Владимир Антонович

Владимир Антонович | Умный сайт
Главная » Статьи » Знаменитые украинцы

Владимир Антонович
Владимир Антонович

     Владимиру Бонифатьевичу Антоновичу, выдающемуся историку, фольклористу, этнографу и археологу, суждено было стать организатором и вдохновителем первого массового общеукраинского, с центром в Киеве, общественно-культурного движения. При этом он стал основоположником и патриархом украинской исторической школы, из которой вышел ряд замечательных ученых, в частности М. Грушевский.

В. Антонович родился 30 января 1834 года (по другим версиям — 1830, встречаются и иные даты рождения: 6 января, 18 февраля 1834 г.) в дворянской, но безземельной семье в городке Чернобыль или же в селе Махновка (село Комсомольское Козятинского района Житомирской обл.). Среднее образование получил во Второй одесской гимназии, после чего, в 1850 году, поступил в Киевский университет святого Владимира, где учился на медицинском отделении. Окончив полный курс обучения, почти год работал врачом в Чернобыле и Бердичеве. Немного подзаработав, продолжает учебу на историко-филологическом факультете (1856 г.). С 1860 года работает в Первой киевской гимназии, а в 1863–1880 — в канцелярии генерал-губернатора, разбирая и публикуя древние городские акты.

В те годы в Киевском университете еще были свежи воспоминания о кирилло-мефодиевцах — Т. Шевченко, Н. Костомарове, П. Кулише и их единомышленниках. Среди интеллигенции города было достаточно людей, в прошлые годы близко знакомых с ними и разделяющих их взгляды. Поэтому не удивительно, что духовное формирование будущего историка происходило под влиянием идей представителей этого братства, не без романтического отношения к украинской старине.

И в молодые, и в зрелые годы В. Антонович стоял на либерально-демократических, культурно-просветительских позициях. Однако в обстановке второй половины 1850-х годов, после смерти Николая I, в атмосфере подготовки великих реформ общественное настроение, особенно в студенческой среде, быстро радикализировалось. Не только в Петербурге и Москве, но и в Харькове и Киеве на рубеже 50–60-х годов XIX века стали появляться кружки молодых революционеров. Формировалась идеология народничества, довольно аморфного и разнопланового общественно-политического течения социалистического толка.

Дворянские дети начинали ощущать «коллективную вину» своего сословия, а то и прямо своих семей, за угнетение народа, под которым понималось главным образом крестьянство. У некоторых выходцев из среды правобережной шляхты (к которой принадлежал и наш герой) это накладывалось на проблему национальной идентичности, связанную с осознанием своего украинства вопреки ополячившимся предкам, «предавшим» свой народ.

В такой атмосфере во второй половине 1850-х годов в среде киевского университетского студенчества возникает движение, получившее от его противников презрительное название «хлопоманства». Особенно негативно к нему относились польские круги, включившиеся в польское национально-освободительное движение и стремившиеся привлечь на его сторону полонизированную украинскую шляхту.

Начало самостоятельного, к тому же скорее либерального, чем революционного, украинского движения с ориентацией на романтически-народнические идеалы воспринималось польскими радикалами как раскол на общем антиимперском фронте шляхетских родов павшей Речи Посполитой, о восстановлении которой, если и не «от можа до можа», то, по крайней мере, на восток до Днепра они столь пламенно мечтали.

В такой обстановке, которая накалялась в преддверии планомерно готовившегося Польского восстания, вспыхнувшего в январе 1863 года, В. Антонович стал лидером киевских «хлопоманов», большей частью студентов-украинцев по происхождению, но из уже в нескольких поколениях польскоязычных семей. Они, зачастую идя на открытый конфликт со своими друзьями-поляками, провозгласили себя украинцами и объявили своей целью работу на благо простого народа. Друзьями и единомышленниками В. Антоновича в этом деле выступали, прежде всего, К. Михальчук, П. Житецкий и Т. Рыльский (в будущем — отец выдающегося украинского поэта Максима Рыльского).

В 1861 году сплотившиеся вокруг начинавшего историка молодые люди основали украинское культурно-просветительское общество — Киевскую громаду. Ее членами вскоре стали не только представители правобережной ополяченной шляхты и выходцы из городской, прежде всего киевской среды, но также студенты и выпускники университета св. Владимира, происходившие из дворянских семей Левобережья (бывшие в большинстве своем потомками казачьей старшины).

