Богдан Хмельницкий

Богдан Хмельницкий | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые украинцы

Богдан Хмельницкий
Богдан Хмельницкий

     Человек-легенда — вот наиболее точная характеристика единственного в истории Украины общенационального лидера, за которым поднялся весь народ.

Жизненный путь Богдана Хмельницкого, тесно переплетенный с судьбами многих тысяч украинцев, — это путь блестящих побед и горьких поражений, глубоких раздумий, личных потерь и обретений.

Отец Богдана, Михаил Хмельницкий, был православным шляхтичем из Галиции. С юных лет он служил у Яна Даниловича, и когда в 1590 году тот был назначен старостой Корсуня и Чигирина, переехал с ним в Поднепровье, заняв пост подстаросты Чигирина. Поскольку Я. Данилович в основном жил в Корсуне и Польше, возвышавшийся на гранитной горе неприступный Чигиринский замок всецело был в ведении М. Хмельницкого. В соответствии с должностью он получил во владение богатый хутор Суботов, расположенный в восьми километрах от Чигирина, который за три десятка лет хозяйствования превратил в богатую укрепленную усадьбу.

Чигирин был последним городом-крепостью на юго-восточных рубежах Речи Посполитой. За ним начиналось Дикое поле — причерноморские степи, через которые пролегли пути на Запорожскую Сечь и в Крым. Чигирин снабжал оружием и боеприпасами запорожских казаков, от которых Чигиринский гарнизон первым узнавал о приближении к Украине татарских орд.

М. Хмельницкий женился на молодой местной казачке. 27 декабря 1595 года, в день святого Теодора (в народе называемого Богданом) у них родился сын Богдан. По обычаям того времени мальчику дали второе имя — Зиновий. Его детство прошло среди детей крестьян и рядового казачества украинского порубежья, где война была атрибутом повседневного быта. В Чигирине Богдан получил начальное образование. Для дальнейшего обучения его отдали в латиноязычный иезуитский коллегиум во Львове, основанный коронным гетманом Станиславом Жолкевским в 1608 году. Проучившись там несколько лет, Богдан Хмельницкий освоил польский и латинский языки, прошел классы грамматики, поэтики и риторики, получив обычное для шляхетских детей образование, вполне достаточное для дальнейшей служебной карьеры. Глубокие познания в латыни позволили ему в дальнейшем свободно вести переговоры с послами ведущих европейских государств. Однако иезуиты, слывшие тонкими воспитателями юношества, не смогли духовно пленить юного Богдана. Всю свою жизнь он оставался их непримиримым врагом и в годы гетманства требовал от польских властей ликвидации иезуитских коллегиумов в казацкой Украине, мотивируя это тем, что от иезуитов «начинаются распри в религии и нарушается мир».

К началу 20-х годов XVII ст. юноша возвратился в отцовский дом. К этому времени Суботов превратился в процветающее поместье с окружавшим его селом. Неподалеку от него на землях Хмельницких возникло еще одно поселение — Новоселица. Пограничная служба для жителей этих мест была повседневным занятием и с оружием они не расставались. Здесь Богдан получил хорошую воинскую закалку.

Когда в 1620 году началась польско-турецкая война, он с отцом и Чигиринскими казаками присоединился к армии С. Жолкевского. В октябре польская армия потерпела поражение на Цецорских полях. Михаил Хмельницкий пал в сражении, а Богдан попал в плен к туркам. Несколько лет он провел в Стамбуле при одном из командующих турецким флотом и выучил за это время турецкий язык. Судя по всему, турки обращались с ним сносно. В это время Богдан хорошо изучил их образ жизни, состояние турецкой армии и даже завел знакомства (например, с Бектеш-агой, будущим советником султана), которые в дальнейшем умело использовал в переговорах с османским двором. По одним источникам, из плена его выкупила мать, по другим — запорожцы обменяли его на турецких пленников, «с благодарностью вспоминая его отца».

Вернувшись домой, Б. Хмельницкий сближается с запорожскими казаками, отказавшись от государственной службы, на которой как сын павшего в бою подстаросты Чигиринского и благодаря выдающимся личным качествам мог весьма преуспеть.

Отдельные источники донесли до нас сведения об участии Хмельницкого в составе казацкого войска в боях с татарами и турками (в частности, о взятии им в 1629 году в плен двух князей из рода Кантемиров) и в Смоленской войне 1633–1634 годов. За проявленную доблесть король Владислав IV наградил его золотой саблей.

С середины 30-х годов Богдан Хмельницкий занимал пост писаря (главы канцелярии) Войска Запорожского и участвовал в разработке официальных документов, в том числе посланий сечевого казачества королю и сейму.

Весной 1637 года вспыхнуло восстание под предводительством П. Бута (Павлюка). К концу года оно было подавлено, но весной 1638-го, возглавленное Я. Остряницей (Острянином) и Д. Гуней, разгорелось с новой силой. Усилиями коронного гетмана С. Потоцкого полякам и на этот раз удалось одержать победу. По Украине развернулись репрессии, тысячи казаков, не внесенных в реестр (который сокращался до шести тысяч), объявлялись крепостными. Но это, не решив ни одной острой проблемы, лишь загнало их вглубь. Новый взрыв народного негодования был неизбежен. С осени 1637 года Чигирин стал центром повстанческого движения.

Жестокое подавление восстания 1638 года укрепило польское господство в Украине на десятилетие, называемое в польской историографии «золотым покоем». Чтобы не допустить запорожцев в подвластные полякам земли Украины выше Порогов, в районе современного Днепропетровска была построена крепость Кодак. Осматривая ее в 1639 году, коронный гетман Конецпольский не без злорадства поинтересовался у присутствовавшего там Хмельницкого, как он находит ее расположение и укрепления, на что тот коротко ответил латинской поговоркой: «Созданное руками, руками и уничтожается». Осенью 1648 года казаки овладели этой крепостью.

