Павел Скоропадский

Павел Скоропадский | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые украинцы

Павел Скоропадский
Павел Скоропадский

     Павлу Петровичу Скоропадскому в истории не повезло. При ином историческом раскладе он мог бы оказаться героем, почитаемым у себя на родине потомками, подобно Ю. Пилсудскому в Польше или К. Маннергейму в Финляндии. В неимоверно сложных условиях 1918 года став гетманом Украины, он сделал все возможное для создания дееспособного украинского государства, без социалистических и националистических крайностей. Позиция, занятая П. П. Скоропадским в 1918-м году, нашла понимание у многих рационально мыслящих политиков того времени. Осознавая масштабы красной угрозы, он стремился к объединению всех антибольшевистских сил рухнувшей Российской империи во имя главной цели — уничтожения большевизма. К сожалению, большинство лидеров белого движения и украинских национальных партий оказались менее дальновидными…

Павел Петрович Скоропадский происходил из старинного рода Скоропадских. Его родословная по прямой отцовской линии прослеживается от уманского казака Федора Скоропадского, который в первые же дни присоединился к восстанию Б. Хмельницкого и погиб в битве с поляками под Желтыми Водами в мае 1648 года. Наиболее известным представителем этого рода был Иван Скоропадский, полковник Стародубского полка, в конце 1708 года избранный украинскими казаками, не последовавшими за И. Мазепой, гетманом Украины. Браками Скоропадские были связаны с наиболее знатными и влиятельными фамилиями Украины: Апостолами, Гамалиями, Кочубеями, Лизогубами, Миклашевскими, Полуботками, Разумовскими. Тетка Павла Петровича, дочь Ивана Скоропадского Елизавета Милорадович, во времена царского запрета на украинское печатное слово финансировала украинские издания и была одним из основателей в 1873 году «Научного общества им. Тараса Шевченко» во Львове, а с 1878-го возглавляла Полтавское филантропическое общество. Украинофилами были отец и дед будущего гетмана.

Павел Скоропадский родился 3 мая 1873 года в немецком курортном городке Висбадене, где его мать, Мария Андреевна Миклашевская, проходила курс лечения. Детские годы Павла Петровича прошли в семейном имении Тростянец на Полтавщине, где хранилась собранная предками огромная коллекция предметов украинской старины. Большое влияние на будущего гетмана оказали его дед И. М. Скоропадский, многолетний предводитель дворянства Полтавской губернии, и известный общественный деятель П. Я. Дорошенко (племянник которого, Дмитрий Дорошенко, стал известным историком, а в гетманском кабинете занимал пост министра иностранных дел).

В 1886 году Павла Скоропадского отправляют в Петербург, в Пажеский корпус — привилегированное военное учебное заведение. После его окончания в 1893 году, получив звание корнета, Скоропадский стал офицером Кавалергардского полка, где исполнял обязанности командира эскадрона. В свободное от службы время он много путешествует по странам Европы и Ближнего Востока, расширяя кругозор и пополняя образование. В Париже П. Скоропадский посещал лекции в знаменитом Сорбоннском университете.

11 января 1898 года состоялась свадьба Павла Скоропадского и Александры Дурново, дочки генерал-лейтенанта Дурново (их род происходил от сына Ярослава Мудрого Святослава). Вскоре у Скоропадских родились две дочери, Мария и Елизавета, и три сына — Петр, Даниил и Павел.

Во время Русско-японской войны 1904–1905 гг. Скоропадский командовал 5-й сотней 2-го Читинского казацкого полка Забайкальского казачьего войска, участвовал в боевых операциях. За мужество и героизм был награжден Золотым Георгиевским оружием и четырьмя орденами.

В декабре 1905 года император Николай II назначил П. Скоропадского своим флигель-адъютантом, а в апреле 1910 года он становится командиром 20-го драгунского Финляндского полка. Через год Скоропадский получает под свое командование Лейб-гвардии Конный полк, в марте 1912 года ему было присвоено звание генерал-майора. Военная карьера складывалась блестяще.

