Даниил Галицкий

Даниил Галицкий | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые украинцы

Даниил Галицкий
Даниил Галицкий

     В истории нередко случается так, что вся жизнь человека, наделенного выдающимися качествами, проходит в борьбе с неблагоприятными обстоятельствами. В таких условиях добиться признания способны люди действительно неординарные. Именно таким был князь Даниил Романович Галицкий.

Даниил принадлежал к старшей линии рода Мономаховичей, наиболее авторитетной и влиятельной ветви великокняжеского дома Рюриковичей. Все его предки по отцовской линии в свое время занимали киевский престол. Через отца, деда и прадеда Даниил по прямой линии старшинства восходил к Мстиславу, старшему сыну Владимира Мономаха. Уже само происхождение Даниила делало его, по династическим законам того времени, первостепенной фигурой в «Мономаховом племени». К этому следует добавить и высокое происхождение его матери, второй жены Романа Мстиславича — Анны, дочери византийского императора Исаака II Ангела. И хотя Византия уже переживала упадок (вскоре после рождения Даниила полчища крестоносцев захватили и разграбили православный Константинополь), однако родство с императорским домом возвышало человека в глазах всего христианского мира.

О сыновьях Романа Мстиславича от первого брака ничего не известно, так что родившийся в 1201 г. Даниил и двумя годами позже Василько были единственными прямыми наследниками князя. В результате упорной борьбы Роману Мстиславичу, начинавшему политическую карьеру на Волыни, в 1199 г. удалось утвердиться на престоле Галицкого княжества, широкой дугой охватывавшего земли Прикарпатья вдоль Днестра, от границ Польши до низовий Дуная. Благодаря этому он стал одним из самых могущественных властителей Руси своего времени и, имея убедительные династические основания, выдвинул претензии на великокняжеский престол в Киеве. В 1204 г. ему удалось на непродолжительное время овладеть древней столицей Руси, но в 1205-м он погиб на войне в Польше.

Овдовевшая Анна, оставшаяся с двумя малолетними сыновьями, должна была проявить незаурядную волю и политический талант, чтобы сохранить хотя бы часть владений покойного супруга, поскольку все соседи предъявляли претензии на территории Галицко-Волынской державы, а в самом Галиче с трудом усмиренное Романом боярство вновь подняло голову. Анна сочла за меньшее зло вступить в соглашение со своим родственником, венгерским королем Андреем II, который, встретив семью покойного Романа в Санке, обещал помощь и ввел в Галич отряд своих войск. Четырехлетнего Даниила король называл «милым сыном».

Сохранение власти детей Романа в Галиче вызывало сопротивление ненавидевшего его галицкого боярства. Заметим, что Галицкая земля, как и несколько ранее Полоцкая, со времени смерти Ярослава Мудрого в достаточной мере обособилась от остальной Киевской Руси. Здесь рано возникла своя династия Ростиславичей — ветви Рюриковичей, восходившей к старшему, умершему еще при жизни отца, сыну Ярослава Мудрого — Владимиру. Роман Мстиславич был первым из Мономаховичей на престоле Галича. Он не желал мириться с боярским своеволием. Поэтому бояре, уверенные, что его сын продолжит такую же политику, пытались найти ему замену среди князей более отдаленных земель, не имевших на Галич «отеческих» прав.

Учитывая династические споры на Руси, галицкое боярство обратило свой взор на главных противников «Мономахова племени» — черниговско-северских Ольговичей. Тогда же на Галицкую землю стали претендовать и поляки. Андрею II удалось блокировать их силы, однако боярство, опиравшееся на прикарпатские замки и собственные дружины, не желало видеть в городе Анну с детьми и призвало с Северщины Владимира Игоревича с его братьями Романом и Святославом — сыновьями героя «Слова о полку Игоревом». Венгерский король, не рассчитывая на успех, отступил, признав их власть над Прикарпатьем.

