Семен Гамалия

Семен Гамалия | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые украинцы

Семен Гамалия
Семен Гамалия

     Историю отечественной, да и европейской в целом, культуры второй половины XVIII — первой четверти XIX веков нельзя представить себе без мощного, хотя и мало заметного на первый взгляд, воздействия на нее масонства.

Из лож «вольных каменщиков» исходили многие просветительские импульсы, проекты и начинания, существеннейшим образом влиявшие на умонастроения светского и всего образованного российского общества во времена Екатерины II, Павла I и Александра I. Среди наиболее видных фигур масонского просветительского движения тех лет особое место принадлежит украинскому мистику, имевшему огромное влияние на многих российских просветителей, — Семену Гамалие.

Семен Иванович Гамалия был сыном священника, хотя его род происходит от черкасского казака Михаила Гамалии, героя Освободительной войны, возглавленной Б. Хмельницким, дослужившегося впоследствии до звания черкасского полковника. Семен родился Китай-городе — маленьком, вопреки своему названию, городке на Полтавщине, в 1743 году. В 1755 году он, получив начальное образование под руководством отца, поступил в Киево-Могилянскую академию, где проучился около десяти лет и освоил ее полный курс с высшими философскими и богословскими классами.

Его родители обладали определенным достатком, так что юноша мог жить не в общежитии (бурсе) на берегу Днепра, как то делали его малоимущие однокласники не киевского происхождения, а на квартире, которую снимал в одном из домиков на Подоле. Здесь, среди базарной толчеи и старинных храмов, ремесленников и монахов, профессоров и торговцев, начинался его жизненный путь. Тут он неизменно встречался с мистически настроенными странниками и богомольцами, слушал рассказы о таинственном и невероятном, но возможном, если человек имеет веру и ведет праведную жизнь.

Система образования в годы юности С. Гамалии в Киево-Могилянской академии оставалась в сущности той же, что и при обучении там Г. Сковороды. Однако некоторые изменения произошли в подаче философии. От старого, утвердившегося еще во времена П. Могилы и И. Гизеля, неосхолостического аристотелизма, введенного по образцу программ католических коллегиумов первой половины XVII века, уже отошли. В качестве основы философского образования в Киеве была принята система Лейбница-Вольфа в ее изложении Бавмейстером, господствовавшая в университетах протестантских городов Германии. Это приобщало студентов к духовным поискам Европы, готовило к дальнейшему восприятию новейших идейных веяний с Запада.

Из официальных документов академии известно, что в 1765 году С. Гамалия уже числился отбывшим в Петербург. О своей alma mater он сохранил теплые воспоминания на всю жизнь и, уже работая, вскоре после переезда в северную столицу, преподавателем в Морском кадетском корпусе, отправлял в библиотеку Киево-Могилянской академии новые книги, одна из которых имела масонский характер. При этом в сопроводительных письмах С. Гамалия называл ее студентов «милостивыми государями, любезными во Христе братьями, жителями великих киевской бурсы селений».

Пробыв несколько лет преподавателем в кадетском корпусе, а затем на службе в Сенате, С. Гамалия к середине 70-х годов оказывается на службе при генерал-фельдмаршале графе Захаре Григорьевиче Чернышове, президенте Военной коллегии, назначенном в 1775 году наместником присоединенных к России по первому разделу Польши (1772) областей Северной и Восточной Белоруссии, на базе которых были созданы Полоцкая и Могилевская губернии. Он становится начальником канцелярии графа, прекрасно зарекомендовав себя на этом посту. С переводом 3. Чернышова на должность московского генерал-губернатора в 1782 году, С. Гамалия становится при нем управляющим канцелярией Московского наместничества.

Переехав в Москву, С. Гамалия сразу же включается в работу начавших складываться в Первопрестольной просветительско-масонских кружков. В частности, он близко сошелся с примкнувшим в 1770-х годах к масонам Николаем Ивановичем Новиковым — выдающимся русским просветителем, писателем, журналистом и издателем, выпускавшим в разные годы журналы «Трутень», «Живописец», «Кошелек». Он ратовал за просвещение и выступал против крепостного права, занимался организацией типографий, библиотек, школ и книжных магазинов в Москве и других городах России.

В эти годы С. Гамалия отдается поэтическому творчеству, слагая стихи религиозно-мистического плана. Полученное в Киеве образование позволяло ему переводить многие произведения (преимущественно оккультно-мистического характера) с латинского, немецкого, французского и польского языков. В частности, ему принадлежит первый русский перевод 22 томов произведений немецкого мистика и мыслителя начала XVII века Я. Беме, идеи которого впоследствии произвели столь большое впечатление на Н. А. Бердяева. Просветительские идеалы настолько захватывают С. Гамалию, что после смерти 3. Чернышова в 1784 году он оставляет так удачно начатую и сулившую широкие перспективы государственную службу и всецело отдается общественно-масонской деятельности.

Сам С. Гамалия вступил в масонский орден, судя по всему, еще в годы своей жизни в Петербурге. Верность масонским идеалам, в сочетании с глубокой религиозностью, добротой и бескорыстием, определяла его поступки в те и все последующие годы. Эти качества объясняют данное ему друзьями прозвище «Божьего человека». Бескорыстие его доходило до того, что он отказался от пожалованных ему 300 душ за примерную службу в Белоруссии, сказав при этом, что он не знает, как управиться со своей собственной душой, а потому не может принять на свое попечение три сотни чужих.

От предложений принять во владение крепостных он отказывался и впредь. Следуя евангельским идеалам, он вообще не принимал подарков и жил чрезвычайно скромно, раздавая то, что не расходовалось им от служебных выплат, бедным или пуская эти средства на нужды просвещения. Он говорил, что каждая побежденная дурная привычка есть «шаг к свету», а когда слуга его обокрал и бежал, но затем был пойман, он выхлопотал ему избавление от положенного наказания.