Назначенный в Украину для окончательного ее усмирения коронный гетман Конецпольский относился к казацкой старшине и лично Богдану Хмельницкому с нескрываемой враждебностью. По словам одного из польских хронистов, перед смертью он высказывал сожаление, что Хмельницкий еще жив и может причинить Речи Посполитой много зла, «ибо никогда еще среди казаков не было человека таких способностей и ума», и даже советовал своему сыну, наследовавшему его посты в Украине, «найти против Хмельницкого какое-нибудь обвинение и изжить со света».

В 1640 году запорожские и донские казаки во главе с Д. Гуней выступили в поход против турков. В этом походе участвовал и Б. Хмельницкий. В то время он уже настолько выделялся среди казацкой старшины, что им заинтересовалось французское правительство, пытаясь привлечь на службу. Внимание правившего тогда во Франции кардинала Мазарини на будущего гетмана обратил французский посол в Варшаве граф де Брежи, называя Хмельницкого полковником и характеризуя его как способного полководца, пользующегося уважением при польском дворе, а после личных переговоров с ним сообщал, что это «человек образованный, умный, сильный в латинском языке».

В марте 1645 года Богдан Хмельницкий со старшинами Иваном Сирко (будущим атаманом запорожцев) и Солтенко морем через Гданьск отправились во Францию. Хмельницкий лично вел переговоры с высшим французским командованием, предлагая набрать из казаков 1800 человек пехоты и 800 всадников. По заключенному соглашению запорожский отряд в 2500 человек под командованием И. Сирко осенью того же года прибыл во французский порт Кале и вскоре, действуя как самостоятельное подразделение, отличился при взятии города-крепости Дюнкерк. Десять лет спустя, встретившись с французским послом, Хмельницкий с теплотой отзывался о Франции, и особенно о ее прославленном полководце, герое Тридцатилетней войны принце Конде.

Но если Тридцатилетняя война подходила к концу, то против Османской империи намечалась новая коалиция, в состав которой должны были войти Испания, Венеция и Австрия. Дипломаты этих стран при содействии папы римского стремились привлечь на свою сторону Речь Посполитую и Запорожскую Сечь, но действовали тайно, опасаясь негативной реакции польского сейма.

В апреле 1646 года по приглашению короля в Варшаву прибыла представительная делегация украинского казачества. На тайном совещании стороны договорились, что запорожцы на 60 кораблях выступят в поход на Черное море. На подготовку им было передано 6 тысяч талеров. Тогда же Владислав IV пообещал расширить казацкий реестр до 12 тысяч. Гетманом предстоящего морского похода король назначил Б. Хмельницкого и вскоре через канцлера Оссолинского, посетившего Запорожскую Сечь, передал ему гетманскую булаву. Однако королю не удалось сохранить в тайне свои планы, и в октябре 1646 года сейм высказался против войны с Турцией.

В начале 1646 года умер коронный гетман Конецпольский, за годы правления сумевший сосредоточить в своих руках обширные земельные владения на Правобережной Украине с Чигирином и его окрестностями. Коронным гетманом в Украине был назначен Николай Потоцкий. Сын Конецпольского Александр, ставший старостой корсунским и Чигиринским, и назначенный им Чигиринским подстаростой Даниэль Чаплинский, — предъявили претензии на принадлежавший Хмельницкому Суботов, воспользовавшись тем, что документы на имение как на наследственную собственность оформлены не были. Летом 1646 года Богдан Хмельницкий поехал в Варшаву и король лично подтвердил его права на Суботов. Тем не менее Конецпольский и Чаплинский не отказались от своих намерений. Во время боя с татарами, напавшими на Чигирин в конце 1646 года, один из солдат Чаплинского ударил Богдана саблей по шее, однако кольчуга выдержала удар. Затем слуги Чаплинского избили до полусмерти несовершеннолетнего сына Хмельницкого. Весной 1647 года, пользуясь отсутствием хозяина, Чаплинский совершил разбойный наезд на Суботов и захватил все имущество Хмельницкого, скот и хлебные запасы.

Это нападение ускорило кончину долго болевшей жены Богдана Анны, урожденной Сомко. Местный суд, куда обратился Хмельницкий, приняв сторону безраздельно хозяйничавших на землях Чигиринщины Конецпольского и Чаплинского, в виде компенсации за потеряный хутор согласился на выплату потерпевшему 150 злотых, что не шло ни в какое сравнение с реальной стоимостью понесенного ущерба. Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Богдана. На помощь короля надежды не было — Владислав был бессилен против самоуправства магнатов и подвластной им шляхты в Украине. Хмельницкому оставался один путь — на Запорожье.

Осенью 1647 года Хмельницкому хитростью удалось раздобыть у командира реестровых казаков Барабаша королевскую грамоту, обещавшую казакам денежные выплаты и расширение реестра. Узнав об этом, Конецпольский приказал схватить Б. Хмельницкого, надеясь получить от гетмана Потоцкого разрешение на его казнь. Однако Чигиринский полковник Станислав Кричевский, кум Хмельницкого, в середине декабря 1647 года отпустил Богдана из-под стражи. Не желая более искушать судьбу, Богдан с несколькими десятками ближайших сторонников тотчас же отправился на Сечь.

За месяц Б. Хмельницкий сплотил вокруг себя запорожских казаков: 25 января 1648 года началось восстание под его руководством. Большая часть реестровых казаков Сечи перешла на сторону Хмельницкого. Польский гарнизон был выбит с острова Хортица. Тогда же Богдан Хмельницкий был избран гетманом Войска Запорожского.

Тотчас же начались переговоры запорожцев с крымскими татарами о союзе против поляков. Задумывая масштабную войну против Речи Посполитой, необходимо было обезопасить тыл. В противном случае поляки, заплатив хану необходимую сумму, ударили бы казакам в спину.

По договоренности, татарам в ходе войны доставалась добыча (в том числе и пленные, за которых можно было получить выкуп), а казакам — освобожденная территория. Хан Ислам-Гирей, с недоверием относившийся к планам Богдана, поначалу дал ему в помощь лишь несколько слабо вооруженных отрядов. Более существенная помощь из Крыма пришла уже после первых побед запорожцев.