Анна с детьми удалилась на Волынь, но и здесь она чувствовала себя неуверенно. Поднимала голову боярская оппозиция, связанная с галицкой знатью и по ее примеру стремившаяся к утверждению феодальных прав на земли и населявших их людей. Когда же Игоревичи, явно полагаясь на измену в городе, решили овладеть Владимиром-Волынским, вдова Романа с сыновьями покинула город. С младшим Васильком Анна обосновалась в Кракове, удерживая за собой часть Волыни. Даниила в 1207 г. отправили в Венгрию к Андрею, где мальчик и рос, готовясь к предстоящей борьбе за отцовские владения.

Галицкая земля на долгие годы превратилась в арену кровопролитных усобиц. Игоревичи скоро рассорились с пригласившими их боярами и в 1211 г. устроили настоящую резню, надеясь таким образом покончить с оппозицией. Однако местная знать и после гибели большинства своих лидеров оставалась достаточно сильной, поэтому северские князья были вынуждены бежать из Прикарпатья. Восторжествовавшие бояре совершили неслыханный в истории Древней Руси поступок. В 1212 г. они возвели на престол не прирожденного Рюриковича, как это было триста лет подряд, а своего лидера, боярина Владислава Кормильчича. Но он продержался лишь несколько месяцев. Недовольные им галичане обратились к королю Венгрии с просьбой вернуть на престол подраставшего Даниила, и он при поддержке войск Андрея II и волынских отрядов вернулся в Галич. Впрочем, этот успех был временным, и Анне с детьми вскоре опять пришлось укрываться на Волыни, продолжая вести упорную борьбу с боярством. Ничто не гарантировало успех семье Романа Мстиславича. Развал в Галицко-Волынских землях был полным, силы княжества истощили многолетние кровавые распри, а борьба все более приобретала характер соперничества за власть над Прикарпатьем и Волынью между Венгрией и Польшей. Позиции Венгрии оказались сильнее, и Андрей II, нарушив данные Анне обещания, с санкции Папы римского провозгласил галицким королем своего малолетнего сына Коломана, которого в 1217 г. посадил в Галиче.

Однако краковский князь Лешко, не в силах противодействовать утверждению венгров в Прикарпатье, призвал на галицкий престол княжившего в Новгороде Мстислава Мстиславича, прозванного за ратную доблесть Удалым. Неожиданно для Андрея Мстислав со своей дружиной в 1219 г. вошел в Галицкую землю и, изгнав венгерский отряд с Коломаном, овладел ее столицей. Эту акцию поддержал уже достигший совершеннолетия Даниил Романович, к тому времени прочно утвердившийся во Владимире-Волынском. Победа Мстислава давала ему шансы в будущем утвердиться в Галиче, и он сделал для этого первый шаг, сочетавшись браком с дочерью Мстислава Анной.

Этот успех еще не гарантировал окончательного достижения цели. Мстислав, будучи отважным воином, не сумел разобраться в сложном клубке социальных и династических проблем Юго-Западной Руси и, опасаясь изгнанных с Галицкой земли венгров, пошел на уступки полякам. Вот почему он не поддержал зятя в его стремлении отвоевать у поляков принадлежавшие его отцу Берестейскую и Забужскую земли. Но Даниилу удалось добиться победы над Лешко собственными силами и восстановить свою власть над этими территориями.

В то время на Русь с востока надвигалась страшная угроза. Разорившие Закавказье монгольские орды Чингисхана под командованием Субедея и Джебе, перейдя в 1222 г. Большой хребет, вышли на просторы восточноевропейских степей и начали громить половцев. Половецкие ханы, в большинстве своем состоявшие в родстве с русскими княжескими домами, обратились к Руси с просьбой о помощи. На съезде в Киеве князья Южной Руси, ведущая роль среди которых принадлежала трем Мстиславам, владевшим Киевской, Черниговской и Галицкой землями, приняли решение соединиться с половцами и встретить врага на их земле, не допуская к границам собственных территорий.