В начале Первой мировой войны Павел Петрович отправился на фронт, и уже 6 августа 1914 г. Лейб-гвардии Конный полк генерала Скоропадского отличился в бою под Краупишкеном. За этот бой он был награжден высшей наградой за храбрость и героизм — орденом Святого Георгия 4-й степени. Вскоре П. Скоропадского назначили командующим 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии. В 1915 году эта дивизия остановила наступление войск фельдмаршала Гинденбурга у Западной Двины. Летом 1916 года Скоропадскому было присвоено звание генерал-лейтенанта.

В январе 1917 года П. П. Скоропадский был назначен командиром 34-го корпуса, занимавшего позиции на Юго-Западном фронте на Волыни. Здесь его и застала весть о Февральской революции и отречении царя, к которому генерал относился с уважением и был лично предан. В революционном хаосе, охватившем общество и армию, Скоропадскому удавалось во вверенных ему частях сохранять высокую дисциплину и боеспособность.

В стремительно меняющейся политической ситуации необходимо было принимать неординарные решения. Одним из них стало проведение по требованию украинских войсковых съездов, с официальной санкции главнокомандующего генерала Л. Г. Корнилова, «украинизации» подчиненных П. П. Скоропадскому боевых частей в августе 1917 года. «Украинизация» заключалась в том, что личный состав подбирался из украинцев; в полках, наряду с общероссийской, вводились национальная символика и украинский язык. Тот факт, что Л. Корнилов, вопреки позиции А. Деникина, с готовностью пошел на подобные новшества, объясняется довольно просто. Инспектируя части Юго-Западного фронта, главнокомандующий заметил, что упорнее и смелее сражаются те полки, где преобладает украинский состав, ведь за спиной солдат-укранцев находились их родные села и города, которое они не желали отдавать на разграбление немцам и австрийцам. Выходцы из центральных губерний России, Поволжья и Урала не опасались, что враг дойдет до их родных мест, а пропагандистские патриотические лозунги на четвертом году войны уже ни на кого не действовали. Вот почему Ставка главнокомандующего санкционировала реорганизацию возглавляемого П. П. Скоропадским 34-го корпуса в 1-й Украинский корпус, насчитывавший в составе 8 полков, объединенных в две дивизии, 60 тысяч бойцов.

Личное мужество, умелое командование, понимание требований времени и в немалой степени происхождение способствовали стремительному росту популярности генерал-лейтенанта Скоропадского в армейских и общественных кругах Украины. В октябре 1917 года в Чигирине, первой гетманской столице Украины, Съезд Вольного казачества, делегаты которого представляли все украинские губернии и Кубань, избрал Павла Петровича атаманом Вольного украинского казачества.

Энергичные меры П. П. Скоропадского по созданию профессиональных украинских вооруженных сил, не развращенных митинговой демагогией, не на шутку тревожили ведущих деятелей Центральной Рады М. С. Грушевского, В. К. Винниченко и военного комиссара С. В. Петлюру. Подобно большинству украинских социалистов, Петлюра тогда выступал против создания регулярной армии, считая, что полагаться следует лишь на «революционное сознание» народа.

Растущая популярность талантливого генерала, достоинство и независимость, с которыми он держался, и особенно аристократизм и материальное благополучие раздражали верхушку УНР, открыто обвинявшую его в бонапартистских намерениях. Тем не менее П. П. Скоропадский ни разу не превысил полномочий и в крайне сложной обстановке действовал в интересах Украины и ее тогдашнего правительства.

Малоизвестным, но чрезвычайно важным эпизодом в истории Украины 1917-го года явилась неудавшаяся благодаря решительным действиям П. П. Скоропадского попытка пробольшевистских армейских частей свергнуть Центральную Раду. В конце октября поднятый Евгенией Бош 2-й гвардейский корпус, оголив большой участок фронта и захватив Винницу и Жмеринку, двинулся на Киев. Но 1-й Украинский корпус П. П. Скоропадского 4–5 ноября в районе узловой железнодорожной станции Казатин осуществил блестящую бескровную операцию по разоружению и отправке в Россию восставших частей. Одновременно усилиями полковника В. А. Павленко, также без кровопролития, в Киеве верными Центральной Раде войсками был установлен полный военный контроль.