Среди первых активистов киевской громады, кроме названных, были и такие яркие личности, внесшие крупный вклад в развитие украинской культуры, как П. Чубинский (автор современного гимна Украины), О. Стоянов, В. Торский, В. и Е. Синегубы, Б. Познанский. Влияние громадовцев быстро росло, и в 1862 году это движение насчитывало уже более 200 членов. В конце 1861 по инициативе и под редакцией В. Антоновича было выпущено два номера рукописной газеты «Громада», что привело к неприятностям: полиция начала преследовать ее переписчиков, не без оснований обвиняя в антиправительственных настроениях. От дальнейших выпусков такой газеты пришлось отказаться.

В своей деятельности киевские громадовцы ориентировались на авторитетную украинскую «Громаду» Петербурга, созданную несколько ранее в столице съехавшимися туда после ссылки прежними кирилло-мефодиевцами — Н. Костомаровым, П. Кулишом, В. Белозерским и вскоре умершим (1861 год) Т. Шевченко. При денежной поддержке богатых украинских помещиков В. Тарновского и Г. Галагана они развернули широкую просветительскую деятельность. В частности, на протяжении 1861–1862 годов (до начала Польского восстания 1863 года) они издавали ежемесячный журнал «Основа» на украинском языке, который распространялся и в Украине, прежде всего среди громадовцев Киева.

Под их влиянием «Громады», преследовавшие аналогичные цели и в идейном отношении стоявшие на либерально-демократических позициях, начали возникать во многих украинских городах: Чернигове, Полтаве, Харькове… Здесь также разворачивалась культурно-просветительская деятельность на украинском языке, открывались народные школы, налаживалось печатание украинских книг, в особенности учебников для народных школ (начиная с составленного Т. Шевченко «Букваря» и «Граматки» П. Кулиша).

Однако в идейно-мировоззренческом отношении молодые киевские громад овцы опирались уже на иные идеи и убеждения. В отличие от своих предшественников, чье мировоззрение в 1830–1840-е годы было пропитано идеалистическим и романтическим преклонением перед духом народа, мистически окрашенным христианством и славянофильством, В. Антонович и его друзья, как и многие русские народники того времени, стояли на позициях если и не откровенного материализма, то, по крайней мере, эволюционизма и позитивизма.

В отличие от тогдашней радикальной молодежи российских городов, громадовцам не был присущ категорический материализм и революционный пыл Н. Чернышевского или воинствующий атеизм и нигилизм Д. Писарева. Однако к порядкам царской России (как до, так и после крестьянской реформы 1861 года) они относились резко критически, осуждали самодержавно-бюрократический строй и разделяли идеалы конституционализма, парламентаризма и федерализма. Они верили в социальный прогресс и неизбежную демократизацию общественной жизни, стремясь всеми силами приблизить долгожданный час свободы. Но методами его приближения они избирали не политические убийства и призывы к крестьянскому бунту, а просветительство и пропаганду научного мировоззрения.

Первые две мужские бесплатные воскресные школы в Киеве (на Подоле и в Лыбедской части города, где проживала преимущественно беднота) появились уже в 1859 году. Успеху начинания во многом пособствовала и поддержка великого хирурга Н. Пирогова, бывшего в ту пору попечителем Киевского учебного округа. Учителями в воскресных школах были в основном студенты Киевского университета, а учениками — люди в возрасте от 8 до 30 лет.

Воскресные школы имели высший и низший классы. Там учили чтению, письму и арифметике. Занятия проводились каждое воскресенье и в праздничные дни с 10 до 14 часов. В январе 1860 года была открыта первая женская воскресная школа, в августе — еще две мужские воскресные школы, а в ноябре — вторая женская. Новые школы в разных районах города В. Антоновичем и его друзьями были открыты и в следующие два года: в 1862 году в Киеве их было уже девять.

Школы послужили толчком к овладению основами грамотности молодежью из беднейших слоев городского населения. Их полезность для распространения начального образования была несомненной. Но вместе с тем они служили и центрами влияния антиправительственно настроенного студенчества на народные массы, прежде всего на своих сверстников из малообеспеченных слоев. Это хорошо понимали представители власти, в частности киевский губернатор И. Васильчиков, располагавший информацией о распространении громадовцами нелегальной литературы и их «крамольных» разговорах.