31 мая 1223 г. дружины русских князей и половцев встретились с монголо-татарским войском в Северном Приазовье на реке Калке. В целом их силы не уступали монгольским, а то и превосходили их. Однако между тремя Мстиславами, возглавлявшими кампанию, не было единства. Не дожидаясь других, Мстислав Удалой, увлекши за собой Даниила и половцев, он важно ринулся в бой, смяв передовые монгольские отряды. Однако монголы оттеснили половцев, смешавших в своем бегстве еще не вступившие в бой киевские, черниговские и смоленские полки. В итоге разрозненные действия отдельных князей привели к полному поражению и гибели множества дружинников и ополченцев. Погибли и два Мстислава — Черниговский и Киевский, тогда как главному виновнику поражения Мстиславу Удалому удалось спастись.

Участвовавший в этом сражении Даниил Романович проявил отменное мужество. При движении войск по степи он командовал авангардом, а во время боя продолжал натиск, несмотря на серьезное ранение в грудь. Ему удалось уйти от победивших монголов. Вместе с тестем и остатками дружины он добрался до своих владений. Трудным положением Мстислава не преминули воспользоваться венгры. Деморализованный князь не смог противостоять королю Андрею II и пошел ему на уступки. В 1225 г. он выдал свою дочь Марию замуж за младшего сына Андрея, отдал в приданое Перемышльскую землю, завещав ему и все Галицкое княжество. Более того, запутавшийся в интригах и обещаниях, Мстислав в 1227 г., под давлением галицких бояр, без сопротивления уступил королевичу Коломану Галицкую Русь, а сам перешел в Торческ, расположенный на южной окраине Киевской земли, где и умер в 1228 г. Перед смертью он раскаивался в содеянном перед приехавшим к нему Даниилом, но исправить уже ничего не мог. Видимо, чувство вины за поражение на берегах Калки окончательно сломило его.

Смерть Мстислава развязала Даниилу руки в борьбе за Галицкое княжество. По средневековым понятиям он имел на него преимущественные права, поскольку его отец некогда владел им, а сам он приходился зятем последнего властителя этой земли из дома Рюриковичей, чей суверенитет над Прикарпатьем сомнению не подлежал. К тому же боярские группировки Галицкой земли ослабляли друг друга в бесконечных усобицах, а усиливавшийся городской торгово-ремесленный класс, недовольный усобицами и установившимся венгерским господством, связывал с ним свои надежды. Сам Даниил, несмотря на потери в битве на Калке, даже расширил свои владения, к 1227 г. присоединив исконно принадлежавшие князьям Волыни Луцкую, Пересопницкую и Белзкую волости. Луцк он передал своему младшему брату Васильку, на которого всегда целиком полагался.

В неутихающей борьбе за Галицкую землю против Даниила объединились венгры и поляки, привлекшие на свою сторону отдельных второразрядных прикарпатско-волынских князей, среди которых был давний враг Даниила Александр Белзский. Однако союз этот оказался непрочным и вскоре иноземцы, претендовавшие на Прикарпатскую Русь, рассорились между собой, чем воспользовался Даниил. В течение десятилетия, последовавшего за смертью Мстислава Удалого, Галич несколько раз переходил из рук в руки, доставаясь, порой на непродолжительное время, и Даниилу. В качестве компромиссной фигуры галицкие бояре, разочарованные в венгерской власти и боявшиеся возвращения Даниила, пригласили Михаила и его сына Ростислава из дома черниговских Ольговичей. Венгерский король признал переход Галича под их власть и пообещал выдать за Ростислава свою дочь.

