давала фундаментальную подготовку в области изучения древних языков и достаточное знание современных, философии, богословия, других гуманитарных дисциплин.

По окончании обучения в академии А. Безбородко в 1765 году был записан в бунчуковые товарищи и назначен управляющим канцелярии малороссийского генерал-губернатора (верховного правителя Левобережной Украины после ликвидации гетманства в 1764 году) фельдмаршала графа П. Румянцева.

Образованному и исполнительному молодому человеку удалось быстро завоевать полное доверие своего начальника. В частности, А. Безбородко был удостоен доверия вести секретную переписку фельдмаршала, что вводило его в самую гущу политической жизни и способствовало приобретению необходимого практического опыта государственного служащего.

Одновременно, не без содействия со стороны влиятельного отца, рос его авторитет и в среде казачьей старшины. В 1767 году двадцатилетний юноша стал членом Малороссийского генерального суда. Через два года, когда началась Русско-турецкая война 1768–1774 годов, он перешел на военную службу: с нежинским полком выступил в Андрей Безбородко. поход к Южному Бугу, а затем командовал украинскими казачьими нежинским, лубенским, миргородским и российским компанейским полками. Во время войны проявил себя храбрым и ответственным офицером, отличившимся в битвах на реках Ларге и Кагуле, во время штурма турецких Силистрийских укреплений на Дунае. Войну закончил в чине полковника киевского полка — самого крупного из украинских воинских формирований.

Однако наибольшие способности А. Безбородко раскрылись во время военно-дипломатических переговоров, предварявших заключение графом П. Румянцевым Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 года между Россией и Турцией. Его старания были должным образом оценены, и в 1775 году фельдмаршал рекомендовал А. Безбородко Екатерине II. В том же году полковник Киевский переехал в Петербург и был назначен статс-секретарем императрицы для принятия прошений на Высочайшее имя. Царица была чрезвычайно довольна его образованностью, умом и исполнительностью, уникальной работоспособностью, а также ясным и сжатым стилем подготавливаемых им деловых бумаг, к тому же написанных безупречным почерком, как умели писать лишь выпускники Киево-Могилянской академии.

В 1780 году А. Безбородко сопровождал Екатерину II в путешествии по Белоруссии. Тогда же состоялась ее первая встреча с австрийским императором Иосифом II, только что вступившим на престол, либерально настроенным поклонником идей французских просветителей. В Могилеве статс-секретарю было поручено вести «дневные записи» — журнал путешествия, — и он стал участником тайных переговоров двух монархов, где обсуждались проблемы будущего Центрально-Восточной Европы и Балкано-Дунайского региона, мировые проблемы в целом. Главными же на этих переговорах были польский и турецкий вопросы.

Под давлением со стороны прусского короля Фридриха II австрийский император убеждал свою собеседницу согласиться на окончательный раздел уже нежизнеспособной Речи Посполитой между тремя державами. Екатерина II предпочитала сохранять территориальное единство этого бессильного государства, на престол которого (при прямом участии российской стороны) был посажен ее близкий друг Станислав Понятовский.

Первый из трех разделов Польши состоялся еще в 1772 году, но Россия получила по его результатам куда меньше выгоды, чем Австрия и Пруссия. В свою очередь, императрица стремилась заручиться поддержкой Австрии в планируемой ею аннексии Крымского ханства и дальнейшем наступлении на Турцию, в борьбе с которой дунайское государство Габсбургов было естественным союзником России. Поэтому со временем ей все же пришлось пойти на уступки германским монархам.

Начиная с этой поездки, А. Безбородко до конца своих дней имел самое непосредственное отношение к российской внешней политике, все более влияя, а затем и направляя ее. По возвращении в Петербург А. Безбородко представил императрице «Мемориал по делам политическим» с проектом раздела турецких владений в Европе между Россией и Австрией. А поскольку Екатерина II в недостаточной мере представляла себе историю и характер народов Балкано-Дунайского региона, в частности, тех, которые предстояло присоединить к ее империи, статс-секретарь написал для нее и компактный доклад «Сокращенные исторические известия о Молдовии».

В конце 1780 года А. Безбородко был зачислен в штат коллегии иностранных дел в звании «полномочного для всех негоциаций». В следующем году его заботам был вверен создававшийся Почтовый департамент, первым директором которого в 1782 году он и стал. С 1781 года он был членом Секретной экспедиции Сената, занимавшейся рассмотрением государственных дел особой важности.

