Михаил Драгоманов

Михаил Драгоманов | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые украинцы

Михаил Драгоманов
Михаил Драгоманов

     Михаил Петрович Драгоманов является одной из ключевых фигур в украинской общественно-политической и социально-философской мысли XIX в. В его лице соединились политический деятель и ученый-политолог, исследователь всемирной и отечественной истории, социолог, этнограф, экономист, фольклорист, публицист и литературный критик. Среди украинских деятелей того времени Драгоманов был в числе немногих, кто прекрасно ориентировался в море новейших социально-политических теорий Западной Европы и России и принимал активное участие во всероссийском и, частично, в европейском освободительном движении.

Становлению Драгоманова как общественно-политического деятеля предшествовала деятельность киевского Кирилло-Мефодиевского братства 1840-х гг., членами которого были Н. Костомаров, П. Кулиш, Т. Шевченко. Идеалы кирилло-мефодиевцев сочетали социальный, национальный и политический аспекты и базировались на принципах христианской этики (с которыми, правда, несколько контрастировал бунтарский радикализм Т. Шевченко). Члены братства смутно представляли себе общество социальной справедливости, однако были единодушны в том, что первым шагом на пути к его построению должна стать отмена крепостного права, равенство всех славянских народов в пределах общеславянской федерации на основе демократического самоуправления. Права и свободы человека мыслились ими как находящиеся в гармонии с высшими общественными интересами. Такие взгляды по духу вполне соответствовали демократическим и социалистическим исканиям на Западе второй четверти XIX в.

Важным этапом становления украинской социал-демократической традиции можно считать деятельность братств («громад»), возникших в начале 60-х гг. XIX в. в крупных городах Украины: Киеве, Чернигове, Полтаве, Харькове и др. Ведущую роль в общественно-политической жизни украинского общества играла «Киевская громада», возглавляемая Владимиром Антоновичем. Воззрения «громадовцев» вполне соответствовали общему духу подымавшегося в Российской империи народничества, представители которого выступали за социальную справедливость и демократизацию всех сторон общественной жизни.

Именно тогда на общественно-политическом и литературном горизонте изошла звезда Михаила Драгоманова. Три последующие десятилетия его жизни были наполнены упорным трудом и неутомимой борьбой за лучшую жизнь своего народа. «Жизнь военным лагерем тянулась» — этими словами, сказанными великим И. Франко о себе, с уверенностью можно характеризовать и жизнь М. Драгоманова.

Работая на благо современности, стремясь в опыте прошлого, в достижениях других народов, других культур уловить важные импульсы для подъема социальной и культурной инициативы собственной нации, для скорейшего ее возвращения в семью культурных наций, Драгоманов менее всего заботился о том, чтобы угождать каким-либо авторитетам или господствующей «моде». С гимназической скамьи он, как справедливо заметила С. Русова в рецензии на первый том «Собрания политических сочинений» М. П. Драгоманова, «отличался необычайной независимостью мнений и непоколебимой убежденностью», и эта независимость ученого исходила вовсе не из ложных амбиций, а из исторической эрудиции и широты политического и научного синтеза, присущей ему.

Михаил Петрович Драгоманов родился 18 сентября 1841 г. в Гадяче на Полтавщине, в семье мелкопоместных дворян, потомков казацкой старшины. Его отец, разделяя либеральные взгляды того времени, словом и делом помогал своим крестьянам; будучи человеком весьма образованным, он собирал народные песни, писал стихи на украинском языке. «Я чрезвычайно обязан своему отцу, который развил во мне интеллектуальные интересы, с которым у меня не было нравственного разлада и борьбы…», — напишет позже Михаил Петрович. Дядя Михаила, Яков Драгоманов, служивший прапорщиком полтавского пехотного полка во времена наполеоновских войн, в молодые годы был членом киевского масонского Общества объединенных славян, за что после подавления восстания декабристов попал в Петропавловскую крепость. И хотя за отсутствием состава преступления его вскоре выпустили, он до конца жизни находился под строгим надзором полиции.

М. Драгоманов с детских лет свободно владел украинским и русским языками, к знанию которых впоследствии добавилось еще пять европейских языков. Годы учебы в Гадячском уездном училище и Полтавской гимназии были временем накопления знаний, расширения кругозора, формированием устойчивого интереса к новейшим политическим течениям. Михаил уже тогда поражал преподавателей своей необычайной целенаправленностью, работоспособностью и образованностью. Его сестра Ольга (будущая писательница Олена Пчилка, мать Леси Украинки) вспоминала, что «книжек… Михаил перечитал еще в гимназии такое множество и таких авторов, что многие ученики средних школ позднего времени… удивились бы, услышав, что среди тех авторов были и такие, как Шлоссер, Маколей, Прескот, Гизо».

