Великий князь киевский, креститель Руси, Владимир Святой

Великий князь киевский, креститель Руси, Владимир Святой | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые украинцы

Великий князь киевский, креститель Руси, Владимир Святой
Великий князь киевский, креститель Руси, Владимир Святой

     Князю Владимиру Святославичу принадлежит исключительное место в отечественной истории. В его правление на Руси восторжествовало христианство и она вошла в число наиболее могущественных держав средневекового мира.

Владимир родился около 960 г., когда его отец, Святослав Игоревич, был еще юным наследником великокняжеского престола, а Русью управляла княгиня Ольга. Матерью Владимира была Малуша, ключница дворца Ольги, пользовавшаяся полным доверием княгини. Такой высокий статус объяснялся не только личными качествами этой женщины, но и знатностью ее происхождения. Недаром брат Малуши был ближайшим сподвижником князя Святослава.

Владимир родился почти одновременно с Ярополком, старшим сыном Святослава от законной жены, очевидно, из правящего венгерского дома. Страстная любовь Святослава к Малуше и расположение к ней Ольги обеспечивали высокий статус их сына Владимира, который уже в юные годы получил в управление Новгород, поскольку великокняжеский престол предназначался явно не ему.

Отправляясь во второй поход против Византии летом 969 г., Святослав оставил наместником в Киеве Ярополка, а Олега, его родного младшего брага, посадил княжить в ближайшей недавно усмиренной Древлянской земле.

Новгородцы настоятельно просили себе князя из числа сыновей Святослава, угрожая в противном случае найти его в другой земле. Кандидатура Владимира их вполне устраивала. С молодым княжичем на север отправился его дядька Добрыня, послуживший историческим прототипом былинного богатыря Добрыни Никитича: фактически Новгородская земля оказалась вверенной его заботам.

Весной 972 г. возвращавшийся после неудачной войны против Византии Святослав был убит подстерегавшими его на днепровских порогах печенегами. Вскоре на охоте, в лесах западнее Киева, в стычке с дружинниками Олега Святославича погиб сын старого и влиятельного воеводы Свенельда Лют. По требованию Свенельда, Ярополк выступил против Олега. Столкновение между ними закончилось гибелью Олега и переходом Древлянской земли в прямое подчинение киевскому князю.

Узнав об участи Олега и опасаясь за собственную жизнь, Владимир бежал в Швецию. При королевском дворе он прожил около двух лет. Тут он женился на знатной варяжке Аллогии (Олаве), матери его старшего сына Вышеслава (умершего молодым). В 978 г. Владимир с Добрыней возвратились в Новгород с варяжским войском, намереваясь выступить против Ярополка. Чтобы усилить свои позиции, Владимир посватался к Рогнеде, отец которой, Рогволд, княжил в Полоцке, а брат, Тур, утвердился на Припяти, основав город-крепость Туров. Поскольку власть дома Рогволда простиралась почти на всю территорию современной Беларуси, Владимир был весьма заинтересован в привлечении его на свою сторону в борьбе за Киев. Однако Рогнеда в оскорбительной для молодого князя форме отвергла его предложение. Тогда разгневанный князь захватил Полоцк и насильно взял ее себе в жены, жестоко расправившись с ее отцом и братьями. После этого о любви между супругами не могло быть и речи. Тем не менее от этого брака родились сыновья Изяслав, Ярослав, Всеволод и Мстислав, а также дочери Предслава и Премыслава.

Подчинение Полоцкой земли значительно укрепило позиции Владимира в борьбе с Ярополком. Опираясь на варягов, новгородское ополчение и силы некоторых северных земель Руси, Владимир и Добрыня двинулись к Смоленску и, разбив войска Ярополка, овладели городом. Теперь путь вниз по Днепру, на Киев, был открыт. Ярополк, симпатизировавший христианам и женатый на христианке (бывшей монахине, которую Святослав, очарованный ее красотой, привез наследнику в подарок с Балкан), не имел большой поддержки среди дружинников и большинства киевлян.