С этого времени статс-секретарь становится руководителем коллегии иностранных дел, формально возглавлявшейся (после отставки в 1783 году находившегося в оппозиции к Екатерине II графа Никиты Панина) уже немолодым и безынициативным графом Иваном Остарманом, сыном влиятельного вельможи времен Анны Иоанновны. Реально внешнюю политику государства определяли императрица и А. Безбородко, при участии ее фаворита Григория Потемкина. Поскольку место канцлера оставалось вакантным, А. Безбородко фактически занимал его совместно с Г. Потемкиным, вполне находя с ним общий язык.

В отличие от Н. Панина, ориентированного на Англию, которая продолжала борьбу за восстановление власти над провозгласившими независимость Североамериканскими штатами и поддерживала Турцию против России, всемерно укрепляя свои позиции в Индии, А. Безбородко выступал за укрепление союза с Австрией для окончательного разгрома и изгнания из Европы Турции. При этом он считал необходимым сдерживать британское морское господство совместными усилиями ряда европейских морских держав при ведущей роли России. В его действиях, как и в политике британских лидеров того времени, в частности обоих Уильямов Питтов (отца и сына), выразительно просматривается осознание тех принципов геополитики, которые определяли мировое противостояние России и Англии в XIX веке, а также СССР и США в XX веке в качестве ведущих континентальных и морских держав.

В попытке обуздания бесконтрольного господства Англии в Мировом океане А. Безбородко в ходе англо-американской войны придерживался политики так называемого морского вооруженного нейтралитета. Суть ее сводилась к тому, что в то время, как Англия пыталась организовать морскую блокаду едва провозгласившим свою независимость США, Россия в 1780 году выступила с декларацией права нейтральных государств защищать свое свободное судоходство в любом направлении силой оружия.

Всякое судно нейтральной страны должно было находиться под охраной всех государств, подписавших декларацию о вооруженном нейтралитете. Вслед за Россией эти принципы были признаны Францией, США, Испанией и Нидерландами. Англия не смогла им эффективно противодействовать. В результате Россия встала вровень с ведущими морскими державами Европы и в этом статусе получила международное признание. Для империи это был большой внешнеполитический успех, поскольку ранее ее флот имел вес лишь в пределах небольших внутренних морей — Балтийского, Черного и Каспийского.

Однако главной заботой Екатерины II, А. Безбородко и Г. Потемкина были турецкий и польский вопросы. Здесь, благодаря дипломатическому искусству А. Безбородко, удалось достичь почти полного согласования между Россией и Австрией. Был одобрен так называемый Греческий проект, который предполагал, по результатам окончательного разгрома Османской империи союзными войсками, восстановление православной Византийской империи с государем из российского царствующего дома. В этой связи новорожденному второму сыну цесаревича Павла было дано ранее мало распространенное в России, но славное в византийской истории имя — Константин.

Греческий проект предусматривал создание из еще подвластных Турции княжеств Молдовии и Валахии буферного, зависимого от России, государства Дакия (при развязывании рук австрийцам на западе Балкан). При этом заключенный между Россией и Францией в 1786 году договор нейтрализовывал последнюю, находившуюся в преддверии революции, по ее отношению к Турции и ее политики. В случае успеха этого плана территории Балкан, населенные преимущественно греками, болгарами и сербами, должны были образовать крупное, прикрывающее Европу со стороны мусульманского Востока, православное государство со столицей в Константинополе. О присоединении этих земель к России речь не шла — ведущие европейские государства, прежде всего Англия, этого бы не допустили.

Тесные контакты с австрийской стороной, при взаимном расположении друг к другу Иосифа II и А. Безбородко, таланты которого этот образованный монарх оценивал чрезвычайно высоко, способствовали тому, что в 1784 году он был удостоен титула графа Священной Римской империи. Вскоре А. Безбородко был утвержден в графском достоинстве Российской империи. Укреплялось его положение и в высших эшелонах российской власти. На имя графа из-за границы присылали свои донесения русские послы, с ним вели переговоры иностранные представители в Петербурге, он регулярно докладывал императрице обо всех решениях коллегии иностранных дел и обсуждавшихся в ней вопросах.

В 1786 году А. Безбородко был назначен членом «Совета при ея Императорском Величестве», а в следующем году на него была возложена честь объявлять Совету волю государыни и доносить до нее протоколы этого высшего совещательного органа государства. Одновременно в 1770–80-е годы А. Безбородко активно участвовал в законодательной работе. Многие законодательные акты этого времени, включая издававшиеся от имени Екатерины II манифесты и именные указы, были написаны им собственноручно.