Осенью 1859 г. Михаил поступил в Киевский университет на историко-филологический факультет. С детских лет впитывая в семье либерально-гуманистические взгляды, юноша близко принимает народнические идеалы. Но, в отличие от большинства украинофилов того времени, его интересует не столько национально-этнографическая, сколько социально-экономическая сторона освободительного движения. Этапным в становлении М. Драгоманова как политического и общественного деятеля явилось его выступление над гробом Шевченко в Киеве, когда прах великого Кобзаря перевозили в Канев на Чернечью (ныне Тарасову) гору. Пылкие слова юного оратора о том, что каждый, кто идет служить народу, тем самым надевает на себя терновый венец, оказались пророческими.

Подобно многим студентам и выпускникам Киевского университета 50–60-х годов, М. Драгоманов принимает участие в организации воскресных школ, однако расходится во взглядах с наиболее радикальными «хлопоманами»-народниками, не разделяя их чрезмерного увлечения национализмом. Тогда же он сближается с Владимиром Антоновичем и в 1863 г. вступает в «Киевскую громаду», члены которой в этот период подвергались жестоким гонениям со стороны властей. Довольно скоро М. Драгоманов становится одним из лидеров этой организации. Во взглядах Драгоманова наиболее последовательно отразился курс на сочетание социализма с национальной идеей, выраженный им в ставшей довольно известной формуле: «По обстоятельствам Украины, тут плох тот украинец, который не стал радикалом, и плох тот радикал, который не стал украинцем».

После окончания учебы М. Драгоманова оставили в университете на преподавательской работе. С 1864 г. он начинает читать лекции по всемирной истории, занимая должность приват-доцента. В том же 1864 г. Михаил Петрович женится на актрисе Людмиле Михайловне Кучинской (1842–1918), на всю жизнь ставшей его верной помощницей и ангелом-хранителем семьи. Создание собственной семьи, необходимость деньгами поддерживать младших брата и сестру поставили его в довольно затруднительное материальное положение.

С середины 1860-х гг., в значительной степени ради весьма скромных гонораров, М. Драгоманов сотрудничает с либеральными общероссийскими периодическими изданиями, печатаясь в «Санкт-Петербургских ведомостях» и «Вестнике Европы». Это делает его имя известным образованной публике во всей империи. Писал он преимущественно о положении крестьянства и проблемах помещичьего землевладения; о национальном вопросе в Украине; критиковал российский государственно-бюрократический цент-, рализм, отстаивая идеи автономии и федерализма, а также право народов России на получение образования и литературную деятельность на родном языке, в том числе на украинском.

В это время его социально-политические убеждения носили весьма общий либерально-демократический характер. В идейном отношении он связывал себя с близкими его семье традициями украинского декабризма и идеями кирилло-мефодиевцев. Однако он все более проникался влиянием модных в то время на Западе социалистических концепций, в частности прудонизма. Идеалом Драгоманова была политическая организация, близкая к государственному устройству Англии и Швейцарии. Его позиция отличалась от взглядов российских народников: он отвергал присущую им идеализацию русской общины и террористическую тактику. Революционному нигилизму народников он противопоставил иную формулу, ставшую моральным кредо для последующих поколений украинских деятелей: «Чистое дело требует чистых рук». Украинский социализм в драгомановской версии носил общечеловеческий, этический характер и стал ведущей идеологией украинского движения во второй половине XIX — в начале XX вв.

Оставшись на преподавательской работе в Киевском университете, М. Драгоманов активно берется за научные исследования и уже в 1869 г… публикует работу «Вопрос об историческом значении Римской империи и Гацит», которую в следующем году защищает как магистерскую диссертацию. Римскую империю, вовсе не идеализируя ее, он оценивает как прогрессивное явление, поскольку к началу III в. там были уравнены в правах все свободные жители провинций с гражданами столицы-завоевателя: подобного факта в истории ранее не наблюдалось.

В 1870–1873 гг. М. Драгоманов находился в научной командировке в Европе. Эта поездка, помимо собственно научных результатов, позволила ему глубже познакомиться с идеями западного социализма, в частности марксизма, воспринятого им довольно критически.