Ростислав, заручившись поддержкой Венгрии, хотел мирно уладить отношения с Даниилом, уступив ему Перемышльскую землю. Однако тот не удовлетворился этим, твердо намереваясь восстановить Галицко-Волынскую державу своего отца в ее прежних границах. Чтобы нейтрализовать венгров, он вошел в союз с их врагом, австрийским герцогом Фердинандом и, воспользовавшись отсутствием в городе Ростислава, в 1238 г. торжественно вступил в Галич. Как сообщает летописец, радостные горожане «бросились к нему, как пчелы к матке, как жаждущий к источнику», после чего Даниил Романович «принял стол отца своего и отпраздновал победу».

Восстановление единства Галицко-Волынской державы в год страшного опустошения Батыем всей Северо-Восточной Руси имело далеко идущие последствия. Перед лицом засевшего на Нижней Волге страшного врага Южная и Юго-Западная Русь наконец-то получили сильного и авторитетного лидера. Киевляне после смерти их князя Владимира Рюриковича были недовольны временно севшим на великокняжеский престол Ростиславом Мстиславичем, давним соперником Даниила, зато самого Даниила радостно приветствовали в своем городе в конце 1239 г. К этому времени монгольские войска уже опустошили Днепровское Левобережье с Переяславом и Черниговом. Всем было ясно, что следующий удар будет нанесен по Киеву.

Утвердившись в Киеве и распространив таким образом свою власть на всю территорию современной Украины от дельты Дуная до Припятского Полесья и от Карпат с верховьями Вислы до Днепра, Даниил Романович объединил все некогда принадлежавшие его отцу земли и стал наиболее могущественным князем дома Рюриковичей. Но неизбежность кровавой войны с Батыем была очевидна и он понимал, что сам не сможет устоять перед монгольскими войсками, оснащенными лучшей в то время китайской боевой техникой. Поэтому все свои усилия он направил на создание общеевропейской коалиции против монголов, уже захвативших всю Евразию от Японского моря до Днепра.

Взоры Даниила прежде всего были обращены к хорошо знакомому ему с детства венгерскому королевскому двору, поскольку Венгрия тогда была чуть ли не сильнейшим (не считая более мощной, но политически децентрализованной Германии) государством Центральной Европы, а также на раздробленную на отдельные княжества Польшу. Поручив оборону Киева своему тысяцкому Дмитрию, князь отправился на запад уговаривать соседей объединиться перед лицом могущественного врага. Однако в странах католической Европы пока еще плохо осознавались масштабы нависшей угрозы. Более того, многие правители воспринимали монголов как естественных союзников крестоносцев в борьбе с мусульманами на Ближнем Востоке. Поэтому дипломатические усилия князя успехом не увенчались.

Весть о падении Киева застала Даниила в Польше, князья которой не откликнулись на его призыв к совместным действиям. Все надеялись на то, что их земли минет монгольская угроза. Батый стремительно продвигался на запад и в первые месяцы 1241 г. овладел основными центрами Прикарпатья и Волыни — Владимиром и Галичем. Не тратя времени на осаду хорошо укрепленных крепостей Кременец и Холм, завладеть которыми монголам так и не удалось, уже весной 1241 г. Батый обрушился на Польшу и Венгрию. Главные города этих стран постигла жестокая участь. Остальную Европу спасло от разгрома лишь то обстоятельство, что уже стоявший в 1242 г. у границ Италии Батый получил известие о смерти великого хана Удегея и повернул войска назад, чтобы успеть в Монголию на выборы нового властелина Евразии и связанный с этим передел владений между членами дома Чингизидов.

Получив передышку, Даниил вернулся в свои владения. Многие города были сожжены, однако большинству сельских жителей, составлявших основную массу населения, удалось укрыться в лесах и горах, что вселяло надежду на скорое восстановление сил. Но даже в страшные годы монгольского нашествия усобицы между князьями не утихали. В 1242–1245 гг: Даниил вел упорную борьбу с давним своим соперником Ростиславом Михайловичем, также вернувшимся из Центральной Европы на Русь. В августе 1245 г. под Ярославом Даниил разгромил Ростислава с его венгерскими и польскими союзниками, но победа эта не прибавила ему сил.