Поляки, не придавшие особого значения уходу Б. Хмельницкого на Сечь, серьезно обеспокоились, узнав о соглашении казаков с татарами. Коронный гетман Потоцкий отправил на Сечь послов во главе с полковником Кричевским, обещая предоставить казакам ряд прав и свобод, а Хмельницкому — возвратить Суботов. Но теперь остановить ход событий было уже невозможно. Ничего не добившись переговорами, Потоцкий стал собирать силы для подавления восстания в самом его начале.

Известие о том, что Потоцкий концентрирует войска, ускорило выступление запорожцев. В апреле 1648 года Хмельницкий устремился к Чигирину. У Каменного Затона он привлек на свою сторону высланных против него реестровых казаков и в конце апреля окружил и атаковал вторую часть высланных против него сил при Желтых Водах. В ходе боев под Желтыми Водами 5–6 мая польские войска потерпели поражение. Захваченных в плен поляков с их командиром Шемберком восставшие передали татарам.

Узнав о разгроме под Желтыми Водами, спешивший на помощь Шемберку Потоцкий повернул от Чигирина назад. Однако Хмельницкий, без труда овладев родным городом, вскоре настиг его у Корсуня. Потоцкий решил без боя незаметно отойти к Богуславу, но Хмельницкий, разгадав его планы, поставил на пути поляков засаду. Утром войска Потоцкого, растянувшиеся в окруженной лесом балке в урочище Ореховая Дубрава, были атакованы и разбиты. В плен попали гетманы Потоцкий и Калиновский. Развивая наступление, запорожцы в ближайшие дни овладели хорошо укрепленной Белой Церковью, отрезав от Польши все Среднее Поднепровье с Левобережьем — владениями ярого католика и непримиримого врага казаков князя Иеремии Вишневецкого, предок которого, легендарный Байда, по иронии судьбы был основателем первой Запорожской Сечи.

По всей Украине разгоралось пламя казацко-крестьянских восстаний. Поляки массово бежали к укрепленным замкам Волыни и Подолии. Православный воевода Киевский Адам Кисель, не надеясь удержаться в городе, покинул свой замок и отступил с гарнизоном на запад. Иеремия Вишневецкий со своими силами направился на Волынь в обход Киева, через Чернигов и Гомель.

Слава о Хмельницком как народном освободителе разлетелась по всем уголкам Украины, и к нему потянулись многочисленные отряды крестьян и мещан, плохо вооруженные и не имевшие боевого опыта, но готовые продолжать борьбу за свободу. Во всем этом хаосе нужно было срочно разобраться, назначить командиров, обеспечить новоприбывших оружием и амуницией. Быстро менялись и задачи борьбы. Восстание запорожцев, преследовавших свои сословные интересы и ратующих за искоренение унии, теперь превращалось в общенародную освободительную войну. Повсеместно вводилось народное самоуправление, ликвидировалось помещичье землевладение, отменялась крепостная зависимость. Первоначальные требования о расширении казачьего реестра теряли свою актуальность. Казаками провозглашали себя десятки тысяч людей. Из Приднепровья восстание ширилось на запад. На Подолии успешно действовали отряды полковника Ивана Богуна. 16–18 июля полковник Максим Кривонос разбил собравшего для военного реванша остатки польских сил в Украине князя И. Вишневецкого на Волыни под Староконстантиновом. К середине лета 1648 года Украина от рубежей татарских и московских владений до Подолии и Волыни превратилась в готовую продолжать борьбу казацкую республику.

В ходе ожесточенной борьбы не обходилось без кровавых эксцессов и гибели тысяч невинных людей. Восставшие казаки и крестьяне избивали польских помещиков и военных, управляющих поместьями, арендаторов и мелких торговцев-перекупщиков. В свою очередь, отряды шляхты сжигали украинские села и хутора, истязали казаков и крестьян. Зверства чинились с обеих сторон. Но в отличие от И. Вишневецкого, призывавшего к массовым пыткам и казням для народа, Б. Хмельницкий никогда не отдавал приказов о расправах над мирным населением.

Разгром польских войск в мае — июне 1648 года не означал окончания войны. Запорожский гетман, превратив Чигирин в столицу казацкого государства, готовился к продолжению военных действий. Были доукомплектованы и реорганизованы шесть старых реестровых полков — Чигиринский, Черкасский, Корсунский, Каневский, Белоцерковский и Переяславский, каждый из которых теперь насчитывал до 4 тысяч бойцов. По их образцу на Левобережье и Правобережье формировались полки Прилуцкий, Миргородский, Нежинский, Полтавский, Черниговский, Киевский, Уманский, Винницкий и другие.

В Польше спешно формировали новую армию. Возглавили ее Заславский, Остророг и Конецпольский, которых украинский гетман, хорошо зная каждого, метко охарактеризовал «перина, латина, дитина», имея ввиду изнеженность первого, книжность второго и отсутствие жизненного опыта у третьего. К ним присоединились разбитые М. Кривоносом войска И. Вишневецкого.

Не желая допустить противника на освобожденные территории Украины, Б. Хмельницкий с основным войском в августе 1648 года двинулся навстречу полякам, соединившись на Подолии с повстанцами Максима Кривоноса. Навстречу им из Львова выступила польская армия. 6 сентября поляки подступили к Староконстантинову, где их встретила огнем казацкая застава. Однако ночью казаки неожиданно для врага ушли из города. Поляки восприняли это как свидетельство паники, но это был обманный маневр. Польские войска, потеряв должную бдительность, глубоко вклинились в заранее подготовленные Хмельницким позиции под Пилявцами. Силы поляков состояли из 32 тысяч шляхтичей, 8 тысяч немецких наемников и нескольких десятков тысяч приведенных шляхтой слуг-ополченцев. Им противостояло 80-тысячное казацко-крестьянское войско, в котором боевой опыт имела едва ли треть, а также татарский отряд из 800 человек.