Возведенный в 1787 году в звание гофмейстера, А. Безбородко, вместе с австрийским, французским и английским послами, прочими высокопоставленными лицами, сопровождал императрицу в ее путешествии через Киев в Крым. Также вел переговоры с выехавшим навстречу польским королем Станиславом Понятовским о дальнейшей судьбе Речи Посполитой. В Киеве и во время плавания вниз по Днепру он был «гидом», рассказывая императрице о древностях и современном положении Украины.

Ответом на российскую аннексию Тавриды и демонстративный визит императрицы в Крым стало объявление Турцией, которую поддерживала Великобритания, войны России в августе 1787 года. На стороне России выступила Австрия. В ходе войны, уже по достижении А. В. Суворовым основных побед, умер Г. Потемкин. Заключение мирного договора с Османской империей в молдовском городе Яссы было возложено на А. Безбородко. Он, как всегда, блестяще справился с ответственной дипломатической задачей.

По Ясскому мирному договору, подписанному 27 декабря 1791 года, Турция признавала все приобретения России по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору 1774 года и присоединение к ней Крымского ханства со всеми его владениями в Приазовье и на Кубани. К Российской империи отходили земли между Южным Бугом и Днестром, по которому устанавливалась граница между этими двумя государствами. Турция обязалась соблюдать права балканских христиан, а также не претендовать на территорию Грузии, которая вскоре также вошла в состав России.

Успехи российской армии и флота в войне против Турции (взятие Хотина, Очакова и Измаила, сухопутные победы под Фокшанами и при Рымнике, морские — в Керчинском сражении, у Тендры и при мысе Калиакрия, возле Варны), казалось, должны были принести большие плоды. Однако изменившаяся международная обстановка требовала скорейшего установления мира на юге империи.

В 1790 году умер Иосиф II, а его слабые и недальновидные преемники, напуганные революционными событиями во Франции, не желали продолжения войны с Турцией до полной победы. В том же направлении действовала английская дипломатия, стремившаяся теснее завязать Австрию и Пруссию на французские перипетии, а также спасти Османскую империю от окончательного разгрома.

Кроме того, Екатерина II и А. Безбородко понимали, что в надвигавшейся серии общеевропейских войн, вызванных Французской революцией, России не удастся остаться в стороне, а значит, с побежденной Турцией надо заключить прочный мир, гарантировавший сильное российское влияние. Все это и было достигнуто А. Безбородко в Яссах. Империя, укрепив свои южные рубежи, освободила руки для участия в общеевропейских делах.

Но по возвращении в Петербург А. Безбородко обнаружил, что его позиции при дворе несколько пошатнулись. Его место ежедневного докладчика императрицы занял ее новый фаворит Платон Зубов, человек исполнительный и работоспособный, но ничем не выделяющийся. Впоследствии получил известность главным образом за счет колоссального состояния (щедрость Екатерины II), убийства императора Павла I и безграничного скопидомства (существует версия, что именно он стал прототипом Скупого рыцаря в одноименном произведении А. С. Пушкина).

С П. Зубовым у А. Безбородко было меньше взаимопонимания, чем с Г. Потемкиным. Тем не менее, ведущая роль графа во внешнеполитических делах сохранялась, и он внимательно следил за начавшимися в Европе бурными переменами. Учитывая прямое участие Пруссии и Австрии во французских делах, А. Безбородко полагал, что такие обстоятельства укрепляют позиции России в переговорах об окончательном разделе Речи Посполитой, где, под влиянием французских событий, в 1791 году тоже была принята конституция.

Для предотвращения развития в Польше событий по французскому сценарию Россия направила свои войска в эту страну, но Пруссия, мало считаясь с Австрией, потребовала нового раздела Польши, опасаясь, как бы вся она не оказалась под контролем России. В этой ситуации А. Безбородко проявил всю силу своего дипломатического таланта, дабы обеспечить включение в состав Российской империи украинских и белорусских земель Речи Посполитой.

27 марта 1793 года был издан составленный А. Безбородко царский манифест о присоединении к России Правобережной Украины с Подолией и Волынью, а также основных территорий Белоруссии. При этом прусскому королю досталась часть собственно польских земель с Познанью, Торунью и Гданьском (Данцигом), а Австрии — обещание сторон вернуть ей совместными усилиями занятую французскими войсками Бельгию. Таким образом, под властью России оказывались населенные преимущественно православными украинцами и белорусами обширные земли до самого Западного Буга, что не только расширяло и обогащало империю, но и продвигало ее границы непосредственно к рубежам Центральной Европы.