В 1242 г. Батый на общемонгольском курултае закрепил за собой западную часть необъятных владений дома Чингизидов и, прочно обосновавшись на Нижней Волге, начал строить свое государство, названное позже Золотой Ордой. На земли Руси он смотрел как на свою добычу и, не возражая против сохранения там прежних династий, приказал князьям явиться к нему для изъявления покорности и получения мандата на владение их землями.

Даниил дольше всех князей не ехал в ставку Батыя. Он все еще надеялся, что европейские властители объединятся для борьбы с монгольскими завоевателями и поддержат его в этом деле. Но все надежды на западную помощь оказались тщетными, а хан требовал немедленной явки. Не зная, что ожидает его в ханской ставке (не все князья возвращались оттуда), Даниил Романович в 1246 г. отважился на путешествие к берегам Волги. Батый принял его благосклонно, и после заверений в преданности и верности, сопровождавшихся выполнением соответствующих монгольских ритуалов, князь получил «ярлык», ханскую грамоту, подтверждающую его права на владение Галицкой и Волынской землями.

Однако князь не собирался мириться с подчинением хану и в том же году через папского легата Плано Карпини, возвращавшегося в Рим из монгольской столицы Каракорума, установил контакты с Ватиканом. В обмен на обещание войти с Римом в церковную унию (в которую в то время входил константинопольский патриарх) папа Иннокентий IV обязался оказать Даниилу помощь со стороны Европы.

Никакой помощи от папского престола и монархов Европы получено не было. Однако Даниил не терял времени и восстанавливал былой авторитет Галицко-Волынской державы среди ее соседей. В 1248 г. он в составе значительной коалиции боролся с усилившимся в результате монгольского разорения Руси литовским князем Миндовигом, претендовавшим на часть Полесья, а в 1252 г. участвовал в конфликте в Австрии, на дочери герцога которой был женат его сын Роман. Возвращаясь из Австрии, Даниил встретился в Кракове с папскими послами, которые несли ему «благословение и ненец и сан королевский» с обещаниями оказать вооруженную поддержку в борьбе с монголами. В 1253 г. Даниил короновался этим венцом, приняв титул «короля Малой Руси».

Переговоры Даниила с Папой римским и центральноевропейскими правителями были составной частью разработанного им широкомасштабного плана создания антимонгольской коалиции христианских народов. Неоднократно убедившись в том, что не следует полагаться на помощь Запада, он хотел видеть своими союзниками прежде всего князей Руси, начинавшей оправляться от нашествия Батыя.

В 1249 г. престол Владимиро-Суздальского княжества с санкции монгольского хана занял младший брат Александра Невского (правившего в уцелевшем от монгольского погрома Новгороде) Андрей Ярославич. Этот молодой князь, как и Даниил, вынашивал планы освобождения от владычества завоевателей. Вскоре они наладили контакты и уже в 1251 г. заключенный между ними союз был скреплен браком Андрея с дочерью Даниила. Свою помощь обещал и католический мир.

Шансы сбросить ордынское иго были вполне реальными, однако монголы, проведав о готовящемся против них выступлении, нанесли упреждающий удар. В 1252 г. против Андрея выступило ханское войско под командованием Неврюя, и наспех собранные войска молодого князя были разбиты, а сам он бежал в Швецию. Ярлык на Владимиро-Суздальское княжение получил Александр Невский, лояльный к монгольской власти ввиду того, что подвластным ему землям в первую очередь угрожали немецкие рыцари и шведы.

В том же 1252 г. монгольские отряды под командованием Куремсы появились у границ Галицко-Волынского княжества. Даниил с сыном Львом сумели отразить их атаки, а в конце следующего года сами перешли в наступление, нанеся Куремсе ряд поражений. Успешными были также боевые действия против полчищ Куремсы в 1256–1257 гг.