Безопасность Украинской народной республики, провозглашенной III Универсалом Центральной Рады 7 ноября 1917 года, была обеспечена благодаря решительным и профессиональным действиям кадровых военных П. П. Скоропадского и В. А. Павленко. Однако лидеры украинских социалистов, в том числе военный комиссар С. Петлюра, тут же постарались избавиться от них как от потенциальных соперников. В. А. Павленко за попытку восстановить дисциплину в частях вскоре был снят с поста командующего Киевским военным округом, а образцовый, не зараженный большевизмом 60-тысячный корпус П. П. Скоропадского накануне зимы оказался без продовольствия, зимней одежды и обуви, которыми, кстати, были завалены военные склады в Киеве. Подобные действия деморализовали бойцов, и в декабре 1917 года они начали расходиться по домам. Испытывая постоянное давление со стороны руководства Центральной Рады, П. П. Скоропадский ради спасения корпуса в канун 1918 года вынужден был подать в отставку.

В это время большевистские части развернули наступление в направлении Днепра. Перед угрозой красной опасности украинские социалисты продемонстрировали свою абсолютную беспомощность. В конце января красные отряды захватили Киев и учинили «революционный террор», стоивший жизни нескольким тысячам его жителей.

В эти дни П. П. Скоропадский окончательно убедился в неспособности руководства Центральной Рады к созидательной государственной деятельности. Поэтому с приходом немцев (призванных Центральной Радой для освобождения Украины от большевиков), при очередной демонстрации украинскими социалистами неумения обеспечить нормальную жизнь в стране, генерал в марте 1918 года принял решение взять власть в свои руки.

В середине марта 1918 г. Скоропадский возглавил оппозиционную Центральной Раде политическую организацию «Украинская Громада» (позже «Украинская Народная Громада»), поддержанную Украинской хлеборобской партией и «Союзом землевладельцев».

Полная неспособность Центральной Рады установить твердую власть на местах компенсировалась фактическим введением немецкого контроля, вызывая гневные протесты и выступления крестьян. Положение усугубилось серией скандалов и откровенно криминальных акций (чего стоит нашумевшая история с похищением банкира А. Доброго, устроенным действующими министрами). К тому же немцы, убедившись в неспособности Центральной Рады выполнить взятые на себя обязательства по снабжению Германии сельхозпродуктами, готовы были принять решение об устранении Центральной Рады и введении в Украине прямого военного правления, как это произошло в занятых ими Бельгии и Польше. Зная о готовящемся «Украинской Громадой» перевороте, они обещали сохранять нейтралитет по отношению к нему.

29 апреля 1918 года Всеукраинский съезд хлеборобов в составе 6432 полномочных депутатов от восьми губерний единогласно провозгласил Павла Петровича Скоропадского гетманом Украины. Гетман и избравшие его делегаты съезда поднялись с Крещатика на Софийскую площадь, где перед древним храмом их приветствовало высшее духовенство города. После этого члены Центральной Рады разошлись по домам. Никаких преследований и притеснений по отношению к ним со стороны новой власти не последовало.

Верные гетману офицеры, действуя в соответствии с планом операции, в ночь на 30 апреля заняли важнейшие учреждения города. На следующий день по всему городу были расклеены листовки с обращением гетмана к населению и кратким изложением его программы, в целом весьма умеренной, без перехлестов вправо или влево. Киевляне отнеслись к смене власти с пониманием, поскольку Центральная Рада уже доказала свою политическую несостоятельность, а введение прямого немецкого оккупационного правления не сулило ничего хорошего.