Сам Драгоманов считал себя социалистом, но понимал социализм не как учение о классовой борьбе, а как идею социальной справедливости преимущественно в этической плоскости. Постепенно его социально-философские взгляды становятся более четкими и выразительными. Реальным идеалом он считает демократический федерализм, основу которого должны составлять самоуправляющиеся общины и автономные национально-политические образования.

Вполне в духе времени, киевский мыслитель в целом разделял основные принципы позитивистско-эволюционистского мировоззрения и возлагал большие надежды на общественный прогресс. Основой последнего, по его мнению, должны стать научно-технические достижения и усовершенствование общественно-политического устройства общества путем проведения планомерных и последовательных реформ. Прогрессивным Драгоманов считает все то, что знаменует движение к свободе и основанному на ней праву как высшим общечеловеческим ценностям, с учетом национальных форм и особенностей их толкования и реализации.

Живя в Европе, М. Драгоманов через своего киевского друга С. Подолинского, выехавшего на Запад несколькими годами ранее, устанавливает связи с российской политической эмиграцией и вскоре близко сходится с П. Лавровым. Во время поездок во Львов М. Драгоманов знакомится с молодыми галицийскими демократами И. Франко и М. Павлыком, во многом повлияв на становление их мировоззрения.

Возвратившись в Киев, М. Драгоманов занимает должность штатного доцента кафедры античной истории и активно включается в деятельность «Старой громады». Под влиянием В. Антоновича он увлекается украиноведением, главным образом фольклористикой. Совместно с другими «громадовцами» он ведет большую работу по сбору и систематизации украинских народных песен, активно сотрудничает в киевском Юго-Западном отделении Российского географического общества, в которое входило большинство деятелей «Старой громады».

В 1874–1875 гг. вместе с В. Антоновичем М. Драгоманов издает двухтомник «Исторических песен малороссийского народа». Однако общественно-политические взгляды лидеров киевских «громадовцев» все более расходились. В. Антонович уделял основное внимание национально-культурнической работе, тогда как М. Драгоманов настаивал на приоритетности социально-политических задач, выступая за переход от сугубо национальной культурно-просветительской деятельности к собственно политической борьбе совместно с представителями либерального и демократического движений России.

Характерной особенностью мировоззрения зрелого М. Драгоманова было признание приоритетности свободы личности над классовыми и национальными интересами, универсальных общечеловеческих ценностей над культивированием национальной исключительности. С этих позиций он начинает критиковать украинское культурно-просветительское движение, стремившееся быть принципиально аполитичным. Тут среди киевских «громадовцев» ближе всего к нему были экономист Н. Зибер, а также антрополог и этнограф Ф. Вовк (известный в России как Ф. Волков).

Различия во взглядах еще не служили причиной раскола «Старой громады», тем более что М. Драгоманов не отрицал важности национальнокультурнической работы. Однако социал-демократические убеждения, открыто высказываемые им, привели к тому, что он становился мишенью для нападок ретроградов. В конечном счете по доносу М. Юзефовича в 1875 г. Драгоманов был уволен из Киевского университета за «неблагонадежность». В знак протеста в отставку с профессорской должности ушел и его ближайший друг Н. Зибер.

Подписание царем в мае 1876 г. пресловутого Эмсского указа, запрещавшего украинское печатное слово, поставило киевских «старогромадовцев» перед необходимостью перенесения издательской деятельности за границу, и в 1876 г. «Старая громада» на свои средства делегирует М. Драгоманова в Европу. После непродолжительных остановок во Львове и Вене он поселяется в Женеве, где и разворачивает бурную издательскую деятельность: основывает журнал «Громада», издает книги на украинском, русском и западноевропейских языках. В течение 1878–1883 гг. вышло пять томов альманаха «Громада», ставшего первым украинским общественно-политическим периодическим изданием. Увидели свет многие произведения выдающихся украинских и российских мыслителей, в частности Т. Шевченко (без цензурных правок) и А. Герцена, взгляды которого были особенно близки М. Драгоманову. Сам Михаил Петрович также активно печатается в различных европейских изданиях.