Успехи Даниила во многом обусловливались реорганизацией войска. По образцу западных соседей были сформированы отряды тяжелой кавалерии, в которых доспехами были защищены и всадник, и конь. Так на Руси появилась рыцарская конница, хорошо зарекомендовавшая себя в боях с монголами. В войске Даниила появились специальные, экипированные по монгольскому образцу, отряды легкой кавалерии, защищенные китайскими кожаными панцирями. В те годы были восстановлены укрепления старых городов и крепостей и одновременно возведены новые. Один из молодых городов, Львов, названный в честь старшего сына Даниила — Льва, — впервые упомянут летописцем под 1256 г.

В сложившейся ситуации Даниил с братом Васильком и подросшим сыном Львом несколько лет сдерживали монгольский натиск, фактически выйдя из повиновения Золотой Орде. Это были первые победы Руси над монголами. Им способствовала неразбериха в Золотой Орде, вызванная смертью Батыя в 1255 г. и последовавшей через год кончиной его сына и наследника Сартака, христианина и личного друга Александра Невского. Престол наследовал другой сын Батыя — Улагчи, но и его правление оказалось недолгим. Смерть Улагчи в 1258 г. открыла трон для брата Батыя — Берке, принципиального приверженца ислама, определившего в дальнейшем мусульманский цивилизационный выбор Золотой Орды.

Берке реально оценивал опасность со стороны собравшегося с силами Даниила Романовича, и едва вступив на престол в 1258 г., послал против него свои основные войска под командованием опытного и осторожного Бурундая. Монгольская армия во много раз превосходила силы Даниила, а помощи ждать было неоткуда. Единственным способом предотвратить повторное опустошение Галицко-Волынских земель было выполнение монгольского ультиматума, главное требование которого заключалось в том, чтобы Даниил разобрал укрепления своих городов.

Этот приказ был выполнен. Юго-Западная Русь была спасена от военного разорения, но и с надеждами на освобождение от монгольского ига пришлось надолго распрощаться. Для шестидесятилетнего Даниила, всю свою жизнь проведшего в изнурительной борьбе с многочисленными врагами, как правило, превосходящими его в силе, это было тяжелым ударом. Болезни все чаще одолевали его. В 1264 г. он скончался в городе-крепости Холме, передав власть, хотя и в зависимом от Золотой Орды, но вполне восстановленном и окрепшем государстве, своему сыну Льву, сохранившему за собой и королевский титул.

Полная ожесточенной борьбы, утрат и побед, жизнь Даниила Романовича демонстрирует удивительную стойкость и отвагу этого выдающегося человека, которому постоянно приходилось идти наперекор судьбе. В XIII в. на Руси с Даниилом по масштабу можно сопоставить Александра Невского. Однако насколько различную историческую роль им довелось сыграть!

Даниил всеми силами добивался освобождения от монгольского владычества, ради этого стремясь к союзу с католическим Западом, но в конечном счете не получил оттуда ничего, кроме мало что значившего королевского титула. Александру нужно было бороться с немцами и шведами, и ради победы над ними он широко использовал силы Золотой Орды.

Промонгольская ориентация Александра была такой же вынужденной, как и прозападная Даниила. Их выбор, продиктованный крайне неблагоприятными для Руси внешними обстоятельствами, непосредственно отразился на дальнейшей участи древнерусских земель. Западная и Южная Русь со временем была интегрирована в центральноевропейские политические структуры в качестве зависимого от Польши региона, тогда как Восточная и Северная, сбросив иго потомков Батыя и объединившись вокруг Москвы, органически впитали многие черты золотоордынской политической системы.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про апельсин
Интересное про Эйфелеву башню
Интересное о черлидинге
Самые опасные обитатели Земли
Диего Родригес де Сильва Веласкес
Эрнан Кортес
Алексей Гаврилович Венецианов
Цивилизация древнейших земледельцев Анатолии
Категория: Знаменитые украинцы | (23.03.2013)
Просмотров: 860 | Теги: знаменитые украинцы | Рейтинг: 5.0/1