В 1784 году С. Гамалия, теснейшим образом сотрудничая с Н. Новиковым, а также с другими московскими просветителями-масонами, был одним из соучредителей в Первопрестольной Типографической компании, вступив в нее без взноса денег — исключительно в силу своего морального авторитета и беззаветной преданности делу народного образования. Если Н. Новиков занимался прежде всего практической стороной дела, то С. Гамалия выступал как бы в роли его духовного наставника и идейного вдохновителя. Он входил в высшую иерархию масонского братства Москвы, его Главный капитул, где заседал вместе с бароном Шредером, А. М. Кутузовым, Н. И. Новиковым, И. В. Лопухиным, И. С. Тургеневым, князьями Н. Н. и Ю. Н. Трубецкими.

При этом он выступал в роли своеобразного куратора масонских лож в других городах Российской империи, по крайней мере некоторых из них. Так, Н. Новиков в одном из писем констатировал свою неосведомленность в делах Могилевской и Казанской лож, указывая, что сведениями о них должен располагать С. Гамалия. Можно предполагать, что через него осуществлялись и контакты между масонскими ложами Москвы и украинских городов, в частности родного для него Киева, где к концу XVIII века такого рода тайные группы уже, безусловно, были.

Кроме участия в работе Главного капитула и в управлении провинциальными ложами, С. Гамалия управлял одной из московских лож — «Ложей Девкалиона». Она открылась 21 октября 1782 года, и о ее деятельности, что и естественно при строгой конспиративности масонских структур, известно мало. Но знаменательно, что в речи, произнесенной на первом собрании этой ложи, С. Гамалия делал именно на вопросах нравственного самосовершенствования собравшихся «вольных каменщиков»: «Роскошь, гордость, корысть, леность — суть тираны, держащие в узах бедного человека, самоизвольно предающегося их власти. Область их пространна, весь мир порабощен ими. И только малое число мудрых ими не порабощено». И далее он развивал мысль о необходимости думать о будущей жизни, в свете которой следует строить и оценивать свою земную жизнь.

После разгрома новиковского кружка в 1792 году следствие не заинтересовалось С. Гамалией: этому способствовали и его бедность, и скромный образ жизни, а также неизменная глубокая законспирированность всей его работы. Он поселился в принадлежавшем Н. Новикову селе Тихвинском, где провел безвыездно в затворничестве почти три десятка лет.

Скромность и неизменное стремление быть незаметным, вроде типичных для староукраинской культуры «сереньких» мистиков-«старчиков», нередко имевших огромное влияние на окружающих в качестве общепризнанных религиозно-нравственных авторитетов, скрывают от исследователей основной объем его деятельности, бывшей, по отзывам современников, напряженной и плодотворной. Его нежелание быть на виду подтверждает и тот факт, что он даже не давал написать с себя портрет…

Находясь в своем добровольном затворничестве, ведя строго аскетический образ жизни и по внешности мало чем отличаясь от окружавших его крестьян, С. Гамалия продолжал переводческую деятельность и, как и близкий ему по образу жизни и духовным основаниям Г. Сковорода, излагал свои, основывающиеся на богатейшем внутреннем опыте, раздумия в посланиях к друзьям.

В этих письмах С. Гамалия, в частности, развивал концепцию о том, что в человеке единовременно действуют «три мира»: «огненный», подталкивающий его к действию и владению, к самоутверждению — то, что Ф. Ницше называл «волей к власти»; «наружный», заставляющий думать об имуществе, комфорте, стяжательстве; и, наконец, «светлый» мир — в духе Христовом. К нему-то, пройдя между Сциллой «огненного» и Харибдой «наружного» миров, мудрец и призывал своих собеседников и корреспондентов.

Другие письма посвящены пользе молитвы и суетности мирских устремлений, о свободе воли и божественном свете, об обуздании своей «скотской» натуры и необходимых для того средствах. В них неизменно демонстрируются глубокий духовный опыт и колоссальная начитанность в области религиозно-мистической и философской литературы.

Автор стоит выше конфессионных различий и предубеждений. Он как бы непосредственно предстоит перед Богом и, ощущая в себе Его свет, делится с другими своим сокровенным, полученным в течение долгой жизни знанием, признаваясь, с каким трудом он преодолевал в себе пороки — склонность к «блудодеянию», желание славы и пр. Современники отмечали его особенный дар убеждать людей, разуверившихся в религиозных идеях, в реальности Бога, души и ее бессмертия. При этом он являлся во снах своим друзьям и ученикам, утешая и наставляя их в трудные для них времена.

С. Гамалия скончался 10 мая 1822 года на 79-м году жизни. К десятой годовщине смерти его письма в 1832 году были изданы в 2-х, а спустя несколько лет переизданы в 3-х томах. С этого времени его мысли стали известны и широкому кругу читателей.

С. Гамалия был одним из сильнейших, но скрытых от глаз непосвященных, силовых центров духовного влияния в масштабах всей Российской империи. В глазах масонов всех рангов, особенно в годы их наибольшего влияния в начале правления Александра I, украинский мистик был едва ли не главным идейно-нравственным авторитетом. Вклад в историю людей такого плана трудно по достоинству оценить, но их роль в развитии общества и культуры благородна и неоспорима.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о приметах и суевериях
Интересное о воздушных шариках
Интересное про Крым
Интересное про рождаемость
Апостол Павел
Собор в Куско
Карл I Великий
Илларион
Категория: Знаменитые украинцы | (23.03.2013)
Просмотров: 926 | Теги: знаменитые украинцы | Рейтинг: 5.0/1