Владимир подошел к Киеву с севера и развернулся лагерем в Дорогожичах. Отсюда он вступил в тайные переговоры с воеводой Блудом, старым знакомым и соратником Добрыни по святославовым походам, тайно перешедшим на его сторону. Блуд убедил Ярополка оставить Киев и пересидеть опасное время в крепости Родня, находившейся на Княжей горе возле Канева. Владимир без боя занял столицу и подступил к Родне. После продолжительной осады Ярополк вынужден был сдать крепость и выйти к брату при условии, что ему будет сохранена жизнь. Однако вскоре он был убит варяжскими дружинниками, вряд ли без санкции на то Владимира. Тогда же Владимир принудил стать его третьей женой вдову Ярополка, которая к тому времени ждала ребенка, будущего князя Святополка.

Утвердившись в Киеве в 980 г., Владимир на первых порах повел себя как ревностный язычник, противник и гонитель христиан. Это было связано как с языческим составом ядра его войска, так и с желанием держать в страхе киевских христиан, окрепших в годы правления Ольги и ранее ориентировавшихся на Ярополка. Одним из ярких эпизодов начала правления Владимира было принесение в жертву Перуну двух киевских варягов-христиан. Выбор жертв не был случайным, поскольку за них как за иноплеменников киевляне не должны были заступаться.

С первых лет пребывания в Киеве Владимир развернул большое строительство на Старокиевской горе, превратившейся при Ольге в административно-дворцовый центр столицы. Князь возводит новый каменный дворец с залом для пиршеств (гридницей), перед которым сооружает величественное капище с идолами языческих богов. Центральной фигурой этого святилища был Перун, древнеславянский бог грома и молний, войны и победы, покровитель князя и его дружины.

Казалось бы, Владимиру во всем сопутствовал успех. В 981 г. он одержал крупную победу над польским князем Мешко I, вернул захваченные тем червенские города Перемышль, Белз, Волынь, Холм по Западному Бугу и наложил на поляков дань. В 983 г. последовал успешный поход на Неман против сильного литовского племенного союза ятвягов, а в 982-м и 984-м гг. была восстановлена власть Киева над землями радимичей и вятичей.

Далее был предпринят поход против волжских булгар — «сребреников», называвшихся так потому, что после разгрома Святославом Хазарии серебряные диргемы из среднеазиатского государства Саманидов поступали на Русь главным образом через средневолжский Великий Булгар. Эту войну великий князь вел в союзе с торками, кочевавшими в то время на просторах между Булгаром и Хорезмом. Войско Владимира по Оке и Волге спустилось на ладьях, а торки подошли со стороны степи. Булгары были побеждены, но дань на них не наложили. Наоборот, с ними был заключен почетный мир, обеспечивавший Руси торговые связи с Булгарией и Хорезмом.

В результате войн и дипломатических усилий Владимира во второй половине 80-х годов X в. на всем пространстве между Средним Поднепровьем и низовьями Амударьи, откуда вели прямые пути к Бухаре и Самарканду, воцарился мир. Поддерживая дружественные отношения со Швецией и прочно удерживая русский Север, Владимир распространяет власть Киева от Нижнего Дуная, Карпат, Западного Буга и Немана до Среднего Поволжья, при этом своеобразными колониями Руси оставались Белая Вежа на Среднем Дону и Тмутаракань на берегах Керченского пролива и Кубани. Благодаря этому впервые после падения Хазарии удалось возобновить относительно безопасное движение торговых караванов между Средней Азией, Кавказом и Русью. С востока через Киев товары везли в Краков, Прагу и Регенсбург, в Прирейнские области, а по речной системе Припяти и Немана — к Балтийскому морю в скандинавские страны.

Появление среди жен Владимира двух чешек и болгарки — яркая иллюстрация интенсивных усилий молодого князя на международной арене. Дунайская Болгария, опустошенная войсками Святослава, находилась тогда под властью Византии. Между тем война 985 года с Волжской Булгарией и последовавший за ней всеобъемлющий мир по обычаю того времени мог быть скреплен династическим браком. Этому ничто не препятствовало, поскольку многоженство считалось обычным явлением и у волжских булгар, к тому времени уже мусульман, и у язычников-славян.

Одну из жен-чешек звали Малфридой. Она родила Владимиру сыновей Святослава и Станислава. Некоторые летописи матерью Бориса и Глеба напивают жену-болгарку, однако более убедительной представляется традиция, согласно которой их матерью была византийская принцесса Анна.

Однако военные и дипломатические успехи, обилие жен, наложниц и детей не удовлетворяли духовных запросов великого князя. Наспех реставрированное язычество не оправдывало надежд Владимира. И хотя именно проязычески настроенные воеводы, дружинники и варяги-наемники, при финансовой поддержке новгородского купечества, обеспечили ему приход к иласти, будучи в большинстве своем неграмотными, они не справлялись с административной работой, а многие из них и вовсе после победы возвратились домой или ушли служить в Византию.