Возмущенные польские демократы, более ориентировавшиеся на политические идеалы революционной Франции, в 1794 году подняли восстание, возглавляемое Т. Костюшко. Однако русским войскам под командованием А. В. Суворова все-таки удалось подавить его и взять Варшаву. Судьба Речи Посполитой была окончательно решена…

По свершившемуся в 1795 году третьему разделу Польши, относительно которого А. Безбородко вел интенсивные переговоры со всеми заинтересованными сторонами, Россия получала Курляндию, Литву и белорусские земли у Немана и Западного Буга, не присоединяя территорий с преобладанием польского населения. Земли собственно Польши делили Пруссия и Австрия. Первой досталась Варшава, а второй — Краков и Люблин. Дальновидный и предусмотрительный А. Безбородко явно не стремился распространять власть России на собственно польские земли, дабы не создавать тех проблем, с которыми российские самодержцы столкнулись после распространения их власти на основное ядро Польши по решению Венского конгресса в 1815 году.

Третий раздел Польши стал последним событием, в котором А. Безбородко принимал участие при жизни Екатерины II. Императрица скончалась в 1796 году. В годы ее правления этот выходец из казачьей старшины сделал головокружительную карьеру, которой был обязан не обычному при дворе российских цариц XVIII века фаворитизму, а своим незаурядным дарованиям — необыкновенной памяти, редкой работоспособности, обширным познаниям и острому уму.

Все царские манифесты с 1776 по 1792 годы, а многие и позднее, были составлены А. Безбородко; его же рукой было написано 387 именных указов. Он вел обширную личную переписку с ведущими дворами Европы, российскими сановниками и военачальниками. В течение 16 лет к императрице через него восходили все дела внешней и многие дела внутренней политики.

Материальной наградой за это стали, кроме многого другого, щедрые жалования государыни. Так, в 1779 году ему было подарено 1200 душ в присоединенной еще по первому разделу Польши Полоцкой земле. В 1785 году — 5000 душ на Левобережной Украине, в 1792 году, после заключения Ясского мира, — еще 5000 душ в только что присоединенной к России Подолии, 50 тысяч рублей и золотая ветвь маслины, осыпанная бриллиантами, стоимостью в 25 тысяч рублей. К этому в 1795 году добавились еще 50 тыс. рублей и ежегодная пенсия в 10 тысяч рублей. Последние подарки с лихвой компенсировали то обстоятельство, что в сфере влияния А. Безбородко несколько оттеснил П. Зубов.

Кончина императрицы не отразилась негативно на судьбе обласканного ею вельможи. Напротив, он — единственный из близких к ней людей, который не только не был отправлен в отставку, но приближен к новому государю. Ему было поручено разобраться в бумагах, находившихся в кабинете Екатерины II, а вскоре он получил высший (конечно, после императорского) пост в государстве, став канцлером Российской империи, а также титул светлейшего князя. Более того, Павел I подарил ему 10 тысяч душ в Орловской губернии и 6 тысяч душ по его собственному выбору, а также 30 тысяч десятин земли в Воронежской губернии. При этом его московский дом был приобретен в казну за 670 тысяч рублей.

По распространенной версии, всем этим наградам и благорасположению вздорного и мелочного Павла I А. Безбородко был обязан тем, что сразу же после смерти императрицы, не любившей сына и думавшей утвердить на престоле старшего внука Александра (будущего Александра I), передал новому самодержцу соответствующие бумаги. Этим якобы А. Безбородко навсегда приобрел расположение и полное доверие нового императора.

Однако документальных подтверждений, что такое завещание Екатерины существовало, а Безбородко его действительно выдал Павлу I, нет. Скорее, как полагают современные исследователи, А. Безбородко довел до сведения нового императора подготовленный его матерью проект закона, предусматривавшего сложную, многоступенчатую процедуру утверждения наследника на престоле.

Как человек образованный, умный и в целом доброжелательный к людям, А. Безбородко не мог не видеть пагубности многих порядков, господствовавших в Российской империи в годы правления Екатерины II и Павла I. По своему духу он не был борцом за справедливость или социальным реформатором, как, скажем, его современник А. Радищев или даже либерал Н. Новиков. Однако, будучи сведущим в социальной философии французских просветителей (среди которых ему были наиболее близки взгляды проницательного и либерально настроенного мыслителя Ш. Монтескье), он не мог не задумываться над тем, как следовало бы лучше обустроить Россию.