М. Драгоманов все годы пребывания на Западе теснейшим образом был связан с российской демократической эмиграцией. В 1881–1883 гг. он редактировал журнал «Вольное слово», при этом решительно осуждая революционный терроризм. Несмотря на постоянные материальные трудности, М. Драгоманов часть своих гонораров непременно вкладывал в издательскую деятельность. Драгоманова неизменно окружали друзья и единомышленники, связанные с ним еще по киевскому периоду жизни, — С. Подолинский, Ф. Вовк, Н. Зибер, Я. Шульгин и галицийский ученый М. Павлык. Члены «Женевского кружка» поддерживают тесные отношения с оказавшимися в эмиграции русскими оппозиционерами, в частности с анархистом М. Бакуниным и социалистом П. Лавровым.

Среди политических работ М. Драгоманова тех лет, написанных преимущественно на украинском языке, следует отметить «Вступительное слово к „Громаде"» (1878), «Шевченко, украинофилы и социализм» (1879), «Пропащее время — украинцы под Московским царством (1654–1876)» (1880), «Историческая Польша и великорусская демократия» (1883).

Во многом пророческими оказались его публикации, касавшиеся расстановки политических сил в Европе, в частности соотношения и тенденций дальнейшего развития «германства» и «российства», польского и украинского движений. Последнее М. Драгоманов оценивал вполне трезво, без романтического восторга, отмечая его слабость и неспособность к действенной борьбе за создание независимого государства. При этом он решительно выступал против «этнографического национализма» и разрабатывал идею построения украинской политической нации, подчеркивая особое значение для Украины русской культуры как связующего звена в восприятии передовых европейских идей.

В эмиграции М. Драгоманов не оставляет научных исследований в области фольклористики. Публикуются его «Новые украинские песни об общественных делах. 1764–1880» (1881) и двухтомник «Политические песни украинского народа XVIII–XIX вв.» (1883–1885). Однако загруженность издательскими делами и публицистической деятельностью практически не оставляли времени на научно-исследовательские занятия, поэтому талант Драгоманова как ученого-гуманитария широчайшего профиля и глубокого социального мыслителя раскрылся далеко не в полной мере. Тем не менее во многом благодаря усилиям М. Драгоманова Европа снова (после XVII–XVIII вв.) заговорила об Украине.

О выдающемся месте М. Драгоманова в общественно-интеллектуальной жизни последней четверти XIX в. свидетельствует тот факт, что после смерти А. Герцена дети писателя-демократа передали Михаилу Петровичу отцовский архив. Киевский мыслитель фактически стал идейным и организационным наследником дела А. Герцена. Поэтому не удивительно, что в начале XX в. лидеры российской партии кадетов («Партии народной свободы»), имевшей влиятельные филиалы в Киеве и других крупных городах Украины, считали Драгоманова своим прямым предшественником.

В конце 1870-х гг. М. Драгоманов все дальше отходит от культурнопросветительских установок «Старой громады», полемизирует с ее представителями и подвергает решительной критике национально-романтическую идеализацию украинской старины. На этой почве с 1886 г. обострились разногласия между М. Драгомановым и большинством «громадовцев», что привело к окончательному разрыву со «Старой громадой», и она прекратила финансовую поддержку издательской деятельности Драгоманова. Опасаясь преследований со стороны властей в годы усиления реакции при Александре III, «Старая громада» постепенно сворачивала свою деятельность.

В 1889 г. М. Драгоманов принял приглашение возглавить кафедру всеобщей истории во вновь созданной Высшей школе в Софии и переехал в Болгарию. Здесь прошли последние годы его жизни.

В последний период творчества М. Драгоманова, после его разрыва со «Старой громадой», были написаны «Либерализм и земство в России» (1889), «Чудаческие мысли в отношении украинского национального дела» (1891) и «Письма на Поднепровскую Украину» (1893). В этих работах выразительно представлена его общественно-политическая позиция. Драгоманов последовательно выступает за преобразование России на принципах федерализма и автономии, за признание культурного и языкового равноправия всех входящих в ее состав народов, за введение парламентаризма западного образца в сочетании с земскими органами самоуправления. Земскому движению Драгоманов придавал большое значение, видя в нем не только зачатки демократического общества, но и основу общественного сопротивления самодержавно-бюрократическому диктату.

К мемуарному жанру принадлежат написанные М. Драгомановым «Австро-русские воспоминания» (1889–1892), посвященные зарождению отношений Михаила Петровича с галицийскими культурно-политическими деятелями. Сохранилось множество писем Драгоманова к И. Франко.