Первобытное язычество с его суровыми божествами и кровавыми культами уже не удовлетворяло князя. С раннего детства, прошедшего во дворце Ольги, он приобщался к христианству, однако затем отошел от него. Став князем в Киеве, где при Ольге христианство завоевало ведущие позиции в среде городской знати, он вынужден был считаться с его влиянием. В Киеве жили также хазарские евреи, исповедовавшие иудаизм. Частыми гостями были мусульманские и западноевропейские купцы. Поэтому князь знакомился с разными религиями, не зная, какую предпочесть. Он выслушивал речи проповедников, советовался со своими боярами и отправлял посольства в разные страны, чтобы узнать, какие народы достойнее поклоняются Богу. Летопись сообщает, что в 986 г. к великому князю явились послы-миссионеры от волжских булгар-мусульман, хазарские иудеи, немцы от Папы римского и грек-философ из Константинополя. Каждая сторона пропагандировала свою веру, отрицательно высказываясь обо всех остальных.

Объективно больше шансов было у христианства греческого обряда, но внешнеполитические обстоятельства не благоприятствовали его провозглашению официальной религией Руси. Среди дружинников, многие из которых участвовали в войнах Святослава на Балканах, преобладали антивизантийские настроения. Принимать веру империи, потерпев от нее поражение, они считали унизительным. Подобный акт представлялся им признанием превосходства Константинополя над Киевом. Поэтому в окружении великого князя весьма серьезно обсуждались альтернативные решения — в пользу ислама, иудаизма или христианства латинского обряда.

Первым с миссионерской миссией в 986 г. в Киев прибыло посольство от волжских булгар, чтобы склонить Владимира к исламу. Рассказ о том, что булгары увлекли женолюбивого князя сведениями о райских гуриях, однако мусульманский запрет на винопитие отвратил его от магометанства, является, скорее всего, анекдотичным фольклорным добавлением. Тем не менее, у мусульманских миссионеров были серьезные шансы добиться успеха, поскольку в то время отношения с Византией были весьма натянутыми, торговля же со странами ислама процветала, причем для Владимира не существовало реальной угрозы попасть в политическую зависимость от Багдадского халифа, духовного лидера мусульман.

Возможность принятия ислама при киевском дворе обсуждалась достаточно серьезно. Как свидетельствует средневековый мусульманский историк Аль Марвази, в годы правления царя русов Владимира в Хорезм прибыли его послы с просьбой прислать миссионеров для распространения в его стране ислама. Хорезмшах с радостью отправил на Русь проповедников. Это событие относится к 987 г., однако каких-либо реальных последствий оно не имело.

Появление при дворе Владимира хазар-иудеев также не удивительно. После разгрома Хазарии часть плененных привели в Киев, а ряд важнейших хазарских городов (Белая Вежа, Тмутаракань и др.) перешли под непосредственный контроль Руси. Поэтому вполне естественно, что киевские или тмутараканские иудеи, хорошо осведомленные о делах и религиозных колебаниях князя, попытались обратить Владимира в свою веру. Еврейская вера могла бы способствовать преодолению христианско-мусульманской альтернативы, обусловливавшей дальнейшую ориентацию на одну из двух могущественных средневековых цивилизаций. В то время могло казаться вполне реальным, что Владимир ради сохранения внешнеполитического баланса Руси обратит свой взор к иудаизму. Последний к тому же не требовал отказа от вина и терпимо относился к многоженству. Вместе с тем иудейский закон предусматривал обрезание, что (как и обязательный отказ от свинины) всегда отталкивало от него потенциальных неофитов.

На фоне укрепления при Владимире торговых связей Руси со странами Центральной Европы прибытие в Киев миссионерского посольства от Паны римского в 80-х годах X в. также не выглядит надуманным.

В конечном счете выбор Владимира пал на византийское христианство, хорошо знакомое ему с детских лет и исповедовавшееся представителями влиятельной христианской общины столицы. Этому выбору способствовали встречи с греческими миссионерами, совещания с боярами и киевскими старейшинами, а также посольство 987 г. в Константинополь. Красота убранства Святой Софии произвела неизгладимое впечатление на послов, и вернувшись домой, они говорили: «и не знали мы, на небе ли мы были или на земле».

