Артемий Ведель

Артемий Ведель | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые украинцы

Артемий Ведель
Артемий Ведель

     В лице А. Веделя украинская духовная музыкальная культура достигла звездных высот. Свыше 30 духовных концертов, Две Литургии, Всенощная, более 40 отдельных хоров и вокальних трио на канонические тексты — это лишь то, что известно на современном этапе из творческого наследия выдающегося композитора.

Вершин композиторского мастерства Ведель достиг в жанре духовного концерта. Его имя всегда упоминается вместе с именами Максима Березовского и Дмитрия Бортнянского. Все они украинцы по происхождению. Однако лишь жизненный путь Артемия Веделя в полной мере связан с Украиной.

Композитор жил в эпоху сложных и в большинстве своем трагических исторических преобразований: это был период царствования Екатерины II и Павла I, когда украинские земли, как и украинская церковь, окончательно утратили свои автономные права. В 1764 году было ликвидировано гетманство, в 1775 — разрушена Запорожская Сечь, в 1783 — юридически введено крепостничество в Украине. Не менее драматичной, преисполненной трагических событий, роковых обстоятельств, была и судьба такой неординарной личности, как Артемий Ведель. Как писал позднее другой выдающийся композитор и хоровой дирижер Александр Кошиц: «Огненним метеором промелькнул над Украиной талант Веделя, оставив загадку психологам и тайну биографам…».

Ни один рассказ о жизненном пути Веделя не был бы возможен без воспоминаний двух учеников и близких друзей композитора — известного певца и композитора, протоиерея Петра Ивановича Турчанинова и певца Василия Зубовского, позднее — иеромонаха Киево-Печерской лавры Варлаама. Эти воспоминания не сохранились, но дошли к нам в изложении профессора Киево-Могилянской академии, журналиста, бывшего регента хора Академии Виктора Ипатьевича Аскоченского, который написал биографические статьи об А. Веделе, посвятил ему раздел в своем труде «Киев с его древнейшим училищем — Академиею», опубликовал автобиографические заметки П. Турчанинова, приложив к ним письма А. Веделя.

Артемий Лукьянович Ведель (настоящая фамилия Ведельський) родился в 1767 году в семье киевских мещан. Отец был резчиком киевского иконописного цеха. Семья имела свой дом и усадьбу на Подоле возле бывшего Крещатого яра. Известно, что способного к пению Артема в 9-летнем возрасте отдали на обучение в Киево-Могилянскую академию. Здесь Ведель получил прекрасное гуманитарное образование, в том числе и музыкальное. Юноша чудесно пел, играл на скрипке, поэтому в оркестре исполнял ведущие партии, а его тенор был настоящим украшением Академического хора.

Со временем Веделю доверили руководство хором, звучание которого молодой музыкант поднял на высокий художественный уровень. Обучение в Академии содействовало и личностному развитию будущего композитора, мировоззрение которого формируется в духе гуманистических идей просвещения. Ведель читает труды самых лучших представителей украинской философской школы — С. Яворского, Ф. Прокоповича, М. Козачинского, Г. Конисского.

Чрезвычайно импонируют ему произведения Г. Сковороды — в них особая философия, особая жизненная мудрость, они учат доброте, любви к людям, учат сочувствовать чужой беде, руководствоваться в жизни собственной совестью.

К сожалению, не существует ни одного художественного портрета А. Веделя.

П. Козицкий в книге «Пение и музыка в Киевской академии за 300 лет ее существования» приводит воспоминания В. Зубовского о том, что Ведель был красивым юношей, с прекрасными лучистыми глазами на задумчивом лице, отличавшийся благородными манерами и чрезвычайной скромностью. Существенными чертами его характера были «глубокая и искренняя религиозность и из ряда вон выходящая нежность и кротость души, пронизанной несколько печальним и скорбным чувством».

По словам Аскоченского, Ведель, руководя хором, никогда не сердился, а ошибки хористов исправлял кротко, с улыбкой. И дело было не только в характере, а прежде всего, в сознательном выборе им жизненных приоритетов, базировавшихся на преимуществе духовности, моральной чистоты. Ведель будет верен им до последнего вздоха. Из воспоминаний известно, что композитор вел почти аскетический образ жизни, никогда не жаждал богатства, славы, часто сочувствовал чужому горю…