После занятия Староконстантинова среди польских командиров начались споры по поводу дальнейших действий. Заславский медлил, тогда как молодые офицеры требовали решительного наступления. Бой начался 11 сентября не согласованной с высшим командованием попыткой воеводы Тышкевича захватить плотину через речку Икву. Вскоре бои завязались на широком пространстве. С польской стороны наступление велось беспорядочно, а украинским полкам, удерживая основные позиции, удалось измотать противника в двухдневных боях и 13 сентября, дождавшись подхода 4-тысячной татарской орды, успешно контратаковать его. Начавшееся стихийное отступление поляков в ночь на 14 сентября переросло в паническое бегство.

После битвы под Пилявцами от блестящего шляхетского войска ничего не осталось. Дорога на запад была открыта. Подолия была полностью освобождена и пламя народного восстания перекинулось на Волынь и в Галицию. Чтобы не тратить время на захват замков, Хмельницкий оставлял вокруг них осадные отряды, состоявшие из мало маневренных крестьянских ополчений, а сам с основной массой казаков двигался на запад. 26 сентября его армия осадила хорошо укрепленный Львов. Поляки надеялись продержаться в городе до зимы, однако 5 октября М. Кривоносу удалось овладеть твердыней города — Высоким Замком. После этого горожане пошли на переговоры и Хмельницкий, не желая терять драгоценное время и отдавать город своей юности (здесь он учился в коллегиуме) на разграбление, ограничился получением большого выкупа.

Дальнейший путь гетмана лежал прямо на Польшу. В конце октября его войска осадили город-крепость Замостье, расположенный на границе украинской и польской этнических территорий. Но приближались холода, а утомленное войско не было готово к боевым действиям в зимних условиях. Понимая, что наступление на Варшаву в таких условиях не имело шансов на успех, гетман вступил в переговоры с польской стороной. Одновременно он завязал дипломатические отношения с царем Алексеем Михайловичем и турецким султаном Мухаммадом IV, внимательно следившими за изменениями на карте Восточной Европы. К концу года с избранным на королевский престол Яном II Казимиром, братом умершего Владислава, была достигнута договоренность и обе стороны в универсалах возвестили свои народы о наступившем перемирии.

От Замостья Хмельницкий направился в Киев, где 23 декабря 1648 года был триумфально встречен народом и духовенством во главе с митрополитом С. Косовым и находившимся тогда в городе патриархом Иерусалимским Паисием. В феврале 1649 года в Переяславе начались переговоры о всеобъемлющем мирном договоре. Власти Речи Посполитой, которую на переговорах представлял православный А. Кисель, путем уступок казачеству (увеличение реестра, льготы и привилегии) и лично Б. Хмельницкому (утверждение его гетманом) всячески стремились расколоть украинское казачество и крестьянство. Б. Хмельницкий и его полковники и старшины выставляли общенациональные требования: ликвидацию шляхетского землевладения, освобождение крестьянства, отмену унии и уравнивание в правах православных и католиков в пределах всего польско-литовского государства, введение казацкого самоуправления.

О выходе Украины из состава Речи Посполитой речь тогда не шла, хотя поляки соглашались на распространение власти казацкой администрации почти на всю территорию Украины. Но Б. Хмельницкий требовал достойного представительства Украины в сенате и других общегосударственных органах власти. Обеим сторонам было ясно, что исходя из столь разных установок договориться не удастся. Поляки, понемногу собираясь с силами, развернули боевые действия на Волыни и Подолии. В ответ на это в апреле 1649 года гетман разослал в полковые города приказ о подготовке к новому походу. В мае, когда польские войска уже были на марше, а к Киеву с севера подступали силы литовского гетмана Я. Радзивилла, Б. Хмельницкий утвердил свою ставку в Белой Церкви. Посланные им полки остановили наступление литовской армии у реки Припять, предотвратив опасность для Киева. Тогда же Хмельницкий отправил посольство в Москву с предложением начать совместную войну против Речи Посполитой. Царское правительство не решилось пойти на этот шаг, заняв выжидательную позицию. Вместе с тем оно не возражало против закупки украинскими казаками на территории Московского государства оружия и боеприпасов.

В начале лета 1649 года гетман направил свои главные силы на запад и в конце июня осадил выстроенный по последнему слову техники того времени Збараж, где были сосредоточены силы противника под командованием И. Вишневецкого. Туда же подступили союзные войска крымских татар во главе с ханом Ислам-Гиреем. На быстрое овладение этой твердыней надежды не было и гетман сделал все необходимое для ее продолжительной осады. В тяжелых боях обе стороны несли серьезные потери. 27 июля казаки пошли на генеральный приступ, но овладеть смогли только первой линией укреплений противника.

Между тем со стороны Люблина подходили главные польские силы под командованием Яна II Казимира, назначившего за голову Б. Хмельницкого награду в 10 тысяч злотых. Гетман предпринял обманный маневр. Оставим вокруг крепости пятитысячный осадный корпус, он с основными силами незаметно выступил навстречу королевскому войску. Лично проведя разведку и удостоверившись, что польские силы растянулись на марше по направлению к Зборову и начали переправляться через речку Стрипу, Хмельницкий 5 августа силами казацкой и татарской конницы атаковал их с флангов и тыла. Потерявшее управление польское войско к вечеру сумело организовать оборону в наскоро сооруженном лагере у Зборова. Ночные атаки лагеря казацкой пехотой были отбиты, но самим городком удалось овладеть. К утру королевские войска были полностью окружены. Б. Хмельницкий приказал обстреливать лагерь из пушек, выдвинутых на валы Зборова. Польская армия оказалась в критическом положении и Ян Казимир был вынужден пойти на переговоры. Предлагая большую компенсацию и одновременно задабривая подарками хана, он добился раскола в лагере союзников. Ислам-Гирей был рад получить добычу без особых потерь, к тому же дальнейшее усиление казацкой Украины не могло не беспокоить его. А вот Б. Хмельницкому была нужна окончательная победа. Во время затянувшихся переговоров хан заявил, что берет на себя посреднические функции, фактически изменив своим союзническим обязательствам.