В последние годы правления Екатерины II, напуганной сперва Е. Пугачевым, затем — якобинцами и А. Радищевым, а тем более при самодуре Павле I, выходить с планами глубоких государственных реформ не имело смысла. Однако в то же время при юном цесаревиче Александре складывался круг просвещенных молодых людей с либеральными устремлениями. В их число входил и племянник А. Безбородко — В. Кочубей, представитель знатного украинского рода. Он был обязан своему дяде не только карьерой и практической подготовкой к государственной деятельности, но и хорошим по тому времени образованием, а также руководящими идеями, главным образом, в области внешней политики. В дальнейшем он, отличившись на дипломатическом поприще и в других сферах государственной деятельности, также получил должность канцлера и княжеский титул.

В 1798 году по просьбе племянника А. Безбородко написал «Записку о составлении законов российских», пропитанную идеями французского просвещения, в особенности же трактата «О духе законов, о связи, которую законы должны иметь со структурой каждого правительства, обычаями, климатом, религией, коммерцией и др.» Ш. Монтескье. В то же время эта «Записка» представляет своего рода конспект нереализованной канцлером при жизни системы законопроектов относительно реорганизации устройства страны. Из текста документа видно, что «истинную монархию» А. Безбородко представлял в виде сословного общества с четкой регламентацией прав и обязанностей людей всех сословий (в том числе и крестьян) при облегченных возможностях перехода достойным образом проявивших себя одаренных людей из низших социальных категорий в высшие. Представители всех трех полноправных сословий (дворянства, духовенства и мещан) должны были заседать в Сенате (подготавливающем и принимающем на рассмотрение законы) и Генеральном суде. При этом крепостных крестьян было запрещено продавать без земли.

Подобную систему в последние годы гетманства предполагал для Украины Кирилл Разумовский при содействии генерального писаря Андрея Безбородко. «Записка» канцлера свидетельствовала о критическом отношении князя и канцлера к порядкам российского абсолютизма, негативные стороны которого со всей очевидностью проявились в годы правления Павла I. Она была внимательно изучена друзьями цесаревича Александра и во многом использована в первые, либеральные, годы его царствования в работе трудившегося над разработкой системы реформ Негласного комитета.

А. Безбородко, человек радушный, с развитым художественным вкусом, любил веселые застолья и чувственные радости, что вполне органично сочеталось с обширными познаниями в различных сферах. При постоянной загруженности делами, А. Безбородко, особенно в период наиболее интенсивной деятельности, неизменно отличался хлебосольным гостеприимством, покровительством просивших заступничества и помощи, любовью к коллекционированию произведений искусства, а также завидным самообладанием и чувством юмора.

Во дворце вблизи Петербурга он собрал уникальную коллекцию художественных произведений — около 300 картин европейских художников; позже эти произведения перешли в Эрмитаж.

Занимая высшие должности в Российской империи, А. Безбородко не забывал об Украине. Он был соавтором (написанной главным образом В. Рубаном) «Краткой летописи Малой России», изданной в 1777 году. Его перу принадлежат несколько небольших сочинений по отдельным проблемам истории родного края, которую он, как, впрочем, и историю других стран Европы, знал превосходно. Немалый интерес представляют его труды о русско-турецких войнах и дипломатической борьбе вокруг восточного вопроса.

Скончался А. Безбородко в богатстве, чести и славе 6 апреля 1799 года еще не старым человеком, явно отягощенным сибаритским образом жизни последних двух десятков лет. Не имея прямых законных наследников, свои несметные богатства оставил младшему брату Илье, служившему под командованием А. В. Суворова и прославившемуся при взятии Измаила и во время польской кампании 1795 года. По завещанию канцлера, на часть этих средств в большом здании, сооружённом с этой целью, Илья открыл в Украине (в Нежине) Гимназию высших наук имени А. Безбородко (в 1832 году реорганизована в Лицей). Это учебное заведение воспитало многих деятелей украинской и российской науки и культуры, наиболее известный среди которых — Николай Гоголь.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про бабочек
Интересное о студенческих традициях
Интересное про дельфинов
Самые нервные профессии
Соборная мечеть Биби-Ханым в Самарканде
Болгарские столицы
Тайна Египетских иероглифов
Уильям Хогарт
Категория: Знаменитые украинцы | (23.03.2013)
Просмотров: 982 | Теги: знаменитые украинцы | Рейтинг: 5.0/1