В первые дня мая 1918 года при действенном участии видного историка и общественного деятеля Н. П. Василенко был сформирован Совет министров, возглавить который гетман пригласил авторитетного полтавского земского либерала Ф. А. Лизогуба. Н. П. Василенко пытался привлечь к сотрудничеству со Скоропадским левоцентристскую партию социалистов-федералистов, но на это предложение откликнулся лишь Д. И. Дорошенко, который стал министром иностранных дел. К работе по восстановлению нормальной жизни Скоропадскому удалось подключить профессионалов разных национальностей — украинцев, русских, евреев, поляков, придерживавшихся центристских политических взглядов. В условиях упрочения большевистского режима в России все они искренне ратовали за укрепление украинской государственности, однако перспективы развития страны виделись им по-разному. Одни считали целесообразными федеративные отношения с демократической, освобожденной от красных Россией, тогда как другие отстаивали позицию независимости при любых изменениях международной обстановки. Сам Павел Петрович в то время разделял взгляды последних, однако в сложившейся обстановке первоочередным считал объединение всех антибольшевистских сил для устранения коммунистической угрозы.

Гетманская власть восстановила права частной собственности; опираясь на поддержку немецкого командования, обеспечила необходимый порядок и создала условия для удивительно быстрого возобновления нормальной работы всех сфер жизни страны. За несколько недель был разработан и принят сбалансированный государственный бюджет, обеспечена стабильность национальной валюты. Экономическому росту во многом способствовало интенсивное развитие торговли с Германией, закупавшей украинскую сельскохозяйственную продукцию и сырье и поставлявшей в Украину первоклассные промышленные товары. Развитию торговли способствовало восстановление нормального железнодорожного сообщения и упорядочение финансовой системы. Разрабатывалась аграрная реформа, предполагавшая создание крепкого среднего класса крестьян-землевладельцев, а также восстановление казачества как социально-политического гаранта государственности. Велась работа по формированию украинского войска, но эти усилия откровенно блокировались немецким командованием, не заинтересованным в том, чтобы Украина имела собственные вооруженные силы.

Внутриполитическая стабилизация и начавшийся экономический рост в мае — июне 1918 года способствовали укреплению позиций украинского государства на международной арене. Помимо Германии, Австро-Венгрии, Турции, Болгарии, дипломатические отношения были установлены со Швецией, Норвегией, Данией, Нидерландами, Испанией, Швейцарией, Персией, а также государственными образованиями, возникшими на территории бывшей Российской империи: казачьими Доном и Кубанью, Грузией и Финляндией. С местным правительством Крыма велись переговоры о вхождении его в состав Украины на правах автономии; с Румынией — о статусе Бессарабии.

23 мая 1918 года Советская Россия признала гетманскую Украину независимым государством. Однако гетман, не сомневаясь в намерении большевиков при первом удобном случае захватить Украину, стремился к координации и сплочению всех небольшевистских государственных образований и краевых правительств, возникших на просторах бывшей империи. Дон и Кубань в этом полностью поддержали его, но главнокомандующий Добровольческой армии А. И. Деникин требовал предварительного отказа от идей украинской государственности, на что гетман пойти не мог. Тем не менее, Скоропадский и Деникин поддерживали неофициальные отношения, и гетман, в обход немцев, оказывал добровольцам ощутимую помощь оружием и боеприпасами.

П. П. Скоропадский был противником насильственной украинизации, понимая, что эта политика отвращает от всего украинского русскоязычную часть общества, способствуя расколу в стране. Вместе с тем он решительно поддерживал естественный процесс становления культуры и образования на родном для большинства жителей Украины языке.

Среди многочисленных культурно-просветительских начинаний гетманского периода особое значение имело создание под гетманским патронатом Украинской Академии наук. Деятельное участие в ее создании приняли Н. П. Василенко и вернувшийся из Москвы известный востоковед и славист А. Е. Крымский. Когда М. С. Грушевский отклонил предложение гетмана возглавить академию, первым президентом УАН стал В. И. Вернадский.