Начались придирчивые проверки благонадежности преподавателей воскресных школ с последующим отстранением их от ведения уроков. А в 1860 году по городу прокатилась первая большая волна обысков и арестов активистов демократического движения. Изымались запрещенные произведения А. Герцена, Н. Огарева, Т. Шевченко… Репрессии продолжались и в последующие годы. Но в начале 1860-х годов царские власти куда более волновал рост польского революционно-освободительного движения (одним из восточных центров которого стал Киев), чем украинское «хлопоманство».

Аресты польских радикалов, ставшие повальными с началом Польского восстания в январе 1863 года, ошеломили умеренно настроенную украинофильскую общественность города. Подобный резонанс имели и удары, нанесенные правительством общероссийскому (также представленному в Киеве рядом активистов организации «Земля и воля») радикально-демократическому подполью, в частности арест Н. Чернышевского и закрытие журнала «Современник» — рупора демократической оппозиции.

Чтобы отвести обвинения в политическом радикализме в условиях репрессий, прокатившихся по городу в 1862 году (самым нашумевшим было дело революционера подполковника А. Красовского), лидеры киевской громады во главе с В. Антоновичем в ноябре этого года сделали в городской прессе заявление, в котором решительно отмежевывались от бунтарских намерений и заверяли в преданности духу реформ, начатых правительством актом отмены крепостничества.

Это заявление отвечало действительным убеждениям большинства киевских громадовцев, не расположенных, в отличие от польских и российских радикалов, к революционным действиям. Оно провело окончательный водораздел между последними и либерально-демократическими украинофилами киевской громады. Но с началом Польского восстания 1863–1864 годов либеральный дух первых лет правления Александра II сменился реакцией и откровенно враждебным отношением царского правительства к любым проявлениям национально-культурной жизни нерусских народов империи.

Опасения относительно того, что по польскому примеру украинское культурно-образовательное движение может приобрести антиправительственные политические формы, привело к трагическому факту в истории украинской культуры — изданию 18 июля 1863 года печально известного Валуевского циркуляра — тайного распоряжения царского правительства о запрете издавать литературу на украинском языке. Этот бессмысленный указ, обернувшийся в конечном счете против империи, оттолкнул от России и противопоставил ей всю патриотическую украинскую интеллигенцию, до того времени (по инерции, тянувшейся с конца XVI в. — со времен Брестской унии) ощущавшей угрозу развитию национальной культуры более с польской, нежели с российской стороны.

Реакция, усилившаяся во время Польского восстания, свела на нет эффективную культурно-просветительскую работу «Громад» в украинских городах. Это привело к определенному кризису всего громадовского движения, его реструктурированию и изменению приоритетов работы. Трудности с публикацией на украинском языке заставляли киевских интеллигентов искать такие возможности за границей, прежде всего во Львове, где австрийские власти не ограничивали развитие культур на национальных языках. Следствием этого с 1870-х годов стало сближение между демократическими кругами Галиции и Приднепровско-Слободской Украины.

Но, несмотря на невозможность проведения широкой культурно-просветительской работы, даже в рамках воскресных школ, закрытых по распоряжению правительства к концу 1862 года, сплотившиеся вокруг В. Антоновича громадовцы сохранили свое единство и, уже в ограниченном количестве, принимали в эту почти нелегальную организацию новых членов. На рубеже 60–70-х годов XIX века в этой структуре, получившей название «Старой громады», насчитывалось менее полусотни человек. Но все они были одаренными выдающимися учеными, писателями, композиторами, чьи порядочность, талант и преданность делу были вне сомнения.

После окончания университета В. Антонович непродолжительное время учительствовал в средних учебных заведениях Киева. Параллельно, под влиянием М. Максимовича, ставшего его научным руководителем, он сосредоточивается на исследованиях в области украинской истории. Став сотрудником Киевской археографической комиссии, молодой историк обстоятельно прорабатывает архивные материалы и старинные акты. Их изучением он занимался в течение всей своей творческой жизни.

Результатом этой кропотливой работы стало 8-томное издание «Архива Юго-Западной России» (1863–1902) — собрания документов, относящихся к истории Правобережной Украины XVI–XVIII веков. В каждом из публиковавшихся томов В. Антонович помещал обстоятельные научные статьи и комментарии. За десятилетия работы с новыми, открывавшимися и обрабатывавшимися источниками, он написал множество исследовательских работ по истории казачества, гайдаматчины, крестьянства, шляхетства, мещанства, церкви и духовенства Украины.