Общественно-политические воззрения М. Драгоманова, которые можно охарактеризовать как социал-демократические и конституционно-федералистские, в целом сочетались с его позитивистским философским мировоззрением, дополнявшимся высоким гражданским самосознанием. Ему в полной мере было присуще стремление гармонически сочетать свободу личности с общественным благом в рамках того гражданского устройства общества, которое социал-демократия последующих десятилетий назовет «социальным государством».

Признавая ценность и значимость каждого народа, неповторимость национальных языков и культур, обязательность соблюдения прав украинского народа, Драгоманов, тем не менее, не абсолютизировал этнонациональный момент в истории и общественной жизни Украины. Отстаивая права украинского народа на сохранение и развитие собственной национальной культуры и языка, он пришел к пониманию политической нации как гражданской общности людей, проживающих на одной территории и находящихся в отношениях друг к другу в соответствии с принятыми ими конституционными принципами.

При этом М. Драгоманова в равной степени отталкивали как современный ему капитализм с жестокой эксплуатацией человека человеком и социально-экономическим неравенством, так и бюрократизм абсолютистского унитарного государства с бесправием человека перед чиновничьим произволом. Вместе с тем, он никогда не считал, что радикальные революционные методы способны улучшить общественное состояние, категорически осуждая политический терроризм во всех его проявлениях. Неудивительно поэтому, что Драгоманов, пользовавшийся большим авторитетом среди украинской интеллигенции, в конституционно настроенных кругах русского общества, а также у социалистической и демократической общественности Европы, наталкивался на абсолютное непонимание со стороны националистических и шовинистических сил украинской, русской и польской общественности. Украинские националисты упрекали его в космополитизме и москвофильстве; русские шовинисты, радикалы и революционеры, обиженные критикой их централизма («Историческая Польша и великорусская демократия»), видели в нем украинского националиста; а некоторые польские журналы прямо называли его «московским агентом».

Изнурительная работа, постоянные материальные лишения, расхождения во взглядах со старыми друзьями окончательно подорвали и без того слабое здоровье Михаила Петровича. 20 июня 1895 г. остановилось сердце этого выдающегося человека. Похоронили его в Софии. После смерти мужа Людмила Михайловна Драгоманова вернулась в Киев, где и дожила до начала гражданской войны.

Влияние М. Драгоманова в последние годы жизни и после его смерти особенно сильно ощущается в Галиции (там жили его друзья-ученики И. Франко и М. Павлык), где относительно большей была свобода печатного слова, нежели на украинских территориях, входивших в состав России. Однако и в Галиции, и в родном Киеве на рубеже веков действовали так называемые «драгомановские» кружки умеренной социал-демократической ориентации.

В воззвании группы украинцев-студентов в Кракове, написанном и произнесенном В. Стефаником в 1895 г. в связи со смертью Драгоманова, говорилось о наследии Михаила Петровича как неотъемлемой составляющей украинской культуры, которое имеет огромный вес не только теперь, но и будет решительно актуальным в будущем. Тогда же журнал «Жите i слово» И. Франко обосновал необходимость полного издания и изучения научных трудов и огромного эпистолярного наследия ученого: «Сохранить память великого усопшего, использовать для народного продвижения все те семена широких и здоровых мыслей, рассыпанных в его писаниях, — вот величайшая задача друзей и почитателей М. П. Драгоманова… Чем быстрее наша общественность, и особенно наша интеллигенция приступит к спокойному разбору, к позитивному использованию его богатого духовного наследия, тем лучше для нее».

После революций 1905 и 1917 гг. идейное наследие М. Драгоманова привлекает пристальное внимание умеренных социалистов и либералов-демократов, входивших в Центральную Раду. Прежде всего это касается лидеров партий украинских социалистов-федералистов Д. Дорошенко и С. Ефремова, а также украинских федералистов-демократов во главе с В. Науменко.

Все сказанное дает нам основания говорить о том, что М. Драгоманов был первым украинским теоретиком социал-демократии, стоявшим вровень с передовой демократической и социалистической мыслью Европы своего времени, а во многом и превосходившим ее.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о комарах
Интересное о кладах и кладоискателях
Интересное про чай и кофе
Самые нервные профессии
Соломия Крушельницкая
Луи Пастер
Пантелеймон Кулиш
Надир-шах
Категория: Знаменитые украинцы | (23.03.2013)
Просмотров: 1198 | Теги: знаменитые украинцы | Рейтинг: 5.0/1