По условиям заключенного 8 августа 1649 года под Зборовом мира, поляки признавали существование в составе Речи Посполитой автономного украинско-казацкого государства в пределах Черниговского, Киевского и Брацлавского воеводств (всей Приднепровской Украины, Подесенья и Подолии), где запрещалось пребывание польских войск и иезуитов. Военноадминистративные должности здесь могли занимать только православные. Казацкий реестр доводился до 40 тысяч, а польским войскам запрещалось пересекать украинскую границу. Вопрос о ликвидации Брестской унии, чего казаки постоянно добивались, передавался на рассмотрение сейма. Вместе с тем, шляхте возвращались ее земли, при условии неприкосновенности крестьян, выступавших против хозяев.

Вынужденный под давлением татар принять эти условия, Б. Хмельницкий, неоднократно обсуждая их в личных беседах с королем и А. Киселем, получил лишь часть из того, на что рассчитывал. В свою очередь Ян Казимир считал уступки украинской стороне позорными для Речи Посполитой. Кратковременность подписанного соглашения не подлежала сомнению, поскольку было ясно, что сенат не согласится на ликвидацию унии, а вдохнувшие воздух свободы крестьяне не откажутся от воли.

Все были недовольны Зборовским миром. Радикально настроенная часть старшины требовала от Богдана Хмельницкого продолжения освободительной войны. Понимая ее неизбежность и с еще большим недоверием относясь к крымскому хану, гетман активизировал дипломатическую деятельность, развивая отношения с царем Алексеем Михайловичем и венгерским князем Семиградья (Трансильвании) Юрием Ракоци. При этом он усилил позиции православного духовенства в своем государстве. Чигирин, ставший столицей казацкой Украины, расстраивался и укреплялся. Здесь Хмельницкий принимал московских, трансильванских, венецианских, крымских, турецких, а затем польских, шведских и немецких послов.

Московский царь выказывал расположение к гетманской Украине, но с реальной помощью не торопился. В то же время султан обещал военную поддержку Турции в случае возобновления войны с поляками. В таких условиях летом 1650 года у Б. Хмельницкого созрел план создания широкой антипольской коалиции в составе Украины, Крыма, Молдавии, Валахии и Трансильвании. Для осуществления этого плана гетман уже в августе выступил в поход на Молдавию, господарь которой, Василий Лупул, придерживался пропольской ориентации. Казаки с ходу взяли молдавскую столицу Яссы, после чего Лупул, приняв условия Б. Хмельницкого, также присоединился к антипольской коалиции.

В 1650 году украинский гетман установил дружеские отношения со Швецией, являвшейся в то время главным противником Речи Посполитой в Балтийском бассейне. При поддержке Турции, доброжелательном нейтралитете Московского царства и неспособности влиять на ход событий разоренной Тридцатилетней войной Германии, это фактически означало дипломатическую изоляцию Польши.

В эти годы довольно драматически складывалась личная жизнь гетмана, о которой имеются весьма противоречивые сведения. После освобождения от поляков Поднепровья Богдан Хмельницкий опять сошелся с похищенной у него в 1647 году Чаплинским любовницей Матреной, которую принудили обвенчаться по католическому обряду со злейшим врагом Богдана. По санкции находившегося в Киеве иерусалимского патриарха Паисия этот брак был расторгнут, и в январе 1649 года гетман венчался с Матреной по православному обряду, но… на расстоянии: он тогда находился в Киеве, а Чаплинская — в Чигирине. К сожалению, жизнь у них не ладилась. Новая жена гетмана поддерживала связи с польским лагерем и находилась под сильным влиянием иезуитов. С наследником Богдана, Тимошем, у нее сложились откровенно враждебные отношения. Видимо, эта «степная Елена», как ее иногда называли, кроме красоты и женского обаяния, более никакими достоинствами не обладала. Ко всему прочему, пользуясь длительным отсутствием гетмана в Суботове, она вместе со своей матерью разбазаривала его имущество. После какой-то темной истории, случившейся в 1651 году, отличавшийся крутым нравом Тимош в отсутствие Богдана приказал казнить ее. При этом отношения его с отцом не испортились. Очевидно, гетман прямо или косвенно сам дал такое указание. По слухам, Матрена по наущению иезуитов пыталась отравить Богдана.

Вскоре Б. Хмельницкий женился в третий раз. Его избранницей стала Анна, сестра соратника гетмана нежинского полковника Ивана Золотаренко, к тому времени овдовевшая. Эта рассудительная, хозяйственная женщина пользовалась в окружении Б. Хмельницкого всеобщим уважением и по мере сил помогата мужу, в том числе и в государственных делах.

Но вернемся к военно-политическим событиям. Со второй половины 1649 года мир с поляками в целом соблюдался, однако условия Зборовского соглашения нарушались обеими сторонами: изгнанная с Украины в 1648 году шляхта не могла восстановить свои права на землю и крестьян. В свою очередь, сейм, как и следовало ожидать, отказался ликвидировать Брестскую унию. Обе стороны готовились к войне, ставшей неизбежной после смерти в августе 1650 года сдерживавшего варшавских «ястребов» канцлера Оссолинского. В польском лагере верх взяла «партия войны», и в январе 1651 года Ян Казимир отдал приказ о начале наступления на Украину.

Богдан Хмельницкий, понимая неизбежность новой войны с Речью Посполитой, предпринимал энергичные дипломатические усилия для того, чтобы склонить Алексея Михайловича к началу войны с Польшей. Внешнеполитический расклад сил благоприятствовал Хмельницкому, который тщательно готовился к предстоящей кампании.

В марте 1651 года гетман собрал основные силы под Белой Церковью, и как только просохли дороги, двинулся на Волынь. На Подолии уже кипели ожесточенные бои. В марте 1651 года Иван Богун одержал над поляками крупную победу под Винницей, а в мае его силы соединились с основной армией Хмельницкого и отрядами присоединившегося к нему крымского хана Ислам-Гирея.