После защиты в 1870 году магистерской диссертации «Последние времена казачества на правом берегу Днепра» В. Антонович становится доцентом Киевского университета. Защита докторской диссертации «Очерк истории Великого княжества Литовского до смерти в. кн. Ольгерда» позволила ему в 1878 году стать профессором кафедры российской истории в том же университете. При этом почти два десятилетия, с 1863 по 1882 год, Владимир Бонифатьевич работает главным редактором изданий, выпускавшихся Киевской археографической комиссией, в деятельности которой он играл ведущую роль.

Его скрупулезность и работоспособность поражают. Основными историческими работами (кроме названных, диссертационных, и многочисленных публикаций научно-популярного плана) считаются: «Исследования о казачестве…» (1863), «О происхождении шляхетских родов Юго-Западной России» (1867), «О городах в Юго-Западной России по актам 1432–1798 годов» (1870), «О крестьянах в Юго-Западной России по актам 1770–1798 годов» (1870), «О промышленности Юго-Западного края в XVIII веке» (1874), «Об унии и состоянии Православной церкви с половины XVII века до конца XVIII века» (1871), «О гайдаматчине» (1876).

Среди исследований В. Антоновича, посвященных истории Киева, следует вспомнить «Сборник материалов для исторической топографии Киева и его окрестностей» (1874), а также обстоятельную статью «Киев, его судьба и значение с XIV по XVI вв.» (1882). В эти же годы В. Антонович плодотворно работает и как этнограф. Вместе с М. Драгомановым издает двухтомник «Исторических песен малороссийского народа» (1874–1875), где самому Антоновичу принадлежат исторические примечания и комментарии.

Научную работу В. Антонович сочетал с общественной деятельностью фактического руководителя «Старой громады». Прикрытием для ее работы служили различные вполне легальные объединения и научные общества Киева, прежде всего чрезвычайно авторитетное Общество Нестора-летописца (создано по инициативе В. Антоновича, занимавшего пост его председателя в 1881–1887 годах), Юго-Западное отделение Российского географического общества (основанное в Киеве в 1873 году), Археографическая комиссия, в которых Владимир Бонифатьевич неизменно играл одну из важнейших ролей.

«Старая громада» развернула научную, литературную, художественную и просветительскую работу, поддерживая связи с родственными ей по духу украинскими «громадами» других городов (Чернигова, Полтавы, Харькова, Одессы, Петербурга), но держалась в стороне от политических акций и связей с общероссийским народовольческим движением. Убийство 1 марта 1881 Александра II, который уже принял решение о введении в России конституционной монархии, всколыхнуло всю страну. В условыях усиливающейся реакции заниматься общественной работой становылось все труднее.

Члены «Старой Громады» начали системное изучение разных аспектов и проявлений жизни украинского народа, ее истории и современного состояния, природы и производительных сил. Наиболее плодотворные исследования проводились под руководством В. Антоновича на кафедрах Киевского университета, а также в открытом в 1873 году Юго-Западном отделении Российского географического общества. Активное участие в его работе принимали историки и этнологи (М. Драгоманов, А. Лазаревский, И. Лучицкий), экономисты (Н. Зибер), правоведы (А. Кистяковский), филологи (П. Житецкий), специалист по статистике А. Русов, антрополог Ф. Вовк, выдающийся композитор, собиратель народных песен и мелодий Н. Лысенко, писатель, драматург и актер М. Старицкий и другие представители творческой интеллигенции: С. Подолинский, Г. Чубинский, П. Косач, отец великой поэтессы Леси Украинки. Свои взгляды члены «Старой громады» выражали на страницах городской периодики, прежде всего в газете «Киевский телеграф».

Постепенно среди членов организации начали зарождаться идейные расхождения между приверженцами все более разделявшихся направлений: западнического, социалистического (точнее, социал-демократического в современном европейском понимании этого слова) во главе с М. Драгомановым, и национально-культурного, сохранявшего верность идеалам либерального народничества, ведущую роль в котором продолжал играть Владимир Антонович. Намечавшийся раскол усугубился увольнением М. Драгоманова из университета (1875) и изданием в мае следующего года Эмсского указа, содержавшего полный запрет печати на украинском языке.

М. Драгоманов и ряд старогромадовцев (Н. Зибер, С. Подолинский), нацеленных на общественно-политическую борьбу, пусть и ненасильственными методами, выезжают за границу. В. Антонович остается признанным лидером «Старой громады», которая с этого времени приобретает характер сугубо научного и культурно-просветительского объединения киевских национально ориентированных интеллектуалов.

Основным печатным органом громадовцев стал журнал «Киевская старина» (издавался в 1882–1906 гг., потом на его базе был создан журнал «Украша»), при финансовой поддержке меценатов Г. Галагана и В. Симиренко.