А пока талант Веделя — певца и дирижера — шлифуется в роботе с хором Академии. К способному певцу и дирижеру присматривается митрополит Киевский Самуил Миславский, вьдающийся деятель, который поддерживал учебный процесс в Академии на европейском уровне (настаивал на введении в учебную программу европейских языков, истории искусств, рисования и т. п.), заботливо опекал студентов, раздавал свое имущество (одежду и деньги) бедным и убогим. Поэтому неудивительно, что, когда московский генерал-губернатор П. Еропкин обратился в митрополиту Самуилу с просьбой прислать к нему знатока хорового пения, последний рекомендовал именно Веделя. Известно, что в марте 1788 г. молодой музикант вместе с несколькими хористами едет в Москву и там занимает должность капельмейстера хора и оркестра в губернаторском доме, который был одним из центров музыкальной жизни тогдашней Москвы. Некоторое время Ведель возглавляет капеллу князя Прозоровского, хотя формально служит канцеляристом в департаменте сената.

Можно предположить, что попытки писать музыку все же были, но что это были за произведения? К сожалению, значительная часть произведений Веделя не датирована. Известно лишь, что в декабре 1792 г. Ведель был освобожден от службы по состоянию здоровья и возвратился в Киев.

Нет никаких сведений о жизни композитора в тот период. К тому времени в Киеве располагался штаб пехотного корпуса, которым руководил генерал-поручик Андрей Яковлевич Леванидов. Генерал любил музику, в частности духовное пение, часто посещал с корпусным хором монастырь Св. Екатерины на Подоле, заходя после службы к отцу Евстафию, отставному флотскому обер-иеромонаху, жившему при монастыре. Там с генералом Леванидовым и познакомился Артемий Ведель, который бывал у отца Евстафия вместе с преподавателями Могилянской академии. Присутствовавший при этом знакомстве П. Турчанинов, в то время — малолетний певчий в хоре Леванидова, вспоминал, что генерал, по совету отца Евстафия, упросил Веделя спеть. Когда Ведель с несколькими хористами запел старинный концерт А. Рачинского «Возлюблю я, Господи!», генерал и все присутствующие были очарованы голосом Веделя, после чего Леванидов пригласил талантливого певца руководить корпусным хором.

С этих пор начинается самым счастливый и плодотворний период жизни и творчества композитора. Под его чутким руководством за короткое время корпусный хор стал самым лучшим в Киеве, его исполнительскую манеру стали перенимать другие хоры.

Популярность Веделя как певца и дирижера быстро возрастает. В. Аскоченский писал, что голос Веделя был поставлен от природы, для него не существовало вокальних трудностей.

Известно пять духовных концертов 1794–1795 гг., датированных Веделем собственноручно. А сколько в этот воодушевленный период было создано иных композиций, на которых не указана дата?…

Едва написанные произведения сразу же звучали в исполнении корпусного хора, перенимались другими исполнителями. П. Турчанинов описывал огромное впечатление, которое произвело на него исполнение с участием автора концерта Веделя «В молитвах неусыпающу Богородицу»: «В нем все силы тенора, и петь его нужно с таким чувством и вкусом, как пел Ведель. Он сам и все слушатели обливались слезами. Когда он пел, что-то небесное, невыразимое было в его глазах».

В. Зубовский вспоминает, как плакали люди во время исполнения концерта «Спаси мя, Боже», говорит о широкой популярности в народе концерта «Помилуй мя, Господи», «который обошел всю православную Русь». Волнующее впечатление, по воспоминаниям В. Зубовского, производил и концерт «Доколе, Господи, забудешь мя»: после его исполнения хором Леванидова в Михайловском монастыре к Веделю подошел князь Дашков, который находился тогда в Киеве, снял с себя золотой шарф и подарил композитору, добавив еще 50 червонцев.

Эмоциональное влияние произведений Веделя приносило им огромную популярность. В частности, министр юстиции П. Трошинский купил у композитора Литургию за 300 рублей.

В апреле 1796 г. А. Леванидова назначают генерал-губернатором Харьковским и Воронежским. Артем Ведель вместе с несколькими самыми лучшими хористами, среди которых был и П. Турчанинов, переезжает в Харьков. Для торжественной встречи нового наместника композитор пишет концерт «Воскресни, Боже, суди земли» и сам исполняет его с новообразованным харьковским хором.

В лице Андрея Яковлевича Леванидова А. Ведель имел настоящего защитника и покровителя. Генерал, удовлетворенный работой Веделя, создает ему все возможные условия для занятий музыкой, обеспечивает повышение по службе… Еще в 1794 г. композитор по совету Леванидова вступил на военную службу — канцеляристом в штабе генерала, а в 1796 г. получил ранг капитана и был назначен старшим адьютантом.