Доподлинно время и обстоятельства крещения Владимира неизвестны. По одним сведениям, он крестился в 987 г. в Василькове или Киеве; по другим — в 988 г. в Корсуне, когда туда прибыла византийская принцесса Анна. Не исключено также, что еще в младенчестве сама Ольга окрестила внука, после ее смерти обратившегося к язычеству.

Скорее всего, в 987 г. состоялось «оглашение» Владимира — ознакомление его с основами христианского вероучения и православной обрядности, чему предшествовало окончательное решение в качестве официального вероисповедания избрать христианство византийского обряда. Публичный акт крещения князя состоялся в Корсуне (Крым), при участии присланных из Византии священников, причем не в 988 г., а годом позже, как следует из более достоверных, чем наша летописная традиция, трудов византийских историков.

В «Повести временных лет» корсунский поход, последовавший после принятия решения об обращении в христианство, ничем не мотивирован. Однако анализ международной ситуации того периода и перипетий развернувшейся в Византии борьбы за власть многое проясняет. Молодые императоры Василий II и Константин VIII, внуки принимавшего княгиню Ольгу Константина Багрянородного, оказались в трудном положении, когда в августе 987 года против них выступил провозгласивший себя императором полководец Вард Фока. Братья, не полагаясь на собственные силы, обратились к Владимиру за военной помощью. В ответ на их просьбу князь послал к Константинополю шеститысячную дружину, заручившись обещанием императоров отдать ему в жены их сестру Анну. Сам Владимир пообещал креститься.

Благодаря помощи русского войска Василий (Константин играл второстепенную роль) 13 апреля 989 г. разгромил силы Фоки. Добившись победы, Насилий, тем не менее, не торопился с отправкой сестры на Русь и киевский князь имел все основания считать себя обманутым. Однако Василий не учел того, что Владимир может нанести ему ощутимый удар в Крыму, где силы ослабленной гражданской войной империи были незначительны. Воспользовавшись этим обстоятельством, к лету 989 г., миновав по большой воде днепровские пороги, Владимир взял в осаду богатый город Херсонес, на Руси называемый Корсунем. Осажденный город сдался, а князь написал в Константинополь письмо, в котором потребовал Анну в обмен на Херсонес. В случае нарушения данного ему ранее обещания он грозил походом на столицу империи. Угроза возымела действие. Анне, которой Владимир представлялся страшным северным варваром, многоженцем и сластолюбцем, пришлось подчиниться воле братьев и уговорам патриарха. Она прибыла в Херсонес, где и обвенчалась с Владимиром, на ее глазах принявшим крещение и пообещавшим отослать из Киева всех своих прежних жен.

Брак великого князя, принявшего в честь шурина крестное имя Василий, с сестрой византийских императоров имел огромное политическое значение. Незадолго перед этим Иоанн Цимисхий, победитель Святослава и отчим Анны и ее братьев, под давлением немцев, занявших Южную Италию, отдал свою племянницу замуж за сына германского короля Оттона I, признав его императором Запада. Владимир, женившись на Анне, в глазах византийского общества приобретал таким образом ранг не ниже, чем монарх «Священной Римской империи германской нации».

С августейшей супругой, ценной церковной утварью, иконами, мощами святого Климента и множеством захваченных в Херсонесе богатств Владимир осенью 989 г. вернулся в Киев, где ему был устроен триумфальный прием. Первым делом Владимир приказал разрушить помпезное языческое капище перед княжеским дворцом. Идол Перуна, привязав к хвостам коней, протащили по Боричеву спуску на Подол и бросили в Днепр. Следующей акцией стало крещение киевлян, еще остававшихся верными язычеству, в основном простого люда. Началось насаждение христианства и в других городах Руси. В Новгороде, например, это происходило весьма болезненно, и Добрыня вынужден был применять силу.

Одновременно проводилась и начатая еще Ольгой административная реформа, сводившаяся к повсеместной замене старой племенной аристократии, глубоко связанной с местными святилищами и языческим жречеством, присылаемой из Киева христианской администрацией. В то же время знатную молодежь со всей Руси великий князь привлекал в Киев, где сыновья племенных князей и старейшин приобщались к христианской культуре, осваивали азы православной образованности, пополняя ряды дружинников и служилого люда. Заботясь о распространении образования на Руси, Владимир основал в столице первую школу для детей знати.