Гетманский режим и лично П. П. Скоропадский приняли многих бежавших из Советской России от красного террора и голода представителей научной и художественной интеллигенции, видных государственных деятелей и военачальников. В Киеве оказались не только коренные киевляне М. А. Булгаков и А. Н. Вертинский, но и В. И. Вернадский, П. Н. Милюков, поэтесса Тэффи, сатирик Дон-Аминадо и многие другие.

Одной из серьезных ошибок гетмана и его окружения была медлительность в проведении аграрной реформы. Важность ее хорошо понимал П. П. Скоропадский. Созданная им комиссия разрабатывала земельный проект с особой тщательностью. Предполагалось наделение малоземельных крестьян землей из государственного фонда, создаваемого за счет выкупа государством в рассрочку излишков земель у крупных землевладельцев. В целом идея была правильная, провести законодательно оформленные преобразования планировалось в январе — феврале 1919 года, до начала полевых работ.

Однако этим и другим планам не суждено было осуществиться.

Немецкая революция и капитуляция Австро-Венгрии и Германии перед странами Антанты кардинально изменили ситуацию в Европе. Гетманская Украина оказалась в одиночестве перед окрепшими внутренними и внешними своими врагами, успешно бороться с которыми, не имея достаточных воинских формирований и поддержки со стороны крестьянства, уже не верившего ничьим обещаниям, было невозможно.

Следует признать, что П. П. Скоропадскому не удалось стать общенациональным лидером Украины. В оппозиции к нему находились как большевики и украинские социалистические партии, так и консервативные русские круги, не желавшие признавать украинское государство. Насилия, чинившиеся в селах немецкими и австро-венгерскими войсками, ассоциировались у крестьян с гетманским правлением, хотя иностранные войска в Украину призвал не он. Тем не менее, активная антигетманская пропаганда украинских эсеров и социал-демократов достигала цели, настраивая крестьян и рабочих против гетманской власти.

Осенью 1918 года в Киеве левые национальные радикалы Владимир Винниченко и Никита Шаповал договорились с официальными представителями большевистской России о совместных действиях против Гетманата. Одновременно активную подготовку вооруженного выступления сформированных еще Центральной Радой частей Сечевых стрелков развернул Симон Петлюра. Оккупационные войска, деморализованные поражениями на западном фронте и ноябрьской революцией в Германии, придерживались нейтралитета. Вооруженные силы гетманского правительства, в частности Сердюцкая дивизия, на которую Скоропадский возлагал большие надежды, не смогли сдержать разгоравшийся огонь повстанческой войны, возглавленной Директорией. Много лет спустя, в своих мемуарах Павел Петрович напишет об этих днях: «Я думаю, время покажет, кто предал Украину, я или Директория. Не говоря уже о том, что только враг мог желать вообще беспорядков такого рода для Украины, даже если бы многие народные домогания не находили себе отклика в сердце правительства, время для его начала уничтожало все плоды нашей работы, это так же относится к Украине, как и к Великороссии».

15 декабря 1918 года повстанческие войска Директории под командованием С. Петлюры вошли в Клев. В этот день гетман Скоропадский отрекся от власти и перешел на нелегальное положение. Некоторое время он скрывался в городе у друзей, а затем перебрался с семьей в Германию. Поселились Скоропадские в Берлине. И сразу же, буквально по горячим следам, Павел Петрович начал писать «Воспоминания» — книгу, являющуюся не только ценнейшим историческим источником, но и имеющую безусловные литературные достоинства.

Вскоре у Скоропадских родилась младшая дочь Елена. После ее рождения они на некоторое время переехали в Швейцарию, где собрались все члены семьи, вынужденные в разное время и разными путями покинуть свою родину. В Берлин Скоропадские вернулись уже все вместе. Поселились они в пригороде Берлина Ванзее.