Противники сошлись под Берестечком, где 18 июня произошло сражение. Сначала в атаку устремилась легкая конница. Вскоре поляки ввели в действие тяжелую кавалерию, послав за ней и пехоту, но казакам удалось отсечь значительную ее часть от основных сил и уничтожить. Поляки отступили. В руки победителей попало 27 вражеских знамен. Бои меньшей интенсивности продолжались еще два дня. Но, при несомненных успехах, действия казаков все более связывались двусмысленным поведением хана, который отказывался вводить в бой свои силы. Причиной ханских уловок были его тайные переговоры с поляками. Получив от них большую сумму денег, Ислам-Гирей 20 июня неожиданно начал отступление. Б. Хмельницкий поскакал вдогонку, пытаясь вернуть хана, но тот арестовал Богдана и увез с собой. Освободиться гетману удалось только через три дня, в течение которых поляки заняли оставленные татарами позиции и полукольцом охватили казацкие полки, прижав их к болоту.

В этой, казалось бы, безнадежной ситуации положение спас принявший на себя командование Иван Богун. Он организовал оборону силами одной части армии, тогда как другую, менее обученную, перебросил на сооружение проходов через болото и речку Пляшевку. Благодаря мужеству казаков и таланту прославленного полковника основным силам удалось выйти из окружения, хотя пришлось бросить артиллерию и обозы. В это время литовский гетман Я. Радзивилл прорвал казацкую оборону у Припяти и после упорных боев 25 июля овладел Киевом.

Вырвавшийся из татарского плена Б. Хмельницкий в укрепленном лагере под Белой Церковью спешно собирал новые силы. В сентябре 1651 года, не надеясь более на поддержку Крыма, он отправил к московскому царю представительное посольство с просьбой о принятии Войска Запорожского и всей Украины под патронат Москвы. Тогда же польские войска, не сумев уничтожить отступавшие из-под Берестечка казацкие силы, в районе Василькова соединились с литовской армией Радзивилла и в начале сентября подошли к белоцерковскому лагерю гетмана. Начались ожесточенные бои, но взять лагерь и город полякам не удалось.

Боевые действия затягивались, в польской армии вспыхнула эпидемия, от которой умер заклятый враг Б. Хмельницкого и казаков И. Вишневецкий, а Потоцкий в панике писал королю, что овладеть казацким лагерем невозможно. По всей Киевщине разгоралась партизанская война, и гетман Радзивилл должен был оставить Киев, вновь занятый казаками местного полка. В создавшихся условиях в польском стане возобладала линия А. Киселя, стремившегося к скорейшему завершению войны путем переговоров. Мир нужен был и украинской стороне, поскольку отношения с Крымом были разорваны и Ислам-Гирей в любую минуту мог ударить в тыл. 18 сентября 1651 года был заключен Белоцерковский мир, условия которого были тяжелыми для украинской стороны: казацкий реестр следовало сократить до 20 тысяч; шляхте возвращались ее поместья; Войско Запорожское могло находиться только в Киевском воеводстве, а в главные украинские города предусматривалось введение польских гарнизонов.

Принимая эти унизительные условия, гетман и не думал мириться с поражением. Казаки и крестьяне не собирались подчиняться польской шляхте, против польских войск повсюду разворачивалась борьба.

Сам Хмельницкий, к неудовольствию короля, развивал отношения с Москвой, Трансильванией и Швецией, фактически не выполняя своего обязательства сократить казацкое войско и ликвидировать полковую организацию. Польский сейм, собравшийся в Варшаве в феврале 1652 года, не утвердил условий Белоцерковского мира, юридически развязав Б. Хмельницкому руки.

Обе стороны открыто готовились к новой войне.

Весной 1652-го Хмельницкий направил левобережные полки на север, чтобы не допустить вторжения войск Я. Радзивилла, а сам с силами запорожцев и правобережных полков двинулся навстречу 20-тысячной польской армии М. Калиновского, занявшей Подолию и расположившейся лагерем на берегу Южного Буга близ Батога. 22–23 мая украинские силы смяли передовые отряды противника и, овладев переправой через реку, окружили вражеский лагерь. Ночью в польском стане начался бунт против Калиновского, облегчивший Богдану Хмельницкому полное уничтожение сил врага. В бою погиб и гетман Калиновский.

Эта блестящая победа явилась реваншем за неудачу под Берестечком и возвращала стороны к паритету сил 1649 года, с той лишь разницей, что благодаря инициативной дипломатии Б. Хмельницкого, против Речи Посполитой уже готовились выступить Трансильвания, Московское царство и Швеция. Власть Б. Хмельницкого вновь распространилась на все украинское Приднепровье с прилегавшими к нему районами Подесенья, Подолии и Волыни. Гетман, не скрывая возможного присоединения к Московскому государству, предложил королю восстановить мир на условиях Зборовского соглашения. В этом же направлении действовала венецианская дипломатия, стремившаяся к примирению и объединению польских и украинских сил для борьбы с Турцией. Однако польская сторона этих условий не приняла.

Свое влияние на Молдавию гетман усилил заключением в 1652 году брака своего старшего сына Тимоша с дочерью молдавского князя В. Лупула Розандой. Но брак этот оказался недолгим. В Молдавии шла упорная борьба за власть и позиции Лупула были непрочными. Тимош дважды ходил в Молдавию на помощь тестю с казацкими полками. Во время второго похода в сентябре 1653 года в бою под Сучавой Тимош был смертельно ранен и на руках у товарищей скончался. Случилось это вскоре после рождения у них с Розандой двух сыновей-близнецов. Похоронили Тимоша с воинскими почестями в Суботове, в Михайловском соборе, в присутствии совершавшего поездку по Украине патриарха Антиохийского.

После гибели Тимоша наследником Богдана стал его младший сын Юрий, не отличавшийся особыми способностями. Вскоре были выданы замуж дочери гетмана. Старшая, Екатерина, стала женой Даниила Выговского, брата пользовавшегося полным доверием Б. Хмельницкого генерального писаря Ивана Выговского. Степанида вышла замуж за героя Освободительной войны полковника Ивана Нечая. С представителями казацкой старшины были обвенчаны и две младшие дочери гетмана.