Преисполненный творческой энергии, он пишет замечательные хоровые концерты «Услыши, Господи, глас мой» (№ 8), «Господь пасе мя» (№ 10) и большой двухорный концерт «Проповедника веры и слугу слова Андрея восхвалим» (№ 9).

Кроме прочего, Ведель преподает пение и музыку в вокальном классе Казенного училища, готовит певцов для Петербургской певческой капеллы.

К сожалению, счастливый, преисполненный выдающихся творческих достижений период жизни А. Веделя был краток. В 1796 г. после смерти Екатерины II на престол восходит ее сын Павел I. С патологической склонностью к военно-казарменной дисциплине он превращает в казарму всю страну, увольняет всех екатерининских царедворцев. Освобожденным от должности, Андрей Яковлевич Леванидов оставляет Харьков.

Ведель подает в отставку и в 1797 г. переходит на гражданскую службу к Слобожанско-Украинскому губернатору О. Г. Теплову, где некоторое время продолжает руководить хоровой капеллой. Композитора все больше охватывают разочарование и отчаяние: художественная жизнь в Харькове, как и по всей Российской империи, почти замирает. Закрыт городской театр, по распоряжению Павла I значительно сокращены полковые роговые и симфонические оркестры, полностью ликвидированы военные хоры. Но наиболее гнетущее впечатление на Веделя произвел царский указ 1797 г. о запрете петь в церквях хоровые концерты. Вскоре Ведель оставляет и педагогическую работу в Казенном училище.

Поле творческой деятельности композитора неустанно сужалось. Безысходность, душевное переутомление приводят Артемия Веделя в августе 1798 г. в Киев, в родительский дом. Родной город встречает его той же враждебной, преисполненной тревоги атмосферой казарменных порядков, которая угнетала его в Харькове. В ноябре 1798 г. появляются два хоровых концерта, в которых отображено внутреннее состояние Веделя — состояние отчаяния, тревожного предчувствия. В письме к П. Турчанинову Ведель пишет: «… я недавно сделал два концерта весьма сильные: 1-й „Боже, законопреступницы воссташа", а 2-й — „Ко Господу всегда скорбити, воззвах", кои и были спеты в Братском и Софийском соборах; весьма я недоволен, что они меня не могли тронуть, ибо ничего того не могли выразить, что там изображено». Композитор явно недоволен исполнением, которое не отвечало его творческому замыслу. Для Веделя музыка — наиболее естественный способ самовыражения. Создавая хоровые концерты, он вкладывает в них всю силу своих чувств, внутренних поисков и переживаний. Большинство концертов написано на тексты молящих псалмов из Псалтыря, созвучных веделевскому мировоззрению. Главной темой произведений композитора является противостояние добра и зла, созидания и разрушения.

По-видимому, все, что разрушало нормальную, следующую принципам моральной чистоты, жизнь, мешало творческой самореализации, вызывало у Веделя глубокое разочарование, приводило к психологическим сломам: «Я не знаю, что мне делать. Мне кажется, что меня Бог совсем оставил…, я крайне не устроен в моей участи…» (из письма к П. Турчанинову).

В январе 1799 года А. Ведель стал послушником Киево-Печерской лавры, собираясь с течением времени принять постриг. П. Турчанинов, посещая своего друга, заметил в нем перемены: лицо было изможденным, заросло бородой, взгляд «загадочный, горящий», выглядел он одиноким и разочарованным человеком. Ведель рассказывал Турчанинову о своих «видениях и откровениях», однако тот почти ничего не понял, кроме того, что композитор собирается вскоре покинуть Лавру, ибо здесь его только и учат, что есть, пить и спать. Вопреки чаяниям, Ведель не обнаружил в Лавре ни душевного покоя, ни творческой атмосферы.

Вернувшись снова в родительский дом, композитор много читает, пишет музыку, в одиночестве гуляет по склонам Днепра. Вспоминая тот период жизни, отец говорил о меланхолической болезни сына. Встречаясь с Василием Зубовским, Ведель часто просил его спеть свои излюбленные песни, написанные Г. Сковородой «Ах, счастье, счастье, бедное, злое!» или «Ах, ты свете лестный, ты сердце крушишь…» и при этом «погружался в меланхолию».

Между тем в руки архимандрита Киево-Печерской лавры Иерофея Малицкого попала книга, которая принадлежала Веделю, и якобы была найдена в одной из келий Лавры сторожем. На страницах книги Ведель сделал несколько своих записей, прочитав которые, Иерофей приказал послушникам немедленно разыскать композитора и привести его в Лавру.