В 1920-м году по настоянию своих друзей-эмигрантов П. П. Скоропадский вернулся к активной политической жизни и возглавил «Украинский союз земледельцев-государственников», организованный его соратниками В. Липинским (глубоким и самобытным философом, историком, политологом) и известным общественно-политическим деятелем умеренно-правого направления С. Шеметом. В 20-х — начале 30-х годов филиалы этой организации действовали в Германии, Австрии, Чехословакии, Польше, Франции, США, Канаде и даже в Китае и Маньчжурии.

Бывший гетман всячески содействовал организации в 1925 году Украинского научного института при Берлинском университете. В этом институте, ставшем настоящим центром украинской науки и культуры в эмиграции, работали такие крупные ученые как историк Дмитрий Иванович Дорошенко и философ Дмитрий Иванович Чижевский.

С приходом к власти в Германии нацистов положение П. П. Скоропадского заметно усложнилось. Не принимая нацистской идеологии, Павел Петрович накануне Второй мировой войны отправил в Англию сына Даниила, в котором видел продолжателя своего дела. В годы войны Скоропадский широко использовал свои давние связи с представителями немецкого генералитета для оказания помощи украинским деятелям, преследовавшимся нацистами. Благодаря его усилиям из немецких концлагерей были освобождены А. Мельник, С. Бандера, Я. Стецько и другие украинские эмигранты, националистические убеждения которых сам он не разделял. В отличие от многих украинских националистов, Павел Петрович никогда не питал иллюзий по поводу того, что гитлеровцы восстановят украинскую государственность.

16 апреля 1945 года во время бомбардировки станции Платлинг близ Мюнхена в Баварии П. П. Скоропадский был смертельно ранен. Десять дней спустя, 26 апреля он скончался в госпитале католического монастыря Меттен на руках своей дочери Елизаветы, которая до последней минуты неотступно находилась возле умирающего отца, хотя и сама была ранена и еле держалась на ногах. Когда война закончилась, семья Скоропадского перевезла его останки в Оберсдорф, на кладбище которого покоятся все Скоропадские.

Дело Павла Скоропадского продолжил его сын Даниил, инженер по образованию. Когда в 1957 году он скоропостижно скончался, почти ни у кого не было сомнений в причастности к этому агентов советских спецслужб.

Младшая дочь гетмана Елена Скоропадская-Отт жива и сейчас. В 1990-х годах она несколько раз приезжала в Украину, встречалась с творческой интеллигенцией Киева. Ее неподдельное обаяние произвело неизгладимое впечатление на всех, кто удостоился чести общаться с ней.

В 1994–1995 годах сотрудники Института украинской археографии и источниковедения им. М. Грушевского принимали участие в подготовке к публикации «Воспоминаний» П. П. Скоропадского с подробными комментариями к ним. Этот труд украинских ученых — дань памяти нашему выдающемуся соотечественнику.

Вступление к своим «Воспоминаниям» Павел Петрович Скоропадский заканчивает такими словами: «В разгар любой революции только люди с крайними лозунгами при известном счастливом стечении событий становились вождями и имели успех. Я это знал, но на мое несчастье я пришел к власти в тот момент, когда для страны, измученной войной и анархией, в действительности была нужна средняя линия, линия компромиссов. Отсутствие политического воспитания в России, взаимное недоверие, ненависть, деморализация всех классов, особенно усилившаяся во время войны и последующей за ней революции, полная оторванность страны от внешнего мира, дающая возможность всякому толковать мировые события, как это ему кажется выгодным, военная оккупация — все эти условия мало сулили успеха в моей работе, но, взяв власть не ради личной авантюры, я и теперь не изменил своего мнения».

И это — прекрасная точка к его портрету.
Не забудьте поделиться с друзьями
Сколько часов может светить лампочка
Интересное про электрический стул
Самые распространенные казни древности
Интересное про ошибки природы
Хеопс (Хуфу)
Чингисхан
Маунды
Исаак Бабель
Категория: Знаменитые украинцы | (24.03.2013)
Просмотров: 1336 | Теги: знаменитые украинцы | Рейтинг: 5.0/1