Основателем и первым редактором этого издания был киевский либеральный историк Ф. Лебединцев. Журнал публиковал основательные статьи по украинской истории, этнографии, археологии, литературоведению, освещал жизнь и творческий путь ведущих украинских писателей и мыслителей (Г. Сковороды, И. Котляревского, Т. Шевченко). В «Киевской старине», кроме В. Антоновича, регулярно печатали свои исследования Д. Багалий, М. Драгоманов, О. Ефименко, В. Иконников, А. Крымский, А. Лазаревский, Ф. Лебединцев, И. Лучицкий, И. Франко и многие другие — практически все передовые гуманитарии Украины последней четверти XIX века. Печатались в нем и российские авторы, в частности известный писатель Н. Лесков, долгое время живший в Киеве.

К этому времени окончательно определяются идейно-мировоззренческие позиции В. Антоновича, его взгляд на характер исторического процесса. Содержанием истории, по его мнению, является не развитие государственных структур, тем более не политические перипетии, а народная жизнь во всем многообразии ее проявлений. В этом отношении В. Антонович вполне следовал тому направлению, начало которому положил Н. Костомаров. Поэтому задачей историка является изучение жизни народа в его развитии, при особом внимании к узловым моментам эволюционного пути. Подчеркивая самобытность истории, общественных и культурных форм украинского народа, В. Антонович относил начало его формирования как отдельного целого к концу XIII — началу XIV веков.

Для объяснения исторических явлений В. Антонович, вместо «народного духа» романтиков (кирилло-мефодиевцев) как субстанции исторического развития, на первый план выдвигает особенности природной среды и исторического окружения. При этом ученый внимательно относится к антропологическим, психофизическим, хозяйственным, культурно-бытовым особенностям отдельного (в частности — украинского) народа. Подобное изменение научно-мировоззренческих подходов к пониманию прошлого наблюдаем и в Германии, и в Австро-Венгрии, и в России. Эволюционистский позитивизм с выразительными чертами материализма и географического детерминизма становится господствующим в Европе.

В последний период жизни В. Антонович все больше внимания уделял археологическим исследованиям Правобережной Украины, подытоженным в таких его работах, как «Раскопки в земле древлян» (1893), «Археологическая карта Киевской губернии» (1895) и «Археологическая карта Волынской губернии» (1902). Его стараниями в Киевском университете были созданы образцовые археологический и нумизматический кабинеты. В отличие от многих тогдашних археологов, Владимир Бонифатьевич смотрел на материалы раскопок прежде всего как на источник исторической реконструкции, основу для воспроизведения хозяйства, образа жизни и быта людей давних эпох. Именно он заложил отечественную традицию исторического воссоздания древности, опираясь на взаимное дополнение письменных, археологических и антропологических материалов, как это же делал в Германии Г. Коссина.

К концу жизни научные заслуги В. Антоновича были в полной мере признаны, что, в частности, выразилось в избрании его членом-корреспондентом Российской академии наук.

В. Антоновичу принадлежит огромная роль в воспитани плеяды выдающихся украинских историков. Среди его учеников видим М. Грушевского, Д. Багалия, П. Голубовского, М. Довнар-Запольского, И. Линниченко. Одним из них был и сын Владимира Бонифатьевича, Дмитрий, ставший известным искусствоведом и культурологом, а также политическим деятелем предреволюционных и революционных лет. Его научные таланты раскрылись преимущественно в эмиграции, в Праге.

В. Антонович и его ученики (которых объединяют в «киевскую школу» историков конца XIX — начала XX вв.) заложили основы всего лучшего, что было создано в украинской исторической науке вплоть до 30-х годов XX в. При этом В. Антонович принимал участие во всех наиболее значительных общественно-культурных начинаниях и проектах тогдашнего Киева, много печатался в городских журналах, особенно в «Киевской старине». Умер В. Антонович 8 (21) марта 1908 года и похоронен в Киеве на Байковом кладбище.
Не забудьте поделиться с друзьями
Интересное про автомобили
Популярные научные мифы
Интересное о курином яйце
Интересные брачные курьезы
Казанский собор в Петербурге
Большая Ступа в Санчи
Алексей и Кирилл Разумовские
Винсент ван Гог
Категория: Знаменитые украинцы | (23.03.2013)
Просмотров: 1240 | Теги: знаменитые украинцы | Рейтинг: 5.0/2