В начале 1653 года поляки начали очередное наступление на Подолии, но командовавший местными казацкими войсками Иван Богун хорошо подготовился к обороне. Измотав противника упорной обороной, он решительным ударом конницы в тыл врага разбил поляков под Монастырищем в марте того же года. Осенью 1653 года новое польское войско во главе с Яном Казимиром снова встретилось с полками Б. Хмельницкого на Подолии, но крупного сражения не произошло: обе стороны, засев в укрепленных лагерях, не решались атаковать друг друга и с приближением холодов отступили вглубь своих территорий. При этом Ислам-Гирей, вновь выступивший на стороне Б. Хмельницкого, получив щедрые подарки от поляков, ушел в Крым.

Для успешного продолжения войны гетману нужен был надежный союзник, которым могло быть только единоверное Московское государство. Контакты запорожских казаков с царями Московии имели вековую историю, начиная со времен Дмитрия Вишневецкого и Ивана Грозного. Сам Б. Хмельницкий с лета 1648 года поддерживал переписку с царем Алексеем Михайловичем. Москву регулярно посещали казацкие, а Киев и Чигирин — царские послы.

В мае 1653 года в Москве для обсуждения украинского вопроса собрался очередной Земский собор, который высказался за поддержку казаков и принятие их в царское подданство. Официально это решение было торжественно принято собором 1 октября 1653 года. В постановлении собора шла речь о принятии царем Алексеем Михайловичем гетмана Богдана Хмельницкого со всем Войском Запорожским и украинскими городами и землями «под свою государеву высокую руку» для обороны православной веры. Это фактически означало объявление войны Речи Посполитой.

О решении собора гетману сообщили царские послы, прибывшие в Чигирин в декабре 1653 года. Б. Хмельницкий незамедлительно ответил царю письмом, в котором от имени Войска Запорожского и всей Украины подтверждал готовность перейти в подданство к царю. В это время большое царское посольство во главе с боярином Василием Бутурлиным уже пересекло украинскую границу и 31 декабря 1653 года прибыло в Переяслав. 6 января 1654 года сюда приехали Б. Хмельницкий, большинство украинских полковников, представители казацкой старшины и православного духовенства, многочисленная шляхта и мещане, в том числе и киевские. Таким образом, представлены были все сословия православной Украины.

8 января 1654 года состоялась Переяславская Рада. Открывший ее Б. Хмельницкий в своей речи обосновал целесообразность объединения Украины с единоверным Московским государством, которое бы гарантировало окончательное освобождение от власти поляков и защиту от татарско-турецкой угрозы. Обрисовав положение, в котором находился украинский народ под жесточайшим гнетом польской шляхты, ее преследования и издевательства над православным людом, Богдан Хмельницкий так закончил свое обращение: «Той великий государь царь християнский, зжалившися над нестерпимым озлоблением православие церкви в нашей Малой России, шестьдетных наших молений безпрестанных не презривши, теперь, милостивое свое царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царскою милостию своею прислати изволил, которого естьли со усердием возлюбим, кроме его царския руки, благотишнейшего пристанища не обрящем. А будет кто с нами не согласует теперь, куды хочет вольная дорога».

В ответ на речь гетмана присутствующие единодушно заявили: «Волим под царя восточного, православного». Затем последовали вопросы старшины: «Все ли тако изволяйте?» И на этот раз был дан утвердительный ответ. Богдан Хмельницкий сказал: «Хай буде так». «Чтоб есми во веки вси едино были», — такова была воля собравшихся. После этого В. Бутурлин передал Б. Хмельницкому грамоту царя Алексея Михайловича о приеме казаков под царское покровительство, которая и была оглашена.

Первые недоразумения не заставили себя долго ждать. Украинская сторона, присягая на верность царю, рассчитывала, что московские послы от лица своего самодержца также принесут клятву на верность союзу. Но Бутурлин заявил, что подобных клятв царь никогда никому не давал и он как посол не уполномочен этого делать. Это вызвало смущение у Б. Хмельницкого и его окружения — ведь польские послы, да и сами короли Речи Посполитой, клятвы на верность договорам приносили. Однако в создавшейся ситуации отступать было некуда, и договаривающиеся стороны порешили на том, что более конкретно их права и обязанности будут определены в ходе дальнейших переговоров.

По Переяславскому соглашению Украина сохраняла свою территориально-административную автономию и казацко-гетманское самоуправление с традиционными правами всех ее сословий. Казацкий реестр определялся в 60 тысяч. Крестьяне, ранее подвластные польской шляхте, получали личную свободу и землю. За городами признавались все прежние права. Православная церковь получала господствующее положение. В случае войны украинские казаки должны были выступать на помощь царю, царь же обещал защищать Украину от внешних врагов. Под этим предлогом в ряд городов, в том числе и в Киев, предполагалось введение московских гарнизонов. Гетманское правительство сохраняло за собой право ведения внешних сношений, но в случае переговоров и соглашений с польской и турецко-татарской сторонами должно было действовать с ведома и согласия царских представителей.

В этот период заметно укрепились отношения Украины и России, в частности, шел интенсивный обмен посольствами, координировались внешнеполитические акции. В ближайшее время планировалось совместное широкомасштабное наступление вглубь польско-литовского государства. Московская армия начинала наступление на Смоленск, с дальнейшим движением через Полоцк к Вильно, а казацкие полки во главе с Б. Хмельницким разворачивали наступление в сторону Галиции и Волыни. Ввиду такого поворота событий поляки, задобрив хана щедрыми дарами, вступили в союз с Крымом. Положение Речи Посполитой стало совсем критическим, когда прибывшее к Б. Хмельницкому в Чигирин шведское посольство заключило с гетманом давно обсуждавшийся союз против Польши. К антипольскому союзу присоединился и трансильванский князь Ю. Ракоци.