Ничего не подозревающий Ведель был взят под стражу. Вскоре появляется «Дело о помещении на излечение в больницу сумасшедшего — отставного капитана Веделя». Поражает то, что окончательную санкцию на «лечение» Веделя губернатор Киева получает от самого царя Павла I. На деле появляется надпись «Секретное», а композитор летом 1799 года засажен в дом для умалишенных до конца жизни (а ему лишь 32 года)! Что же было в той книжке? Среди «многих нелепостей», как назвали записи Веделя, роковым оказалось вот что: «1799 года за свидетельство слова Божия и прославление его имени Екатерина II убита от сына Павла I. Павел же со своею фамилиею до царицы Елены младой, убиты его преосвященством Киевским метрополитом (так) Иерофеем».

Разумеется, что митрополит, известный как человек немилосердный, своевольный, боялся огласки и непредвиденной реакции царя, поэтому приложил все усилия, чтобы изолировать Веделя. Для Павла же человек с такими мыслями был личным врагом. Заключив талантливого человека, имевшего тонкую впечатлительную психику, в «смирительным дом», «власть имущие» силой принуждали композитора сойти с ума, запретив, вдобавок, выдавать ему бумагу и перо.

Кроме того, было запрещено исполнение произведений Веделя, позднее — даже их печатание, замалчивалось имя великого музыканта. Ужасный, лицемерный приговор «власть имущих»!

Похоже, композитор все знал и понимал, что усугубляло психический кризис; Ведель пишет из сумасшедшего дома письма Турчанинову: «Я ведаю, что Вы здесь находитесь, и не могу поверить поэтому, чтобы Вас что-либо могло удержать посетить меня, но думаю, что Вас не пущают нарочно, ожидая с минуты на минуту моей вечной смерти… Я не знаю ни убийц, ни спасителей моих, но надеюсь только на обещание мне двух особ… лет быть в теле. И я не думаю, чтобы я иначе с ним расстался, как разве кто разделит меня с ним, как разделили с Богом и Церковью и Христом ея, о коих я ныне понятия не имею, да и иметь не хочу».

Примечательно, что слова Артемия Веделя относительно участи Павла оказались пророческими — в 1801 году царь был задушен. По этому поводу Турчанинов вспоминает, что во время одного из посещений Веделя в больнице, композитор, внезапно прервав разговор, воскликнул: «Ура! Александр на престоле!». Случилось это в день убийства Павла, о чем в Киеве узнали лишь через несколько дней. Турчанинов верил в сверхъестественные способности одаренного композитора.

Возвращаясь к заключению Веделя, отметим, что Александру I (преемнику Павла I) в 1802 году было представлено дело «сумасшедшего капитана» для пересмотра с целью амнистии. Но, как известно, страх перед исторической правдой, духовное убожество порождают жестокость властей. 9 долгих лет издевательств вынес Артемий Ведель! Лишь за несколько дней до смерти, больного, его отпустили домой, где, с молитвой на устах, он умер. Это поизошло 26(14) июля 1808 года. Похоронен он был на Щекавицком кладбище. Могила его со временем затерялась.

Через 100 лет после смерти большого мастера хоровой музыки именно в стенах Киевской духовной академии начинается процесе возвращения славного имени Артемия Веделя и его наследия. Хор Академии под руководством всемирно известного украинского хорового дирижера, а тогда регента хора Александра Кошица, задался целью, по словам Кошица, «… воскресить в Академии нашего славного Веделя». Почти все хоровые концерты композитора были спеты хором, пока им дирижировал А. Кошиц.

С 1902 года началась изучение и издание творческого наследия прославленного мастера.

В мае 1901 года в Киеве в Конгрегационном зале Духовной академии состоялась первая лекция, посвященная творчеству А. Веделя. С докладом выступил выдающийся знаток церковного пения и его истории, регент хора Академии, исследователь жизни и творчества А. Веделя В. Г. Петрушевский. Тогда же сообщением о своих наблюдениях над влиянием музыки Веделя на слушателей выступил известный психолог (психиатр), профессор университета И. А. Сикорский (письменное изложение выступления к сожалению, не сохранилось). Хор под руководством А. Кошица исполнил фрагменты произведений композитора.

С музыкой Артемия Веделя возвращается к нам и дух этой неординарной, величественной и талантливой личности, которая и сегодня остается феноменальним явлением в истории украинской культуры.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про Китай
Интересное про банкоматы
Интересное о Швейцарии
Важнейшие открытия в криминалистике
Собор в Куско
Кушан
Голда Меир
Михаил Старицкий
Категория: Знаменитые украинцы | (23.03.2013)
Просмотров: 1708 | Теги: знаменитые украинцы | Рейтинг: 5.0/1