Вскоре после крещения на Руси был введен новый свод законов устного обычного права, дополнив предыдущий кодекс «Закон русский», послуживший основой знаменитой «Русской Правды». На некоторое время Владимир, следуя евангельским заповедям, даже отказался от применения смертной казни (почти на тысячу лет опередив Западную Европу), однако епископы убедили князя в преждевременности этого акта, и высшая мера наказания была восстановлена.

Крестившись, сам князь духовно преобразился. Из женолюбца и завоевателя он превратился в благочестивого отца огромного семейства и мудрого, по-отечески заботящегося о благе страны и подданных правителя.

В тот период Руси более всего досаждали печенеги, кочевавшие в степях Причерноморья. От открытого боя они обычно уклонялись, доставляя немало хлопот своими внезапными набегами. По указу Владимира южнее Киева развернулось сооружение оборонительных линий, известных как Змиевы валы. В ключевых точках были заложены города-крепости, которые заселялись служилыми людьми со всей Руси. Таким образом агрессии кочевников был поставлен надежный заслон. При Ярославе Мудром система обороны по рекам Рось и Стугна была завершена.

По всей стране развернулось строительство церквей, при которых открываются школы. Самым выдающимся храмом времен Владимира считается Десятинная церковь Рождества Богородицы, сооруженная напротив строившегося одновременно с ней огромного великокняжеского дворца. В Десятинной церкви были помещены иконы, церковная утварь и высокочтимые во всем христианском мире мощи святого Климента, привезенные из Херсонеса. Здесь же перезахоронили прах княгини Ольги.

Завершив строительство Десятинной церкви, князь приступил к сооружению Софийского собора в новом, спланированном в последний период его правления, обширном участке верхнего города. Композиционный замысел этого величественного храма был ориентирован на прославление брака Владимира и Анны, обеспечившего приобщение Руси к христианской вере. Окончание строительства Софии Киевской, как и всей системы укреплений Верхнего города с Золотыми воротами, состоялось уже в годы правления сына Владимира Святославича — Ярослава.

Принятие христианства и мудрая государственная политика второй половины княжения Владимира способствовали усилению международного авторитета Киевской Руси. Через браки детей Владимир породнился со многими христианскими правящими домами, а его послы посещали и такие отдаленные страны, как Египет.

Последние годы жизни Владимира были омрачены смертью Анны и двух старших сыновей — Вышеслава и Изяслава. Наличие многочисленного мужского потомства от разных жен запутывало вопрос о престолонаследии. Владимир явно склонялся к тому, чтобы передать власть Борису, своему старшему сыну от брака с византийской принцессой, поэтому, чувствуя приближение смерти, держал его в Киеве. Соединение в Борисе кровей Рюриковичей и императорского дома Византии, свободное владение греческим языком и приобщенность к антично-византийскому культурному наследию обеспечивало юному княжичу высокий авторитет как на Руси, так и во всем христианском мире. Однако старшие дети Владимира не могли смириться с таким выбором, а мало любимый князем Святополк имел основания считать себя отпрыском убитого Ярополка, имевшего на киевский престол больше прав, чем незаконнорожденный Владимир.

В 1014 г. Ярослав, посаженный отцом княжить в Новгороде, отказался платить Киеву положенную дань. Фактически это означало отделение Новгородской земли от Руси. Владимир начал готовить поход против непокорного сына. «Расчищайте пути и мостите мосты», приказал он, но смерть застигла его в этих сборах. 15 июля 1015 г. он скончался в своей загородной резиденции Берестове. Его смерть послужила началом кровавой распри, победителем из которой вышел Ярослав.

Князь Владимир прославился блестящими победами и масштабным строительством. Главной же его заслугой было введение Киевской Руси в круг христианских народов, ее приобщение к высокой православной цивилизации Византии. Этим Владимир открыл новую эру в истории восточных славян и заложил прочный духовный фундамент истории Украины, России и Белоруссии. За эти заслуги церковь признала его святым и равноапостольным. А народ свое отношение к этому князю выразил в уважительном былинном прозвище — Владимир Красное Солнышко.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное о бактериях
Интересное про перевод часов
Распространенные заблуждения
Интересное про сало
Собор в Куско
Иннокентий Гизель
Винсент ван Гог
Кир II
Категория: Знаменитые украинцы | (23.03.2013)
Просмотров: 1710 | Теги: знаменитые украинцы | Рейтинг: 5.0/1