Поднятое в начале 1648 года восстание, шесть лет спустя приняло характер войны, в которую оказались вовлечены все крупнейшие государства Восточной, Центральной и Северной Европы. Осенью 1654 года царские войска взяли Смоленск. Подолия была разорена польско-татарскими войсками, но весной 1655 года казакам Ивана Богуна вновь удалось освободить ее. Летом того же года запорожские и донские казаки опустошили Крым, а объединенные московско-казацкие войска захватили всю территорию Великого княжества Литовского, взяв Вильно, Ковно и Гродно.

8 июля 1655 года в Померании высадились шведские войска. 29 августа они уже были в Варшаве. В эти же месяцы Б. Хмельницкий осадил неприступную крепость Каменец и совместно с московскими войсками разбил поляков под Городком. Это дало возможность в течение сентября — октября очистить от польских войск всю Галицию и почти месяц удерживать в осаде Львов. Более не надеясь на успех, король Ян Казимир бежал в Германию. Казалось бы, Польша была повержена. Но стратегическая ошибка правительства Алексея Михайловича неожиданно спасла ее. Царь, опасаясь дальнейшего усиления Швеции, без согласования с Б. Хмельницким, в конце 1655 года прекратил боевые действия против поляков, которые, лишившись короля, обещали ему избрание на престол в случае, если он развернет свою армию против шведских войск. Узнавший об этом гетман в письмах предупреждал царя о коварстве поляков. Тем не менее, в мае 1656 года российская сторона начала боевые действия против шведов в Прибалтике.

К лету 1656 года сложилась парадоксальная ситуация. Переяславское соглашение, по которому Б. Хмельницкий мог самостоятельно договариваться со всеми государствами, кроме Польши, Турции и Крыма, никто не отменял. Не нарушая его, украинский гетман в союзе со шведским королем Карлом Густавом и трансильванским князем Ю. Ракоци успешно воевал против остатков войск Речи Посполитой в Прикарпатье. Одновременно московские воеводы в союзе с польскими отрядами действовали против шведов в Прибалтике, а запорожские и донские казаки совместно боролись с татарско-турецкими силами под Азовом.

В такой запутанной ситуации в среде казацкой старшины зрело недовольство промосковской ориентацией гетмана. Поскольку царь, нарушив договоренность с Украиной, повернул московскую рать против шведов и заключил без согласования с гетманом военный союз с Польшей, ведущие полковники во главе с Иваном Выговским не считали себя более связанными договором с российской стороной.

Создавшаяся ситуация удручающе действовала на изнуренного десятилетней напряженной боевой жизнью гетмана. Он осознавал правоту И. Выговского и его единомышленников, но на открытый разрыв с Москвой идти не хотел, говоря: «Я крест царю целовал, и клятве не изменю, а как меня не станет, действуйте по своему усмотрению».

В январе 1656-го по предварительному соглашению с трансильванской и шведской сторонами Б. Хмельницкий направил в Польшу сильную армию под командованием киевского полковника А. Ждановича. В феврале уже больной гетман в Чигирине принимал послов германского императора Фердинанда III, пытавшихся уговорить его примириться с Польшей, однако переговоры ни к чему не привели. В апреле — мае 1656 года армия А. Ждановича овладела Люблином и Брестом, а 9 июня, вместе с войсками Ю. Ракоци, взяла Варшаву. Это можно было считать полной победой над грозным противником. Речь Посполитая лежала в руинах, а власть гетмана простиралась от Азовского моря до Вислы. Условия Переяславского соглашения не соблюдались ни московской, ни казацкой сторонами, и Б. Хмельницкого в Европе и Турции воспринимали как самостоятельного правителя, направляя к нему послов и заключая договоры. В июле 1656 года в Чигирин прибыл царский посол Василий Кикин, намереваясь склонить Б. Хмельницкого к миру с Польшей и с просьбой выдвинуть свои предложения для мирных переговоров. Гетман потребовал всю Малую Русь (Среднее Поднепровье), Подолию и Волынь до Западного Буга, однако эти условия были неприемлемы для польской шляхты. Московский царь также был недоволен требованиями гетмана.

Уже после смерти Б. Хмельницкого Алексей Михайлович понял, какую ошибку он совершил, досрочно прекратив войну с Речью Посполитой и вступив в войну со шведами, которая не принесла Москве ничего, кроме тяжелых потерь. Зато шанс получить Белоруссию и Литву был упущен.

Весной 1656 года состояние здоровья Богдана Хмельницкого заметно ухудшилось. Серьезно подкосила его и гибель старшего сына Тимоша. В апреле 1657 года казацкая рада приняла решение о передаче гетманской власти в случае смерти Б. Хмельницкого его сыну Юрию, однако мудрый Богдан был уверен, что Юрий не сможет удержать булаву. На этом фоне укреплялись позиции умного и расчетливого, тяготевшего к примирению с Польшей Ивана Выговского. Будущее Украины и близких гетмана становилось все более неопределенным…

Утром 27 июля 1657 года в гетманских палатах в Чигирине Богдан Хмельницкий скончался. Его торжественное погребение было назначено на 25 августа 1657 года, через месяц после кончины, чтобы в Чигирин успели прибыть представители всего Войска Запорожского отдать гетману последние почести. Народ с неподдельной скорбью провожал своего гетмана. В день похорон тело Богдана в сопровождении многотысячной процессии было перевезено в Ильинскую церковь в Суботове, и там погребено. Так ушел из жизни величайший воин, дипломат и политик.

Возглавленная Богданом Хмельницким Освободительная война украинского народа явилась кульминацией украинской истории XVI–XVIII веков. Украинский народ сверг польское господство, освободился от крепостного ига и отстоял свою исконную православную веру. Ведомый славным гетманом, народ Украины реализовал свое естественное право на создание собственного государства.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про штопор
Интересное о зубной пасте
Интересное про мёд
Самый большой мост
Стефан Яворский
Открытия Огюста Мариетта
Кельты
Собор Святого Вита
Категория: Знаменитые украинцы | (23.03.2013)
Просмотров: 1529 | Теги: знаменитые украинцы | Рейтинг: 5.0/1